А не запретить ли медикам свободу на труд?

А не запретить ли медикам свободу на труд?

0

Как известно, Конституция РФ гарантирует гражданам свободу труда, которая проявляется в праве свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37).

На практике оплачиваемый труд может существовать в виде как трудовых, так и гражданско-правовых отношений. В рамках трудовых отношений заключается трудовой договор, а в рамках гражданско-правовых – договор возмездного оказания услуг или иной договор, связанный с использованием личного труда (договоры подряда, авторского заказа и т.п.).

В рамках трудовых отношений работа носит постоянный характер, оплачивается сам процесс труда, работник состоит в штате работодателя и подчиняется ему. Работодатель же, со своей стороны, обязан обеспечить работнику определенные условия труда – регулярно выплачивать заработную плату не ниже установленного минимума, осуществлять социальное страхование, охрану труда и т.д. (ч. 1 ст. 15 ТК РФ).

В свою очередь, предметом гражданско-правовых отношений является и соответственно оплачивается конкретный результат труда (оказанная услуга, выполнения работа), стороны свободны и равны между собой, исполнитель не подчиняется заказчику и самостоятельно определяет порядок работы, несет риски и т.п. (п. 1 ст. 1, ст. 428 ГК РФ).

При этом и трудовое, и гражданское законодательство постулируют принципы свободы.

Абз. 2 ст. 2 ТК РФ включает в понятие свободы труда, помимо установленного Конституцией РФ смысла, также право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается.

Согласно абз. 1 п. 2 ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Из приведенных норм следует, что любой гражданин вправе самостоятельно решить, как использовать свои способности к труду – стать ли ему наемным работником или заняться предпринимательской деятельностью. Есть и третий вариант – работая по трудовому договору, время от времени брать подработку на условиях договора гражданско-правового характера.

В то же время необходимо учитывать природу фактически сложившихся отношений – заключаемый договор должен соответствовать их существу. В частности, ч. 2 ст. 15 ТК РФ прямо запрещает заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем. Если же признаки наемного труда отсутствуют, то может быть заключен договор гражданско-правового характера.

Казалось бы все очевидно, однако это так пока мы не затронем специфику сферы здравоохранения.

Кто такой медицинский работник?

На сегодняшний день большинство медицинских организаций отказываются заключать гражданско-правовые договоры с медицинскими работниками в связи с неопределенностью в толковании термина «медицинский работник», которое дано в п. 13 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ (далее – ФЗ № 323). Так, согласно указанной норме медицинским работником признается физическое лицо, которое имеет медицинское или иное образование, работает в медицинской организации и в трудовые (должностные) обязанности которого входит осуществление медицинской деятельности, либо физическое лицо, которое является индивидуальным предпринимателем, непосредственно осуществляющим медицинскую деятельность.

Применение в данной норме такого понятия, как «трудовые (должностные) обязанности» свидетельствует о том, что речь идет исключительно о трудовых отношениях. Ведь гражданско-правовой договор не предполагает исполнение трудовой функции, т.е. занятия исполнителем какой-либо должности в штате заказчика. В этой связи в профессиональном медицинском сообществе сложилось мнение, что по общему правилу физические лица вправе осуществлять медицинскую деятельность в медицинской организации только в рамках трудового договора.

Однако по факту между медицинской организацией и медицинским работником достаточно часто складываются не только трудовые отношения. Нередко возникают ситуации, когда медицинской организации, имеющей постоянный штат медицинских работников, работающих по трудовым договорам, тем не менее, требуется привлечь отдельных специалистов для разового проведения консультации или выполнения отдельных медицинских вмешательств. Например, такие ситуации возникают при разовом или условно периодическом (без заранее определенного графика) привлечении специалистов из другого города или при привлечении специалиста в сложных клинических случаях, когда доподлинно известно, что такой специалист является одним из лучших в этой области. Такие отношения нелогично и невозможно оформлять путем заключения трудовых договоров, так как они не содержат признаков трудовых отношений, установленных ТК РФ.

В тоже время немалая часть медицинских организаций без какой-либо задней мысли спокойно оформляет гражданско-правовые отношения с некоторыми медицинскими работниками.

