“Оперировать в таких условиях неприемлемо”: российский кардиохирург уехал из страны

“Оперировать в таких условиях неприемлемо”: российский кардиохирург уехал из страны

0
0
“Оперировать в таких условиях неприемлемо”: российский кардиохирург уехал из страны

Заведующий детским кардиохирургическим отделением 38-летний Алексей Ильин ушел из Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии (ФЦССХ) в Красноярске. Причина такого решения — несогласие с позицией и решениями руководителя медучреждения. Говорит, теперь придется уезжать из страны, так как «специальность у нас узкая». 

«За пациента непосредственную ответственность несет хирург. И я не могу подвергать своего пациента дополнительным рискам, — объясняет врач. — А мне говорят: кардиоплегических канюль нет. Но ты так сделай, чем-нибудь другим. Это дикость, это уровень ЦРБ. Оперировать в таких условиях, увеличивая риски инфицирования маленьких пациентов, считаю неприемлемым, опасным и противоречащим принципам кардиохирургической школы любой клиники, любой страны!» – пишет “Новая Газета”.

В конце прошлого года у Ильина состоялся серьезный разговор с главврачом кардиоцентра Валерием Саковичем, после которого врач ушел в отпуск. Тогда не решили – с последующим увольнением или нет. Когда же кардиохирург вышел на работу, он обнаружил, что в больнице нет одноразовых халатов, перчаток, канюль.  «Снова сажусь писать служебную записку. Главврач меня вызывает: либо оперируй в тех условиях, что есть, либо…».

В настоящее время Ильин пытается найти работу. За спиной специалиста две большие школы — новосибирская клиника Мешалкина и интернатура в кардиохирургии Мичиганского университета, «все, что знаю и умею, — благодаря им».

Коммерческий проект

Ведущие врачи кардиоцентра публично высказывались о проблемах еще в 2013 году. Тогда медики просили руководство страны и минздрава навести порядок в медучреждении, где даже одноразовые изделия медицинского назначения (ИМН) подвергают многократной рестерилизации. Кроме того, доктора приводили примеры серьезных осложнений из-за того, что в кардиоцентре не было необходимого медоборудования, запаса донорской крови и расходного материала. И это при плановой работе и полном финансировании потребностей ФЦССХ напрямую из федерального бюджета.

Кроме того, как стало известно из документов, переданных “Новой” кардиохирургом, д.м.н Андреем Марченко, центр в Красноярске рассматривается как коммерческий проект, где за каждым пациентом стоит четверть миллиона рублей. По словам врача, с себестоимостью лечения можно играть, применяя тактику лечения в пользу экономически выгодных, дешевых операций и задвигая подальше операции на открытом сердце — финансово невыгодные, сложные.

К слову, проблемы в медучреждении так и не решились. А в краевом Заксобрании решили, что заявления врачей «инспирированы Госдепом».

Из кардиоцентра, как говорит Ильин, ушло очень много хороших специалистов – больше 10. А главврач так и остался на своем месте.

Проблемы

Читайте также:  Российские учёные разработали экспресс-метод обнаружения опасных молекул в лекарствах

По словам детского кардиохирурга, проблемы с расходниками – это полбеды. Оборудования в детском отделении и детской реанимации износились на 100%, диагностическое вышло из строя – аппарат мультиспиральной компьютерной томографии не работает несколько месяцев. «Хирург в операционной остался без глаз: интраоперационный эхокардиографический контроль у маленьких пациентов до 3,5 кг невозможен. Внутрь сердца нам не заглянуть. Новорожденных оперируем, не контролируя ситуацию, вслепую, на свой страх и риск».

Нет автошприцев для выхаживания детей после операций, отсосов в операционной, ультрафиолетовых ламп для лечения гипербилирубинемии у новорожденных,острый недостаток в медучреждении реанимационных столов с обогревом – «новорожденные в отделении лежат под одеялами, чтобы не замерзли».

При всем этом говорить о том, что у кардиоцентра нет денег – нелепо. Годовой объем финансирования таких центров – около 1,5 млрд рублей Из них на зарплату уходит не более 25%. Как расходуется оставшаяся часть средств – непонятно. Зачем-то, по словам доктора, в прошлом году в уже имеющимся четырем, центр купил два аппарата искусственного кровообращения для взрослых пациентов.  «Зачем столько, если объем открытых операций всего 900? Почему такие решения, а это более 50 млн рублей, принимаются узким кругом без обсуждения?».

«Знаете, врачи детского отделения за последний год пять раз ездили на допросы к следователям — это к вопросу об ответственности доктора перед маленьким пациентом и его родителями. А финансирование нашего отделения осуществляется по остаточному принципу, «дойдет и до вас очередь!» — так мне говорили. Ну и как работать?», – возмущается Ильин.

Но и это еще не все. Врач называет проблемой всех отделений санэпидрежим. В центре все еще отсутствует необходимое число дозаторов для обработки рук, одноразовых халатов в операционной, а иногда и одноразовых наборов для обработки операционного поля.

