«Для молодых пациентов, не обременённых другими болезнями, пересадка сердца – конечная стадия лечения»

«Для молодых пациентов, не обременённых другими болезнями, пересадка сердца – конечная стадия лечения»

С начала текущего года специалисты Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова пересадили 150 сердец, передаёт ТАСС.

В 2016 году было всего проведено 132 операции, а в 2017 – 161.

По этому показателю медучреждение является лидером не только в России, но и в мире, что подтверждает статистика Международной ассоциации трансплантации сердца и легких. В прошлом году в центре сделали тысячную операцию по пересадке донорского сердца.

Весной 2017 года исполнилось 30 лет со дня первой в России успешной трансплантации сердца, которую провел академик Валерий Шумаков (в честь него назван Национальный медицинский исследовательский центр). В 1987 году здесь сделали семь операций, в 1988 году – уже 14, а потом начался период стагнации вплоть до полной приостановки работы вследствие дефицита органов (1993-1994 годы). Рост количества операций по пересадке сердца начался с 2006 года.

Пересадка сердца

За каждой успешной операцией стоит спасенная жизнь. У 32-летнего бейсболиста Артема началась одышка, а позже ему поставили диагноз “кардиомиопатия”. Нужна была срочная трансплантация сердца. Артему повезло: подходящий орган появился через две недели. Операцию провели в Центре трансплантологии имени Шумакова.

“Я на тот момент ничего о трансплантологии не знал, мне это казалось фантастикой. Физически я никак не ощущаю, что у меня другое сердце, ну, может, иногда большие нагрузки сложно переносить. Врачи мне советовали: “У тебя сердце не чужое, оно твое! Чтобы сердце лучше прижилось, надо думать, что оно твое”, – говорит Артем.

После операции он быстро восстановил физическую форму, через год вернулся в спорт, а уже через два года попал в сборную России по бейсболу. Вместе с командой Артем участвовал в нескольких международных соревнованиях и вошел в десятку лучших европейских игроков в бейсбол.

Читайте также:  В России предложили создать службу защиты прав пациентов психбольниц

И он далеко не единственный профессиональный спортсмен, кому помогла трансплантация. В команде Артема, например, играет человек, которому в 2007 году пересадили почку.

“К пересадке сердца пациенты приходят в разном состоянии здоровья. Когда болезнь развивается долго, хронически, то к трансплантации человек приходит глубоким инвалидом. У таких людей трансплантация является лишь началом вылечивания болезней, которые они приобрели за время развития заболевания сердца. В большинстве случаев при лечении таких пациентов удается добиться полной реабилитации, – отмечает директор Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени академика Шумакова, главный трансплантолог Минздрава России Сергей Готье. – Но, когда речь идет о молодых людях, которые не были обременены другими болезнями и поражениями других органов, трансплантация сердца является для них конечной точкой на пути к выздоровлению. Если еще 10 лет назад об этом даже и говорить не могли, то сейчас это повседневная практика. Пациентов с пересаженным сердцем только в нашем центре более 1000”.

Одновременная трансплантация сердца и легких 

Операции по одновременной пересадке сердца и легких в мире проводятся редко. Показанием к трансплантации является терминальная болезнь легких, оказывающая пагубное влияние и на сердце. Такое заболевание – тяжелая легочная гипертензия, при которой повышается артериальное давление крови в сосудах легких, – диагностировали у 28-летней Елены. При малейшей нагрузке девушка задыхалась и теряла сознание. Осенью 2011 года в Центре имени Шумакова ей пересадили сердечно-легочный комплекс. По данным Минздрава, это была первая в России успешная трансплантация одновременно сердца и легких.

Операция, по словам трансплантолога Сергея Готье, оказалась не очень сложной и прошла штатно. Она длилась четыре часа. Уже через 12 часов Елена могла дышать самостоятельно. Сейчас девушка живет с семьей в родном Оренбурге, воспитывает дочь и периодически приезжает в Центр на плановое обследование.

Читайте также:  Минздрав: Цены на ЖНВЛП могут увеличится только на уровень инфляции

Родственная трансплантация правой доли печени

Первую успешную трансплантацию печени в нашей стране сделали в Российском научном центре хирургии им. академика Петровского 14 февраля 1990 года. Следующим важным достижением в мировой и отечественной трансплантологии стала пересадка правой доли печени от живого родственного донора – в ноябре 1997 года. Операцию провел Сергей Готье.

В восемь лет Алексею из подмосковного города Александрова поставили диагноз “опухоль брюшной полости”, а еще позже – “цирроз печени”. В медицинском заключении говорилось, что, если не сделать трансплантацию, мальчик не проживет и года. Алешу направили в Москву в Российский научный центр хирургии им. академика Петровского, где тогда работал Сергей Готье.

“20 лет назад не было ни государственных квот, ни благотворительных фондов. Но мы ничего не платили за лечение. Когда Сергей Владимирович Готье сказал, что готов нас прооперировать, я спросила: “А сколько это будет стоить?” На что он пошутил: “А что, у вас много денег?” Я смутилась и сказала, что в том-то и дело, что денег нет. Готье ответил уже серьезно: “И не думайте об этом, есть вещи поважнее”, – вспоминает мама мальчика Валентина.

В Центре хирургии провели тщательное обследование на совместимость мамы как донора и сына как реципиента и через полгода осуществили первую в мире родственную пересадку правой доли печени. До этого у прижизненного донора фрагмента печени брали меньшую часть – левый латеральный сектор.

Через несколько лет у Алексея начались почечные проблемы из-за принимаемых лекарств, и в 2014 году пришлось сделать еще одну операцию. Валентина стала для сына еще и донором почки.

Читайте также:  Орловские врачи: Из профсоюза мы вышли, поскольку структура эта “бессмысленная и нерабочая”

Сейчас у Алексея и у его мамы все хорошо, он работает программистом, она – маляром.

Сплит-трансплантации печени

Здоровую печень от умершего донора можно разделить и пересадить двум пациентам. Сплит-трансплантация имеет большое значение для спасения жизни детей, которые не могут воспользоваться органом родственного донора.

11-летняя Настя из дагестанского города Кизляра с двухлетнего возраста наблюдается из-за поликистоза почек, который возник в результате внутриутробной мутации. Сначала планировалась пересадка почки, а затем понадобилась и пересадка печени. Мать как донор не подошла. В конце июля 2018 года в Центре имени Шумакова девочке сделали трансплантацию почки и части печени от умершего взрослого донора. Вторую часть печени пересадили мальчику из чеченского Гудермеса Ибрагиму, у которого диагностировали тирозинемию – врожденное генетическое заболевание. Это была одна из первых в России операций для двоих детей – сделан полный сплит, когда орган разделили на две равные половины. Обычно трансплантант печени делят на большую часть – для взрослого пациента, и меньшую – для маленьких детей.

Трансплантолог Сергей Готье поясняет, что несколько лет назад детям проводились в основном родственные трансплантации, и когда не было подходящих по здоровью и анатомии родственных доноров, то ребенок попадал в критическую ситуацию. Сейчас, если болезнь у ребенка резко прогрессирует, трансплантологи могут рассчитывать на возможность получения органа от умершего донора.

Как сообщалось ранее, в России необходимо проводить в 10 раз больше операций по трансплантации почек, чем делается сейчас. Подробнее читайте: «Отказом от посмертного донорства каждый россиянин приговаривает к смерти минимум пять человек».

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.