Странности дела водителя “скорой”, попавшего в ДТП в Татарстане

Странности дела водителя “скорой”, попавшего в ДТП в Татарстане

7 сентября Бугульминский городской суд прекратил уголовное дело в отношении водителя неотложки Рената Хайбуллина, признанного виновником ДТП 1 декабря 2016 года, передаёт “Idel.Реалии“.

В целом ситуация оказалась слишком неоднозначной. Даже опрошенные на финальном заседании эксперты —​ один от обвинения, другой от защиты —​ пришли к диаметрально противоположным выводам. Судье всё же удалось принять решение.

ЭКСПЕРТ ОБВИНЕНИЯ

Это судебное заседание, состоявшееся 7 сентября, дважды откладывалось в связи с отсутствием свидетеля, которого хотела допросить защита. Владислав Николаев, старший преподаватель кафедры специальных дисциплин филиала ВИПК МВД России в Набережных Челнах не был свидетелем самого происшествия, но он преподает ПДД. И во многом на его выводах, которые он сделал во время опроса следователем, выстроено обвинительное заключение.

Логика в них проста: раз произошло ДТП с неотложкой, которая ехала на запрещающий сигнал светофора, значит, ей не уступили дорогу, а водитель “скорой”, продолжая движения, не убедился в обратном.

— Кто отступает от ПДД, тот должен обеспечить безопасность дорожного движения, — заявил Николаев в ответ на вопрос адвоката Хайбуллина — Зили Королевой.

Водитель же джипа Toyota Hilux, по его словам, обязан был руководствоваться пунктом 3.2 Правил “при условии, что он видит и имеет возможность остановиться и уступить дорогу данному транспортному средству” (п. 3.2 ПДД: “При приближении транспортного средства с включенным проблесковым маячком синего цвета и специальным звуковым сигналом водители обязаны уступить дорогу для обеспечения беспрепятственного проезда указанного транспортного средства — прим. ред.).

— Имеет место факт нарушения пунктов 10.1 и 3.2 ПДД (согласно п.10.1 ПДД скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения Правил; при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до полной остановки — прим. ред.). Нарушение этих пунктов водителем Toyata находится в прямой причинной связи с наступившим последствием? — интересовалась Королева.

— Если вы докажете, что он видел и имел техническую возможность остановиться, тогда вопросов нет. В любом случае приоритет транспортного средства с включенными проблесковыми маячками и спецзвуковым сигналом наступает только при условии, что второй участник имеет возможность остановиться и уступить ему дорогу. Имеет возможность и видит ситуацию.

— Если по какой-то причине водитель не услышал спецзвуковой сигнал, даёт ли ему это право не выполнять пункт 3.2?

— Конечно, не дает права не выполнять. Но если он не услышал, значит, не имел возможности среагировать на эту опасность, соответственно, у него не было возможности остановиться, чтобы уступить ему дорогу. Приоритет транспортного средства наступает только при условии, что он может обеспечить безопасность дорожного движения, безопасность других участников дорожного движения.

— Хотя обязанности у всех одинаковые?

— Обязанности у всех одинаковые, но тот, кто отступает [от требований ПДД], тот обеспечивает безопасность.

С места поднялся потерпевший — бывший врач скорой помощи Валерий Фадеев.

Читайте также:  Прокуратура занимается ульяновским Минздравом из-за нехватки лекарств

— В обвинительном заключении было написано, что он (водитель автомобиля скорой помощи — “Idel.Реалии”) не убедился в том, что ему уступают дорогу. Критерий убежденности вы можете назвать?

— В избежании дорожно-транспортного происшествия.

ЭКСПЕРТ ЗАЩИТЫ

С трактовкой пунктов 3.1 и 3.2 ПДД, изложенной преподавателем, категорически не согласен эксперт Сергей Устинов из казанского ООО “Центр судебных экспертиз”, который был привлечен защитой (в своем заключении специалист пришел к выводу, что у водителя Toyota Hilux была техническая возможность избежать столкновения с неотложкой).

— В пункте 3.1 водителю предоставляется право преимущественного проезда (в п. 3.1 ПДД говорится, что водители транспортных средств с включенными проблесковым маячком синего цвета и специальным звуковым сигналом, могут воспользоваться приоритетом, только убедившись, что им уступают дорогу — “Idel.Реалии”). <…> Это право у водителя автомобиля [скорой помощи] Fiat Ducato было, и он вправе им либо воспользоваться, либо нет.

