Адвокат: По части морали во врачебном сообществе накопились немалые проблемы

Адвокат: По части морали во врачебном сообществе накопились немалые проблемы

Известный петербургский адвокат, к.ю.н., член Всемирной ассоциации медицинского права (WAML) Кира Астахова уверена, что действующую систему уголовной и административной ответственности для врачей менять не следует, передаёт Доктор Питер

«Напомню, глава Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль призвал вывести определение ответственности врача за медицинские ошибки из компетенции следственных органов, прокуратуры и суда. По мнению доктора Рошаля, в случае возникновения конфликта с пациентом, ответственность врача и его право на продолжение профессиональной деятельности должны определяться самими врачами, читай: самоуправляющимися медицинскими организациями. По сути доктор Рошаль предлагает отменить государственный контроль врачебной деятельности и заменить его корпоративным. При этом адвокаты по медицинским делам, выступающие на стороне пострадавших пациентов, бездоказательно обвинены в чрезмерной агрессии и желании обогатиться за счет врачей и медицинских учреждений.

В итоге развернулась дискуссия о состоятельности собственно уголовной и гражданской ответственности медицинских работников за ошибки, приводящие к тяжелым последствиям для пациентов», — рассказала эксперт.

Она добавила, что имеет большой опыт в медицинских делах и с точки зрения правовых норм ответственность врачей в стране сейчас обеспечена при условии добросовестного применения установленных правовых норм всеми сторонами спора по делу о некачественном оказании медицинской помощи.

Адвокат – о предложении Рошаля

За нарушение установленных правил и стандартов врач может быть привлечен к дисциплинарной ответственности руководством медицинского учреждения, а по решению суда — привлечен к гражданской или уголовной ответственности. Предложение доктора Рошаля об отстранении органов государственной власти от участия в оценке ответственности врача за допущенные ошибки под предлогом, что такие оценки весьма сложны и их могут дать только сами врачи, на мой взгляд, неприемлемо.

Читайте также:  "Врачи как лебедь, рак и щука - ставят пациенту разные диагнозы и по-разному лечат"

Во-первых, в судебной практике оценка ответственности врача и так обязательно базируется на заключении только медицинских специалистов и экспертов. Врачи и сейчас никак не отстранены от таких оценок и, более того, выступая в суде в качестве специалистов и экспертов, несут уголовную ответственность за их достоверность и объективность. (Решению суда о привлечении к уголовной ответственности конкретного врача или к гражданской ответственности медицинского учреждения обязательно предшествует судебно-медицинская экспертиза, выполняемая только в специализированных экспертных организациях. Экспертизу в них проводят только имеющие медицинское образование.)

Во-вторых, оценка действия или бездействия врача в конкретной конфликтной ситуации часто требует специальных исследований, для выполнения которых врачебное сообщество просто не имеет сил, средств и времени. Соответствующими возможностями располагают только экспертные организации, следственные органы, прокуратура, суд, наконец. Поэтому обеспечить всесторонне обоснованную оценку деятельности врача самоуправляющиеся организации никак не смогут.

В-третьих, решение самоуправляющейся общественной организации, например, Национальной медицинской палаты, по любому конкретному делу о врачебной ошибке вполне возможно и сейчас. Решение в пользу врача, действия которого оспариваются, будет, конечно, признано этим врачом. В случае если решение будет не пользу врача, он скорее всего, обратится опять-таки в суд, требуя пересмотреть нежелательное ему решение. Все вернется на круги своя. Получается, что без суда и не туда и не сюда.

Читайте также:  Минздрав поддержал идею компенсации россиянам денег за спортзалы

То есть предложение доктора Рошаля при, несомненно, самых добрых намерениях, объективно направлено против достаточно продуманной в стране системы правил разрешения медицинских споров. Реализация этого предложения может обернуться и против самих врачей. Так кардинально менять установившиеся правила нет необходимости.

Чтобы ошибку не прикрывали подлогом

Адвокат отметил, что, учитывая род деятельности, врач может ошибиться при исполнении своей работы. Но когда медицинская ошибка, да еще с тяжелейшими последствиями возникает вследствие некомпетентности врача или пренебрежения им уже давно отработанными методами и приемами лечения, естественно, возникает вопрос о персональной ответственности.

«В ситуации исследования медицинской ошибки раскрывается не только компетенция врача, но и его моральный облик. К сожалению, по части морали во врачебном сообществе накопились немалые проблемы, о которых доктор Рошаль, рассматривая организацию ответственности, ничего не сказал. Между тем, в половине дел, которые я веду, приходится сталкиваться с подделкой (подлогом) медицинских документов, чтобы нивелировать последствия допущенных ошибок», — рассказала адвокат.

«Сталкиваясь с фактами циничных подлогов, равнодушием врачей к жертвам своей некомпетентной работы, я всякий раз сожалею, что в нашей стране нет практики персонального лицензирования врачей. За подлог медицинских документов лицензию на ведение медицинской деятельности можно было бы отбирать. Причем пожизненно», — добавила эксперт.

Чтобы оценить ошибку, нужна здоровая экспертиза качества.

Есть и сравнительно быстро действующие средства. Среди них — улучшение качества независимой медицинской экспертизы, поскольку судебное решение в норме основывается именно на нем. Сегодня к качеству экспертных заключений много вопросов, уверена Кира Астахова.

Читайте также:  Первый замглавы ФСИН выступил в поддержку замещающей терапии для наркоманов

Во-первых, в перечне экспертных организаций, заключения которых принимают суды, есть учреждения не совсем открытые и понятные. Качество экспертиз из таких учреждений неприятно удивляет.

Во-вторых, экспертные организации, как правило, привлекают сторонних экспертов из местных медицинских учреждений. Нередко эти медицинские учреждения и работающие в них врачи — ответчики по судебным делам, экспертизы для которых ими же и выполняются.

«Проблема аффилированных лиц, выступающих одновременно в статусе врачей медицинских учреждений и статусе врачей экспертных учреждений, существует. Её нерешенность оказывает самое сильное влияние на объективность экспертных заключений. На мой взгляд, даже большее, чем коррупция», — добавила специалист.

В-третьих, экспертные учреждения до появления потока массовых судебных исков по медицинским ошибкам, не привлекали к себе пристального внимания соответствующих органов государственной власти. Поэтому здесь распространены факты коррупции, предвзятого и безответственного выполнения экспертиз.

«Быстрое оздоровление системы экспертных учреждений, восстановление и поддержание в них ответственности врачей-специалистов — непременное условие честного и справедливого разрешения в судах многочисленных споров по медицинским ошибкам, благодаря которым и врач, и пациент получают высокую вероятность справедливого судебного решения», — заключила адвокат.

Как сообщалось ранее, Нацмедпалата совместно со Следственным комитетом занимаются разработкой новых уголовных статей о ятрогенных преступлениях, которые планируется добавить в Уголовный кодекс России. Подробнее читайте: Медицинский адвокат: Введением врачебных статей в УК следком облегчает себе работу.

comments powered by HyperComments

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.