«Анорексия даёт иллюзию силы воли, но победить ей саму болезнь невозможно»

«Анорексия даёт иллюзию силы воли, но победить ей саму болезнь невозможно»

0
0
«Анорексия даёт иллюзию силы воли, но победить ей саму болезнь невозможно»

«Для человека с анорексией важен не сам вес, а его ежедневная потеря. Поэтому заболевший не успокаивается, даже достигнув отметки 35 кг».  Клинический психолог, краткосрочный стратегический и парадоксальный терапевт, основатель и руководитель проекта Trevogam.net Анна Сенина рассказала «Медицинской России» о причинах роста заболеваемости анорексией, её разновидностях, опасности и методах лечения.

Анорексия давно перестала быть экзотическим недугом из мира моделей, подиумов и глянцевых журналов. В России с ней сталкивается множество обычных семей, и тенденции к снижению роста заболеваемости пока не наблюдается.

При этом у анорексии, утверждают психологи, существуют предвестники, распознав которые можно предотвратить развитие опасной болезни.

«Анорексия начинается как болезнь дезадаптации, – рассказывает Анна Сенина. – А дезадаптацию, как у ребенка, так и у себя, можно заметить раньше, чем это перейдет в стадию болезни. Главным признаком любого болезненного с психологической точки зрения поведения является действие ради действия, без конкретных выгод. Например, здоровый вариант поведения: хорошо учиться по определенным предметам, чтобы поступить в конкретный вуз. Невротический вариант – быть отличницей ради того, чтобы быть отличницей. В случае с анорексией, которая представляет собой расстройство пищевого поведения, речь идёт о худобе ради худобы».

Мысль, что худоба необходима, чтобы быть красивой (или красивым), нравиться другим людям или  перестать быть объектом насмешек – это лишь заблуждение как самого заболевающего человека, так и его родных:

«При нормальном желании похудеть у человека должны быть адекватные внешние критерии результата. Желание носить какие-то фасоны одежды. Иметь фигуру, как у какой-то конкретной девушки (не аноректика). Влезть в какие-то конкретные джинсы. А желание похудеть, чтобы был именно вес ради веса – болезненное решение, и это первая ласточка.  Предвестником анорексии может стать и банальное, на первый взгляд, решение вести подчеркнуто здоровый образ жизни в еде и спорте. Причём это выступает как самоценность, без каких-либо конкретных выгод».

Кто в группе риска и почему?

В группе риска, рассказывает Анна Сенина, чаще всего оказываются девочки-подростки, но заболеть могут и мальчики. Пик заболеваемости приходится на возраст от 12 до 16 лет:

«Можно рассмотреть 4 проблемы подростков, не справившись с которыми, они могут заболеть анорексией. Во-первых, это зацикленность на успехах (анорексия отличниц и спортсменов). Во-вторых, скандалы и угроза развода в семье (жертвенная анорексия, демонстративная анорексия). Пункт три – невыносимые эмоциональные нагрузки или повышенная эмоциональная чувствительность (абстинентная анорексия). Кроме того, причиной заболевания могут стать отвержение и проблемы в отношениях».

От анорексии, поясняет Анна Сенина, не застрахованы и взрослые люди:

«Это, как правило, представители третьего пункта – люди, переживающие невыносимые эмоциональные нагрузки или эмоционально лабильные, либо же подросшие отличницы».

Заболев анорексией, человек теряет связь с реальностью и попадает в замкнутый круг собственных иллюзий:

«Вес становится для аноректика мерилом успеха. Человеку кажется, что если он успешен в снижении веса, то он успешен вообще. А в современном мире пропагандируется успешность, как единственное, за что можно себя уважать. Но это далеко не единственная вторичная выгода, которую даёт голодание. Оно позволяет контролировать эмоции, подавляет их. При длительном голодании человек добивается эмоциональной анестезии, становится нечувствительным к острым проблемам, как бы переключая все свое внимание на контроль пищевого поведения. В больших городах вопрос снижения чувствительности очень актуален – эмоциональное давление на людей здесь очень велико, оно нередко приводит к стрессам и депрессиям. Это характеристики нашего времени».

Читайте также:  Медики взбунтовались из-за нового главврача

От депрессий, поясняет Анна Сенина, на время спасает и эйфорическое состояние: при длительном голодании в организме человека выделяются «внутренние наркотики». Кроме того, голодание, с точки зрения заболевшего человека, помогает ему тренировать силу воли:

«Голодание требует обуздания своих желаний. Психика так устроена, что успех в подавлении желаний в одной сфере помогает обуздать свои желания и в других сферах, и они не будут мешать двигаться к успеху (например, к золотой медали или успехам в спорте). Это даёт иллюзию развития силы воли. При этом победить усилием воли саму анорексию, поясняет Анна Сенина, невозможно:

«Это как победить зубную боль или остановить галлюцинации. Это не в наших силах. Самоизлечение возможно, но не силой воли, а благодаря случайному нахождению более удачной жизненной стратегии в той сфере, где не удавалось стать счастливым».

