Беседы с психиатром: о «Наполеонах», «заражении» шизофренией и микрочипах в голове

Беседы с психиатром: о «Наполеонах», «заражении» шизофренией и микрочипах в голове

Мы узнали у психотерапевта Глеба Поспелова, можно ли заразиться шизофренией, как часто сходят с ума сами врачи, постоянно работая с больными, а также о том, как живут нынешние «Наполеоны». 

— Глеб Юрьевич, есть мнение, что, согласно термину «шизофреногенная мать», существует особый тип поведения матери, который может вызвать у ребенка развитие шизофрении. Также есть понятие индуцированного бреда – когда один человек под влиянием другого «заражается» сумасшествием. Это действительно так?

— Что касается «шизофреногенной» матери, это определение из психотерапии — несколько натянутое, условное. Шизофренией нельзя заболеть в результате неправильного поведения того или иного человека, родственника. Внешнее воздействие может привести к декомпенсации, т.е. обострению уже имеющейся психопатологии,  к невротическим нарушениям, но причиной шизофрении быть не может. Шизофрения, как правило, детерминирована генетической предрасположенностью, причем у больных родителей могут быть здоровые дети и наоборот. Специально довести здорового ребенка до шизофрении невозможно.

А индуцированный бред – это реально. Ситуация, когда члены семьи перенимают идеи больного человека, с которым длительное время проживают вместе, не редкость. Особенно в случаях, когда болен глава семьи. Психически родичи совершенно здоровы, но, не ведая, что человек болен, и постоянно находясь под влиянием его бредовых идеей и аргументов, начинают их ретранслировать. Если убрать индуктора, человек избавляется от наваждения.

— А с индуктором что делать?

— Лечить. Простыми словами больного человека разубедить невозможно. Это аксиома психиатрии. Мы все, будучи студентами, пробовали это делать, но безуспешно. Пациент выкручивается, находит новые и новые обоснования бредовой концепции. Здоровые же люди в какой-то момент начинают понимать, что находятся под влиянием обстоятельств и поддаются разубеждению.

— Это касается тех людей, которые утверждают, что видели НЛО?

— Такие люди делятся на две категории – те, которые лгут и те, которые ошибаются. Первые, как правило, хотят привлечь внимание, а вместе с ним и материальную выгоду: найти спонсора, получить гранты на исследования. Вторые же добросовестно заблуждаются. То есть они действительно что-то видели в небе, но неправильно это трактовали. Я сам видел странный объект, который висел в небе на одном месте, а потом внезапно исчез. Это точно не было ни атмосферным явлением, ни спутником или отсоединившейся частью ракеты, которые я тоже видел. Но возможно, это был метеозонд или что-то другое, о чем я не в курсе. Людей, утверждавших, что они не только видели НЛО, но и общались с пришельцами, я в своей практике не встречал. Но помню случай с необычной фабулой бреда: пациент утверждал, что мой коллега (начальник, кстати!) на самом деле не врач, а инопланетянин, трансформировавшийся в человека, чтобы тайно проникнуть в наше сообщество. 

— У вас очень своеобразный контингент больных. Не повышает ли это риск развития психических болезней у самих врачей?

— Психиатры заболевают психическими болезнями не чаще, чем другие люди. В связи с определенными условиями труда, у нас есть ряд льгот. Одна из них – удлиненный отпуск в 63 дня, который помогает восстановиться, нормализовать эмоциональный фон. Часто психиатры сами себя ловят на невротических состояниях, и лечатся самостоятельно. Тот, кому становится трудно выдерживать специфическую атмосферу этой отрасли, могут переквалифицироваться в рамках своей специальности на другой тип деятельности, варианты есть.

Читайте также:  Петербургская полиция выявила просроченные лекарства для онкобольных на 130 млн руб.

— Чаще болеют женщины или мужчины?