В целях получения официальных разъяснений Факультет Медицинского Права обратился с запросами в Минздрав России и Минтруд России. Оба ведомства подтвердили сложившееся в профессиональном медицинском сообществе мнение о недопустимости гражданско-правовых отношений в рамках осуществления медицинской деятельности, несмотря на наши запросы, в которых юридически полно была обоснована наша позиция, естественно основанная как на законности гражданско-правовых отношений с медицинскими работниками, так и на их объективной необходимости. Ответы ведомств доступны для просмотра ниже:

Читайте также:  Автором тендера "Веслом по е…" на сайте госзакупок оказался обиженный сисадмин

Ответ Минздрава

Ответ Минтруда РФ

Официальная позиция Минздрава России

Минздрав России обосновывает свою позицию в числе прочего лицензионным требованием о наличии заключивших с соискателем лицензии трудовые договоры работников, имеющих среднее, высшее, послевузовское и (или) дополнительное медицинское или иное необходимое для выполнения заявленных работ (услуг) профессиональное образование и сертификат специалиста (для специалистов с медицинским образованием). Такое требование установлено пп. «д» п. 4 Положения о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково», утвержденного постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 № 291.

Однако из данной нормы отнюдь не следует, что медицинские организации не вправе заключать наряду с трудовыми договорами также и гражданско-правовые договоры с лицами, соответствующими квалификационным требованиям.

По нашему мнению, имея лицензию на осуществление медицинской деятельности и работающих на регулярной основе штатных медицинских работников, медицинские организации не могут быть лишены права привлекать отдельных (дополнительных, сверх штатных единиц) медицинских специалистов в рамках гражданско-правовых договоров в случаях, когда характер таких отношений не отвечает признакам трудовых отношений(например, в случаях привлечения врача-специалиста для разовых консультаций или выполнения отдельных медицинских вмешательств в рамках имеющейся у медицинской организации лицензии). Иной подход нарушает конституционное право на свободное предпринимательство, закрепленное ст. 34 Конституции РФ.

Интересен и примечателен тот факт, что в старом положении о лицензировании медицинской деятельности (Постановление Правительства РФ от 22.01.2007 № 30) была немного иная формулировка обсуждаемого лицензионного требования. Так законодателем были определены два законных варианта привлечения медицинских работников — наличие специалистов в штате или привлечение их на ином законном основании (к коим безусловно относятся и гражданско-правовые отношения). В новую же редакцию постановления второй вариант взаимодействия с медицинскими работниками по неясной причине не попал. Отчасти можно объяснить предпосылки таких изменений. Как известно, сфера оказания медицинских услуг относится к категории публичных правоотношений, что означает буквально то, что медицинская организация обязана оказать услуги каждому, кто к нем обратился. Таким образом, медицинская организация должна быть готова в любой момент времени оказывать обращающимся пациентам медицинские услуги, конечно исходя из перечня услуг, включенных в лицензию медицинской организации. Логично, что такая доступность медицинской помощи не может быть достигнута за счет ситуативного привлечения медицинских специалистов, основанного в большинстве своем на вызове врача под конкретную запись. Поэтому законодатель, на наш взгляд, и обязал медицинские организации обеспечить наличие штатных специалистов под заявленные в лицензии виды деятельности, что действительно весьма разумно. Однако повторимся, что лицензионное требование о наличии штатных единиц не означает, на наш взгляд, запрет привлекать других медицинских специалистов на ином законном основании. Такой запрет являлся бы, во-первых, более чем нелогичным и нарушающим право на свободный труд, а, во-вторых, он все-таки не нашел в явном виде отражения в нормативных правовых актах.

Официальная позиция Минтруд России

Минтруд России аргументирует свою позицию, исходя в первую очередь из определения термина «медицинский работник», данного статьей 2 ФЗ № 323. Напомним, что закон говорит именно о трудовых (должностных) обязанностях медицинского работника. Таким образом, Минтруд отталкивается от различий трудового и гражданско-правового договоров, и приходит к выводу, что выполнение трудовых (должностных) обязанностей подразумевает наличие именно трудовых отношений, сторонами которых являются работник и работодатель.

Примечательно, что Минздрав России категорично заявляет о невозможности осуществления деятельности медицинскими работниками в медицинских организациях на основании договоров гражданско-правового характера. В свою очередь, Минтруд России отмечает, что заключение гражданско-правого договора возможно с физическим лицом, которое является индивидуальным предпринимателем, непосредственно осуществляющим медицинскую деятельность.

Стоит отметить, что позиции о недопустимости «существования гражданско-правовых договоров на оказание медицинских услуг с лицами, не имеющими лицензии на осуществление медицинской деятельности» придерживаются некоторые должностные лица Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения.

Данный вывод, с нашей точки зрения, является ошибочным, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 69 (ч. 1 ст. 100) ФЗ № 323 право на осуществление медицинской деятельности в Российской Федерации имеют лица, получившие медицинское или иное образование в Российской Федерации в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и имеющие свидетельство об аккредитации специалиста (сертификат специалиста). Требование иметь лицензию на осуществление медицинской деятельности физическим лицам, допущенным к осуществлению медицинской деятельности, законом не установлено. Лицензию на осуществление медицинской деятельности обязана получить медицинская организация (юридическое лицо или индивидуальный предприниматель), привлекающая таких лиц к непосредственному осуществлению медицинской деятельности (п. 11 ст. 2 ФЗ № 323). Привлечение лиц, допущенных к осуществлению медицинской деятельности, может осуществляться путем заключения соответствующих договоров.