«Кому-то это покажется мелочью или, наоборот, избыточной мерой, но только не тем, кто видел вспышки тяжелых инфекционных осложнений и гибель пациентов от них. Отсутствует собственная бактериологическая лаборатория. Кардиоцентр не в состоянии отслеживать занесение микрофлоры извне и ее качество. Санэпидконтроль при этом был значительно ослаблен, так как количество смывов было уменьшено с целью экономии средств!».

Правда или ложь?

Читайте также:  Инстаблогер с поддельными дипломами советовала подписчикам лечиться американскими БАДами

Главврач кардиоцентра Сакович прокомментировал высказывания Ильина – все опровергает. Говорит, текучести кадров нет, а детский кардиохирург уволился по собственному желанию, сославшись на семейные обстоятельства.

«Ильин не принимал участия в хирургическом лечении детей с ВПС с 1 января 2018 года. За это время хирургическая активность в отделении не снизилась, выполняются сложные вмешательства, в т.ч. у новорожденных, гибридные, повторные и этапные операции», – сказал главврач.

Кроме того, по его словам, финансирование детской кардиохирургии осуществляется в полном объеме, а медучреждение выполняет пять тысяч высокотехнологичных медопераций, детских квот — 300. Также он отмечает, что служебные записки Ильина удовлетворялись «в срочном порядке».

Сакович подчеркивает, что медучреждение оснащено всем необходимым, согласно проектной документации. А амортизационный износ оборудования, по его словам, не влияет на его способность выполнять свои функции.

«Отсутствие необходимого числа дозаторов для обработки рук — откровенная фальсификация. Санправилами «разрешено к использованию многоразовое стерильное хирургическое белье, в т.ч. халаты, операционные наборы и т.д. Наличие одноразовых халатов желательно, но не обязательно. Центр обеспечен одноразовыми стерильными халатами, перчатками, масками, шапочками. Повторного использования одноразовых медицинских изделий в учреждении не допускается. Все необходимые медицинские изделия для всех отделений учреждения закупаются в достаточном количестве», – говорит он.

Также Сакович ответил на вопрос, почему пост замглавврача по экономическим вопросам занимает Надежда Ворсина, в 2014 году получившая 2,5 года условно за злоупотребление должностными полномочиями в госуниверситете и растраты вверенного имущества (ущерб насчитывали в 46 млн. рублей). По его словам, Ворсина, «является высококвалифицированным и ответственным сотрудником. В 2015 году постановлением суда судимость снята. Наличие/отсутствие судимости не является критерием, препятствующим для назначения на указанную в запросе должность».

Остались без врача

Читайте также:  «Это необходимо»: Главный нарколог Минздрава – о возвращении вытрезвителей

Между тем, родители детей, которых спас Ильин, пытаются бороться за врача, привлекая общественность. Недавно они создали группу в соцсетях в поддержку кардиохирурга, и в нее вступили уже сотни людей.

В кардиоцентре это заметили и опубликовали на сайте объявление: «Уважаемые пациенты! Будьте внимательны, не поддавайтесь на провокации, чтобы не стать жертвами тех, кто за ваш счет пытается реализовать свои нечистые помыслы!».

«Сотни детей Сибирского федокруга в надежде на Ильина остались без квалифицированной помощи. Аналогичного врача в нашем округе нет и не будет. В итоге Алексей Сергеевич нигде не работает, а мамочки объединились в группу, чтобы дать возможность ему спасать жизни детей», – объясняет одна из матерей ребенка, спасенного Ильиным.

Стоит добавить, что когда в медучреждении начались проверки, подпись Ильина стояла первой в письме в защиту Саковича в 2013-м. Он полагал, что хирургу следует оперировать, а не воевать.

«Я и сейчас не воюю, — говорит Ильин. — За мной тогда были люди — приехавшие со мной из Новосибирска анестезиологи, к тому времени собрал в Красноярске команду, готовую работать, и мы только начали что-то делать. И мы для красноярской медицины сделали много, другой вопрос, что теперь не можем обеспечить лечение необходимого качества, постоянно откатываемся назад».

В итоге, уникальный детский кардиохирург Алексей Ильин уехал из России. Как, впрочем, и многие другие специалисты узкого профиля. Кто в этом виноват и где искать справедливость – неясно. Зато ясно, почему в каждом регионе дефицит кадров – система выдавливает врачей. 

Как сообщалось ранее, хирург-онколог Андрей Павленко, которому поставили диагноз рак желудка третьей стадии, в интервью блогеру Илье Варламову рассказал об особенностях и проблемах лечения в России. Подробнее читайте: Заболевший раком онколог заявил, что в России невозможно вылечиться без связей и денег

Медицинская Россия © Все права защищены. Если ты врач, подпишись на нашу группу в социальной сети для врачей "Доктор на работе".

Добавить комментарий