— Если речь идет о шизофрении, то болеют одинаково. Другое дело, что болезнь протекает по-разному. У женщин приступы случаются более острые, с яркой симптоматикой. Но они, нередко, выходят из них в лучшем состоянии, чем мужчины. Улучшение может быть стабильным, качественным, а болезнь не откладывать отпечаток на личность. У мужчин течение заболевания менее благоприятное.

— Стоит ли обращать внимание на социально-культурный контекст в постановке психиатрического диагноза?

— Условно, да. Психиатрия полна феноменов, и есть определенная взаимосвязь между формированием бреда и исторической эпохой, к которой принадлежит индивид. Тенденции времени нередко прослеживаются в бредовых переживаниях больного. Например, в 90-е годы, когда началось повальное увлечение ясновидением и гипнозом, в бредовые идеи наших пациентов были включены лица, часто показываемые по телевизору. Кому-то отдавал команды Кашпировский, кто-то считал, что заболел из-за Алана Чумака и «неправильно заряженной» им воды. По старым историям болезни можно отследить период, когда в тренде у больных были люди из КГБ. Они за ними следили, отдавали приказы, облучали, встраивали в головы микрочипы. Сейчас их место заняли сотрудники ФСБ. Так же сталкивался со случаями, когда в бред был вплетен Владимир Путин и члены его семьи. В любую эпоху лидеры стран и народов могут найти отражение в психотических переживаниях душевнобольных людей.   

— Это как раз те случаи, когда человек считает себя Наполеоном?

— Не совсем так. Во времена правления Наполеона его фигура, конечно, могла быть включена в фабулу бреда. Ведь он был невероятно популярен! Но больные, которые мнят себя конкретными историческими персонажами, скорее, герои анекдотов. Бред бывает разным, в психиатрии он систематизирован по группам, и есть бред величия, который связан с переоценкой больным собственных качеств. При подобном симптоме человек, как правило, не называет себя Наполеоном или Путиным, однако считает, что от него зависят судьбы людей, он может их лечить, совершать важные открытия, не спать неделями. Последнее действительно случается: такие больные могут быть активными в течение нескольких дней кряду. В состоянии ажитации они испытывают колоссальный подъем сил, но их труд непродуктивен, а действия хаотичны. Они могут, например, играть на пианино, через 10 минут бросаются рисовать, потом читать стихи  — и бегут дальше. Их деятельность откровенна нелепа, нецеленаправленна. В моей практике был больной, который заявлял о «гениальном» открытии в сфере строительства и показал схемы домов из сетки-рабицы. Другой больной с маниакальным бредом, имея каноническую иконописную внешность с окладистой бородкой, считал себя Богом и уверял, что может исцелять людей.

Читайте также:  СМИ: В Севастополе растёт смертность от онкопатологий, а тяжелобольные могут остаться без помощи

— Такие люди абсолютно бесполезны для общества?

— Скажем так, пользу в общечеловеческом масштабе приносят абсолютно разные люди. Больные в том числе. Люди с шизофренией при своевременном лечении могут быть адаптированы к социуму, работать, иметь полноценную семью. А есть психически здоровые личности, которые ведут паразитический и асоциальный образ жизни. Мы не вправе осуждать больных, а вот здоровые паразиты- социальная проблема.

— Действительно ли психические болезни «помолодели»? Или появилась тенденция, когда молодые люди считают модным иметь какую-либо психопатологию?

Среди молодых людей определенного склада это было модно всегда. Им свойственно желание выделиться, некое позерство, демонстративное поведение. На самом деле с точки зрения биологии это вполне объяснимо. Чтобы сохранить выживаемость вида необходимо привлекать внимание, демонстрировать свои лучшие черты: самцы птиц, например, часто отличаются более ярким оперением, громким голосом, чем самки, львы – густой гривой, агрессивностью к конкуренту. Поскольку молодые люди имеют много ярких эмоций, но не обладают достаточным жизненным опытом и иногда, к сожалению, умом, некоторых из них желание доминировать проявляют так же ярко и в абсурдных формах. В телевизоре и интернете таких субъектов – пруд пруди! По-настоящему больной человек не будет стремиться выставить свое душевное расстройство напоказ, если обладает хоть толикой критики. За 16 лет моей практики я не заметил, чтобы психические болезни «помолодели». Разве что улучшилась диагностика заболеваний и некоторые из них можно диагностировать с ранних лет.