Читайте также:  "Довели до абсурда": чиновница алтайского минздрава выдумала запрет для беременных

Однако исходя из системного анализа понятийного аппарата, представленного в статье 2 ФЗ № 323 (понятий «медицинская деятельность», «медицинская помощь», «медицинская услуга», «медицинская услуга» и «медицинский работник») действительно приходится сделать вывод о том, что именно медицинский работник (а не специалист) уполномочен законодателем на оказание медицинских вмешательств в рамках медицинской деятельности, осуществляемой медицинской организацией. Получается, что быть допущенным до осуществления медицинской деятельности еще не означает право на свободный и законный труд на медицинском поприще, которое упирается в необходимость трудоустраиваться в медицинскую организацию в качестве штатного медицинского работника.

Ущемление права на труд и на свободное предпринимательство

Из всего вышеизложенного следует, что для медицинских работников свобода использования своих способностей к труду ограничена только двумя вариантами – наемный работник или индивидуальный предприниматель.

Но как тогда быть со свободой труда, гарантированной Конституцией РФ?

Конечно, в определенных случаях ограничение индивидуальных прав граждан необходимо и оправданно общественными интересами. Так, согласно абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Стоит задаться вопросом: какую цель преследовал законодатель, устанавливая ограничение свободы труда для медицинских работников? Защита основ конституционного строя, нравственности, обеспечение обороны страны и безопасности государства, очевидно, отпадают автоматически. Остается защита здоровья, прав и законных интересов других лиц.

В данной ситуации не ясно, чем может быть опасно для здоровья, прав и законных интересов граждан эпизодическое привлечение к осуществлению медицинской деятельности на условиях гражданско-правового договора лица, имеющего необходимое медицинское образование и разрешительный документ (сертификат специалиста, свидетельство об аккредитации специалиста). Гораздо опаснее, на наш взгляд, то, что такой необоснованный запрет может подтолкнуть некоторых медицинских работников к оказанию разовых медицинских услуг без всякого оформления.

Медицинский работник, желающий осуществлять медицинскую деятельность за рамками основного трудового договора, должен либо заключать трудовой договор по совместительству, либо регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя и получать лицензию. И то, и другое неоправданно, если речь идет не о систематической деятельности, а о разовых услугах.

В некоторых источниках предлагается еще один вариант решения проблемы – заключение гражданско-правового договора между медицинскими организациями, согласно которому одна из них силами своих работников обеспечивает оказание определенной медицинской услуги пациентам другой. При этом существует риск признания подобных отношений заемным трудом, который находится под запретом (ст. 56.1 ТК РФ).

Однако даже если юридически грамотно сформулировать условия такого договора и вывести его из-под определения заемного труда, данный вариант не слишком привлекателен для медицинского работника, фактически оказывающего медицинскую услугу. Ведь принимает решение о заключении договора и определяет его условия не он сам, а медицинская организация. Медицинский работник в такой ситуации лишь выполняет поручение своего работодателя и может рассчитывать разве что на небольшую доплату или премию. А на практике скорее всего и вовсе будет работать без дополнительной оплаты в рамках существующего трудового договора.

Кроме того, есть еще одна причина для снятия запрета на заключение гражданско-правовых договоров с медицинскими работниками без оформления статуса индивидуального предпринимателя.

В соответствии с п. 2 постановления Минтруда России от 30.06.2003 № 41 «Об особенностях работы по совместительству педагогических, медицинских, фармацевтических работников и работников культуры» отдельные виды работы, выполняемые медицинскими работниками, не считаются совместительством и не требуют заключения (оформления) трудового договора. В частности, к ним отнесены проведение медицинской экспертизы с разовой оплатой, а также осуществление консультирования высококвалифицированными специалистами в учреждениях и иных организациях в объеме не более 300 часов в год.

Вопрос заключается в том, каким образом оформлять выполнение таких работ. Если заключение трудового договора не требуется, то логично предположить возможность заключения гражданско-правового договора. Но это будет противоречить нормативному определению понятия «медицинский работник» в действующей редакции п. 13 ст. 2 ФЗ № 323.

Читайте также:  Фельдшер из Кузбасса прошел к больному ночью по тайге 15 километров

По нашему мнению, сложившаяся ситуация не только нарушает конституционные права граждан и организаций, но и определенно никому не выгодна: ни пациентам, ни медикам, ни медицинским организациям, ни государству.