Что касается обязанности уступить дорогу, то, как считает эксперт, исходя из пункта 3.2 ПДД, она является безусловной. Никаких “при условии” в ПДД нет.

Видимость в момент столкновения была хорошей и составляла, как следует из результатов следственного эксперимента, 45 метров. Однако следов торможения автомобиля Toyota Hilux зафиксировано не было.

— То есть, в данной ситуации водитель автомобиля Toyota Hilux, приближаясь к перекрестку, имел возможность лицезреть, видеть — ничего не закрывало видимость — автомобиль Fiat Ducato, но не прибегнул к торможению. Здесь у нас, как минимум, несоответствие действий водителя пункту 10.1 и пункту 3.2.

По мнению эксперта, в случае безукоризненного выполнения требований данных пунктов ПДД водителем Toyota Hilux — то есть уступи он дорогу “скорой” либо прибегни он к торможению — столкновение бы не произошло. Значит, делает вывод Устинов, несоблюдение этих пунктов явилось причиной ДТП.

— Следствием установлено, что водитель [Toyota Hilux] был в состоянии обнаружить автомобиль со спецсигналами. По какой причине он его видел или не видел — здесь правила не регламентируют. Была возможность обнаружить, значит, должен был обнаружить, потому что водитель — лицо, которое допущено к управлению средством повышенной опасности, в данном случае — автомобилем.

Устинов добавляет: тот факт, что водитель джипа не слышал звук сирены из-за громкой музыки в салоне, не может служить ему оправданием.

Что касается “скорой”, то спецсигналы — и световой, и звуковой — у неё были включены, как того требует пункт 3.1 ПДД. Но на сто процентов контролировать ситуацию водитель Fiat Ducato не мог, предполагает эксперт, из-за стоявшего на правой полосе перед светофором УАЗа-“буханки”, закрывшего ему на некоторое время обзор. В этот промежуток водитель неотложки мог не видеть приближающийся джип, в то время как обзору водителя Toyota Hilux ничто не мешало (габариты “скорой” больше, чем у УАЗа, соответственно проблесковые маячки, даже когда она проезжала за “буханкой” были видны).

— По-вашему, однозначна ли вина моего подзащитного в данном ДТП? — спросила адвокат.

Читайте также:  В Новосибирске врач «скорой» сломал шлагбаум, чтобы попасть к пациенту

— Неоднозначна. Я скажу так: если бы не было автомобиля УАЗ, который закрывал обзорность автомобилю [скорой помощи], то была бы обоюдная вина. Потому что тогда получается, что оба, видя друг друга, не предприняли никаких действий.

ЧТО ЗНАЧИТ “УБЕДИЛСЯ”?

В спор с Устиновым вступил судья Тагир Журавлев.

— Исходим из того, что в какой-то момент УАЗик закрывал обзорность водителю скорой помощи. В этом случае можно ли утверждать, что водитель автомашины скорой помощи не в полной мере убедился, что его пропускают?

Получить ответ сразу не удалось, поэтому Журавлев стал выяснять у эксперта, что подразумевается под фразой “убедился, что его пропускают”.

— В ПДД такой термин как “убедился” отсутствует.

— А что вы подразумеваете под словом “убедился”?

— Лично я, как водитель со стажем, понимаю так: обозреть ситуацию слева, справа, убедиться в отсутствии приближающихся транспортных средств, то есть что мне не мешают.

— То есть нет аварийной ситуации? Вас видят…

— Ваша честь! Я не знаю, видит он меня… Из опыта моего вождения — я каждый день за рулем: у нас каждый третий едет и в телефоне сидит. Я не могу за него сказать, видит он меня или нет. Поэтому термин “убедившись, что”…

— Вы сами себе противоречите. Вы всё равно смотрите и видите, что человек читает.

— Когда он пересек траекторию моего движения и я чудом прибегнул к торможению вплоть до экстренного, пропустив его, ситуация уже разрешилась. Уже всё — момент столкновения я избежал. В этот момент мне просто любопытно, чем занят водитель этого транспортного средства (у меня приоритет движения, допустим, был). Поэтому, видимо, и нет в ПДД чёткого толкования, как я должен убедиться. Наверное, ни одна автошкола не трактует, все убеждаются по-разному.

На секунду задумавшись, Устинов продолжил мысль.