— Так же в последнее время стала модной психосоматика. Дескать, имеешь кожные заболевания – ты закрыт для этого мира, болеешь бронхиальной астмой – у тебя много невыговоренных слов, ты не хочешь жить полной жизнью, болит сердце – тебя не любят родители и так далее.

— Это какие-то мистические интерпретации: либо плод творчества душевнобольных, либо парамедицинских шарлатанов. Есть психосоматическая медицина, которая рассматривает болезнь как взаимодействие психологических и биологических факторов, приводящих к соматическим расстройствам. Допустим, есть соматизированные депрессии, когда человек, будучи клинически здоровым, жалуется на боли разной локализации, которые не могут исцелить врачи, тем самым затрудняя постановку психиатрического диагноза. Есть психотерапия и психоанализ, где допускается возможность интрапсихических конфликтов, влияющих на соматику. Но всему есть предел, между этими явлениями нельзя устанавливать прямую связь. Сердце болит не потому, что отец в детстве игрушку отнял или мама порола. Человек формируется не в один день и не всегда одно негативное воспоминание играет ключевую роль в развитии психики.

Читайте также:  «Премированием медицинских работников должен заниматься сам трудовой коллектив»

— А как дела в психиатрии обстоят с нозоцентризмом? В нашей стране считается, что здоровых людей нет, есть недообследованные, и если обратиться к врачу, то какую-нибудь патологию обязательно найдут.

— К психиатрам обращаются не только с проблемами, но и в ряде других случаев: диспансеризации, медкомиссия в военкомате, при получении водительских прав или  справки на оружие. Если патологий не выявлено, то в заключении будет написано «психически здоров». Другое дело, что быть формально здоровым недостаточно. Для службы в армии, например, не очень подходят люди с пометкой «интеллектуально примитивная личность». Они не страдают аномалиями психики, не имеют умственной отсталости в рамках МКБ-10 и в целом полноценны. Главный критерий данного обозначения – недостаточность интеллектуального развития, запаса знаний и социальных навыков. Такие люди плохо учились в школе, посредственно  читают и пишут, обладают узким кругозором и довольно примитивными интересами. Причина – в педагогической запущенности, отсутствии мотивации к учёбе, иногда – в культурных особенностях среды, где эти люди росли. Но они вполне могут вести полноценную жизнь в условиях, где такие знания не слишком нужны, где требования ниже среднего; могут заниматься физическим, низкоквалифицированным трудом. Их можно научить всему – при необходимости и желании. Вот только доверять им оружие опасно и незачем отправлять в войска. К нозоцентризму это никак не относится.

Хуже, когда бывает наоборот: приходит человек с жалобой на «депрессию» и желанием, чтобы его «загипнотизировали» и все прошло. У него уже есть установка на лечение и разного рода психотерапию, о которой он начитался в интернете. Я же вижу, что он здоров, его лишь отличает инфантильность, психологическая незрелость, примитивизм мышления; замещение реальных знаний – банальной эрудицией, начётничеством. Фактически его лечить не от чего, болезни нет. Самое сложное в этом случае — объяснить человеку, что он здоров, не нуждается в терапии. Какой уж тут нозоцентризм, увольте!

Предыдущие беседы с психиатром: Часть 1 , Часть 2.

Автор: Виктория Фёдорова, журналист, medrussia.org

Читайте также: Вся правда о психиатрическом «учёте»

comments powered by HyperComments

Виктория Федорова © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.