Негативные позиции запрета договоров ГПХ с медицинскими специалистами

Рассмотрим, какие последствия влечет запрет заключать гражданско-правовые договоры с медицинскими работниками, не являющимися индивидуальными предпринимателями.

Последствия для пациента:

ограничение возможностей получения медицинских услуг у врачей, работающих в других медицинских организациях – не там, где он проходит лечение (законопослушные медики откажут в предоставлении услуг без соответствующего оформления);

трудности в защите нарушенных прав при оказании медицинских услуг без соответствующего оформления (сложно доказать сам факт оказания таких услуг).

Последствия для медицинского работника:

создание барьеров для законного увеличения дохода (для оформления подработок нужно заключать трудовой договор по совместительству или регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя и получать лицензию);

сдерживание профессионального развития (специалисты со стороны приглашаются, как правило, в наиболее сложных и нестандартных случаях, работа над которыми повышает уровень профессионального мастерства).

Последствия для медицинской организации:

ограничение возможности привлекать медицинских работников в рамках договоров гражданско-правового характера для разовых консультаций или выполнения отдельных медицинских вмешательств;

сложная система взаимодействия в случае заключения договоров с другими медицинскими организациями (принятие решения на уровне руководства, согласование условий договора, подписание сторонами, обмен экземплярами и т.п.).

Последствия для государства:

увеличение «теневого» сектора рынка медицинских услуг;

невозможность осуществления контроля за оказанием медицинских услуг без соответствующего оформления;

потери поступлений в бюджет и внебюджетные фонды (налоги, страховые взносы).

Учитывая все вышеизложенное, ООО «ФАКУЛЬТЕТ МЕДИЦИНСКОГО ПРАВА» полагает, что на сегодняшний день назрела острая необходимость внесения изменений в п. 13 ст. 2 ФЗ № 323 в части закрепления возможности осуществления медицинской деятельности на условиях гражданско-правового договора физическими лицами, не имеющими статуса индивидуального предпринимателя. Таким образом, необходимо внести изменения в определение «медицинского работника», не ограничивая его рамками исключительно трудовых отношений. Также мы полагаем, что необходимо внести изменения и в лицензионные требования, утвержденные постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 № 291, вернув прежнюю формулировку, согласно которой медицинские специалисты могли привлекаться медицинской организацией не только по трудовому договору, но и на ином законном основании.

Вероятно, во избежание злоупотреблений необходимо четко определить случаи, при которых допускается такой способ оформления отношений между медицинским работником и медицинской организацией.

Интересным на наш взгляд является тот факт, что идентичная проблема была до недавнего времени и в сфере образовательной деятельности, в виду того, что Закон об образовании предлагает по сути идентичное определение педагогического работника, загоняя его также в рамки трудовых отношений. В дополнение к этому одно из лицензионных требований, определенное Положением о лицензировании образовательной деятельности (постановление Правительства РФ от 28.10.2013 № 966), также упиралось в обязательное наличие в образовательной организации педагогических работников, привлеченных по трудовому договору. Вероятно такая формулировка аналогично создавала неприятности образовательным организациям, которые регулярно обращаются за помощью к сторонним педагогам в рамках гражданско-правовых отношений. Однако в конце 2015 года были внесены изменения в Положение о лицензировании образовательной деятельности, которые дали возможность привлекать педагогических работников как по трудовым договорам, так и на иных законных основаниях. Несмотря на сохранение неудачного определения педагогического работника в Законе об образовании, изменение лицензионного положения все-таки узаконило труд педагогических работников в рамках договоров ГПХ.

Факультет медицинского права хочет верить в скорые благоприятные изменения и в сфере здравоохранения. Публикуя данную статью, мы полагаем и верим одновременно, что она может стать неким пусковым моментом таких благих перемен. Однако скорее всего инициатива законодательных изменений поступит не со стороны Правительства России, Государственной Думы или Минздрава России, а благодаря определению Конституционного суда Российской Федерации, выстраданного отдельно взятым медицинским работником, решившимся отстаивать свое конституционное право на свободный труд.

Источник: Kormed.ru

Как сообщалось ранее, в последнее время многие российские медики лишились — полностью или частично — компенсаций за вредные условия труда: дополнительных отпусков, сокращенной рабочей недели, надбавки к зарплате. Делается это администрацией с помощью узаконенной процедуры —специальной оценки условий труда (СОУТ), заменившей аттестацию рабочих мест. Подробнее читайте: Как оспорить СОУТ и лишение компенсаций «за вредность». comments powered by HyperComments

Читайте также:

Медицинская Россия © Все права защищены. Если Вы обнаружили ошибку в тексте, сообщите нам. Выделите фрагмент текста и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Загрузка...