— Смотрите, ваша честь, в чем заключается. Приближаясь к перекрестку, я, как водитель, посмотрел на полосу, которую я первой пересекаю — скажем, налево, далее посмотрел направо — и продолжаю движение. То есть я посмотрел, убедился — вроде бы никого нет. Но это разные вещи: я посмотрел — я ведь убеждаюсь, но в какой-то момент что-то перекрыло [обзорность] — проезжающий автомобиль на каком-то перекрестке. Но я ведь добросовестно смотрю, я пытаюсь убедиться, но мне что-то помешало убедиться. Просто в силу движения — все в доли секунды происходит. Получается, сказать, что я не убедился, как опытный водитель — это неправда. Я убеждался как мог. А то, что из этого получилось, что в результате помехи мои действия привели к столкновению, это меня тоже, конечно, не облагораживает, но…

— Но вы под красный свет не едете.

Судья удивлялся: как так, почему водитель Toyota Hilux должен был видеть “скорою” с расстояния 45 метров, а когда водитель неотложки утверждает, что не видел джип — при отличной-то видимости, “все успокаиваются”. Хотя с линии светофора, когда водителю Fiat Ducato УАЗ-“буханка” обзор уже не закрывал, до места столкновения еще оставалось 22 метра.

Читайте также:  Глава ставропольского СК призвал строже преследовать врачей

Журавлев неоднократно в ходе дискуссии возвращался к этим 22 метрам от светофора, правда, не очень понятно почему. В ходе одной из автотехнических экспертиз было установлено, что остановочный путь автомобиля Fiat Ducato, двигавшегося со скоростью 50 км/ч (со слов), составлял 32 метра. Следовательно на меньшем расстоянии избежать столкновения уже было невозможно, даже если бы Хайбуллин заметил угрозу.

Впрочем, водитель “скорой” утверждает, что не видел приближавшийся джип ни при подъезде к перекрестку, ни при въезде на него, а заметил, лишь когда уже завершал маневр.

“НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮТ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОПАСНОСТИ”

В прениях помощник бугульминского прокурора Елена Садыкова просила суда признать Рената Хайбуллина виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 264 Уголовного кодекса РФ, то есть — в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Однако гособвинитель, можно сказать, проявила гуманность. В связи с наличием смягчающих обстоятельств (состояние здоровья, нахождением на иждивении ребенка) и положительными характеристиками подсудимого Садыкова просила суд назначить ему наказание в виде ограничения свободы сроком на восемь месяцев.

Защита настаивала на отсутствии в действиях Хайбуллина события преступления. Суд же не нашел в них состава.

С учетом того, что Хайбуллин выполнял неотложное служебное задание, мнения потерпевшего (Фадеев не считает водителя скорой виновным), отсутствием в материалах дела доказательств того, что деяние причинило существенный вред охраняемым законом общественным отношениям, суд пришел к выводу, что действия Хайбуллина, “хотя формально и содержат признаки преступления, предусмотренного частью 1 статьи 264 УК РФ, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности и не являются преступлением”.

В связи с этим судья Журавлев в удовлетворении требований гособвинителю отказал, прекратив уголовное дело, и признал за Хайбуллиным право на реабилитацию.

Однако в своем постановлении он сделал однозначный вывод о том, что виновником ДТП был водитель “скорой”.

Тот-де, намереваясь проехать перекресток на запрещающий движение красный сигнал светофора, не обеспечил безопасность движения, не предпринял мер снижения скорости для безопасного проезда перекрестка, а также обозначения своего автомобиля на проезжей части для обеспечения возможности уступить ему дорогу другим участникам дорожного движения, не убедился в том, что ему уступают дорогу, а самонадеянно рассчитывая на предотвращение общественно опасных последствий своих действий, необоснованно воспользовался приоритетом…

“Хайбуллин проявил преступное легкомыслие и грубо нарушил требования пунктов 1.3, 1.5, 3.1, 6.2, 6.13, 13.3 [ПДД] и дорожного знака 6.16 “Стоп-линия”, которые состоят в прямой причинной связи с наступившими последствиями”, — заключил судья.

Как сообщалось ранее, о том, как героическое спасение жизни молодого человека вышло боком водителю машины скорой помощи. Подробнее читайте: СМИ: в Татарстане водитель «скорой» может лишиться свободы из-за ДТП.

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.