Фельдшер — о драматичных родах на трассе

Фельдшер — о драматичных родах на трассе

— Записал… — фельдшер выключил телефон и обернулся к водителю. — Поехали.

— Что дали-то? — из окошка между кабиной и салоном возникло любопытное личико напарницы.

— Роды дали. Сейчас поедем. Заодно посмотришь, куда тебя повезём, когда сама соберёшься.

— Мне ещё рано, — девушка засмеялась. — Мне ещё жениха сначала надо найти.

— Найдёшь, — водитель уверенно ехал по разделительной, памятуя, как в прошлом году пришлось принимать роды в машине.

Тогда фельдшер был один и припахал его в помощь, после чего водитель недели три не мог смотреть без содрогания на весь женский пол.

— Ты куда торопишься? Аккуратней, пожалуйста, — фельдшер насмешливо поглядел на друга. — Или вспомнилось что?

— Не вспомнилось. Потому что не забылось, — водитель поёжился.

— Не дрейфь. 25 лет. Роды первые. Ещё в роддоме належится, пока родит. Тем более у нас сегодня помощница.

— Бережёного Бог бережёт, — водитель упорно продолжал распугивать участников движения «крякалкой».

— О чём это вы там треплетесь? — любопытное существо в синей скоропомощной форме опять открыло стекло окошка. — Мне тут скучно. Я наушники даже забыла. Так бы хоть музыку послушала.

— Сиди спокойно, неспокойное дитя. А то заставлю карточки писать, как в прошлый раз.

Читайте также:  В Петербурге "скорая" протаранила жилой дом: водитель погиб

— Не буду. Я и так в прошлую смену все карты писала. Теперь ваша очередь.

— Бунт? — фельдшер изобразил на лице негодование. — Будем внедрять в воспитательный процесс дедовщину. Знаешь, что такое дедовщина?

— Да откуда ей знать-то? — водитель свернул во дворы. — Сейчас пацаны-то не знают, что это такое. А ты от неё хочешь правильный ответ получить. Всё. Приехали. Подъезд справа. Выметайтесь.

***

— Когда воды отошли? А чего ждала столько времени? Наблюдалась? Заболеваний нет? Предлежание головное? Уже хорошо, что всё хорошо. Сумка собрана? Документы, телефон, обменная карта? Всё взяла? Тогда пулей…

***

Машина, подвывая себе для храбрости сиреной, опять вылезла на разделительную.

— Так чего ждала-то? Что само пройдёт?

— Не знаю, — будущая мама выглядела растерянной. — Хотела сначала мужа дождаться.

— Муж в курсе, что ты в роддом едешь?

— Да. Позвонила. Ой, — девушка заохала. — Опять схватки!

— Да нет, милая, — фельдшер внимательно посмотрел на рожающую. — Это уже не схватки. Это потуги.

Он открыл окошко в кабину.

— Сергеич! Не доедем мы. Найди, где приткнуться. Рожать будем.

— Шо? Опять? — водитель вырулил со встречки на обочину и остановил машину. — Я больше не хочу.

Читайте также:  Минстрой планирует запретить медучреждениям заниматься похоронным бизнесом

— Сиди уж, — фельдшер закрыл окно и кинул напарнице стерильные перчатки. — Надевай! Сейчас начнётся.

Минут через пять машину огласил громкий крик новорождённого.

— Сюда смотри! Кто родился?

— Мальчик, — мама облегчённо дышала.

После необходимых манипуляций новорождённый был укутан в стерильную простынь и одеяло.

— Я! Я повезу! — напарница бережно приняла живой кулёк у фельдшера. Тот не возражал.

— Давай, давай. Привыкай. Пригодится.

***

До роддома ехали ещё минут пятнадцать.

— Что везём? — вопрос во всех приёмных отделениях независимо от профиля медучереждения всегда звучал одинаково.

— 39 недель. Роды. Первые, — фельдшер позволил себе подержать интригу.

— Ну, так заводи. Чего мнёшься, как в первый раз? И давай поживее, у меня смена заканчивается, а вы всё везёте. Девушка! — через приоткрытую дверь акушерка не глядя обратилась к поступившей. — Как переоденетесь, ложитесь на кушетку. Будем сердце у ребёночка слушать.

— К чему такие трудности? — фельдшер пропустил в кабинет напарницу с ребёнком на руках. — Бери и слушай, пока мамаша переодевается.

— Шо? Опять? — акушерка приняла ребёнка и начала распелёнывать. — Вот тебе везёт. Водитель-то в порядке? Или опять будет у нас в ванной час тошнить? Лена! — крикнула она в коридор. — Мамой пока займись!

Читайте также:  Микрохирург – о том, как в России восстанавливают конечности детям

Подоспевшая сменщица увела новоиспечённую маму в соседний бокс.

— Опа! А это что такое?

Фельдшер с напарницей подошли к пеленальному столу. Кожа ребёнка была смуглой, совсем смуглой, несмотря на европейские черты лица.

— Это… как? — у напарницы испуг мгновенно перешёл в удивление. — Он же белым был?

— Это как-то вот так, — фельдшер посмотрел на напарницу, потом на акушерку.

Акушерка приоткрыла смежную в соседний бокс дверь.

— Мамаша! А у вас муж… он кто?

— Преподаватель. В институте биохимию преподаёт.

— Да я не про это. Он по национальности кто?

— Рус… ский, — женщина внезапно побледнела.

— Вопросов больше не имею, — акушерка запеленала ребёнка и взяла его на руки. — Ладно. Я в отделение пошла.

***

— А что теперь будет? — любопытство било мощным фонтаном.

— Я почём знаю? — фельдшер был невозмутим. — Это уже их проблемы.

К месту вспомнился старый анекдот.

— Не мы же его засветили, пока везли…

Автор: Дмитрий Беляков, L!FE

comments powered by HyperComments

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.