«Бич современных подростков – одиночество»

Ещё одна беда современного человека, говорит Анна Сенина, – ощущение одиночества, от которого больше всего страдают жители больших городов:

«Люди в больших городах ощущают, что должны обладать чем-то невероятным, чтобы их приняли, чтобы быть с кем-то заодно. А статус аноректика позволяет приобщиться к сообществу таких же людей, присоединиться к ним, найти таким способом тёплое окружение».

Поиск понимания и душевного окружения приводит подростков в особые сообщества. На просторах интернета встречается большое количество групп, где люди совместно достигают заветных килограммов. Анорексию в таких группах называют «богиней Аной», булимию – «Мией», а друг друга – бабочками. Количество участников достигает нескольких сотен тысяч. При этом проблема никак не решается, сообщества открыты для всех желающих.

«Я считаю, что такие группы нужно блокировать, – говорит Анна Сенина. – Это не менее опасно, чем «Синий кит», потому что бич современных подростков – одиночество. Подросткам внушается, что нужно чем-то выделяться, чтобы тебя приняли. Нужно быть таким или другим. Успешным или красивым. Группы страдающих анорексией говорят: чтобы мы тебя приняли, тебе нужно лишь стараться худеть. Многие подростки начинают себя ограничивать в еде просто, чтобы обрести друзей. А потом впадают в зависимость от этого».

Анорексия, рассказывает Анна Сенина, привлекает внимание к человеку. Это становится особенно нужным, когда он не может решить какие-то проблемы самостоятельно:

«Бешеный ритм работы не позволяет родителям быть внимательными ко всем проблемам детей, а бешеный ритм учебы не позволяет детям успевать справляться с постоянно меняющимися задачами и реагировать на свои же эмоции. Нагрузки, требования общества приводят к подавлению внутренних конфликтов и проблем, откладыванию их на потом».

Бывает и так, что внимание, которое получает заболевший подросток, позволяет ему отвлечь родителей от их скандалов, объединить против общего врага – болезни. В результате появляется иллюзия сплочения семьи. Этот вид анорексии, поясняет Анна Сенина, несовременен и встречается всё реже.

Иллюзия контроля жизни через контроль питания

Ещё одна вторичная выгода, которую позволяет получить анорексия, – иллюзия контроля над собой и своей жизнью.

Читайте также:  Россия не готова к эвтаназии

«Она нужна, потому что в современном мире всё меняется слишком быстро, у людей возникает ощущение бесконтрольности происходящего, – говорит Анна Сенина. – Но на самом деле страдающие анорексией не контролируют свою жизнь. Они пытаются создать у себя иллюзию контроля через контроль питания. Либо пытаются взять под контроль поведение других людей (при жертвенной и демонстративной анорексии)».

В погоне за иллюзорными выгодами заболевший анорексией человек не замечает явного вреда, который наносит организму голодание:

«При анорексии люди голодают не тотально, а едят очень маленькое количество еды. Кроме того, они часто принимают витамины. Поэтому патологические процессы происходят не так быстро, как при полном голодании. И всё же они неизбежны. Сначала голодание дает приятный эффект – очищение от шлаков. Человек чувствует себя лучше и решает, что голодание полезно. Но потом организм ощущает нехватку питательных веществ и энергии. Главной задачей нашего организма становится выживание. В первую очередь – спасение нервной системы. Ради этого включается режим самопоедания. Отключается репродуктивная система. В расход идет не только жир, но и мышцы, в том числе, сердечная мышца. Падает иммунитет, что приводит к появлению самых разных заболеваний. Происходит разбалансировка и сбои во всех системах организма.

В психике в это время тоже происходят патологические процессы.  Изменяется восприятие – практически до галлюцинаций, поэтому заболевшие не обманывают, если говорят, что видят себя «жирными». Развивается зависимость от снижения веса: важным становится не сам вес, а его ежедневная потеря. Поэтому заболевший не успокаивается, даже достигнув 35 кг. Чем дольше человек болеет, тем больше он дезадаптируется, и тем страшнее ему выздоравливать и возвращаться к жизни, так как все процессы и отношения в ней уже связаны с постоянным похудением. Притупляются чувства, как негативные, так и позитивные. Человек зацикливается на еде. Может появиться эйфория, а затем депрессия. Ломаются механизмы силы воли, регуляции эмоций, самоконтроля, и в этом случае анорексия сменяется булимией с очистительными процедурами (вомитингом). Особенно опасно для высших психических функций слишком длительное голодание, которое приводит к нарушениям функционирования головного мозга вплоть до органического психоза».

Анорексия «тянет» за собой другие расстройства

Состояние заболевшего зачастую усугубляется злоупотреблением антидепрессантами, а также слабительными и мочегонными препаратами, которые, по мнению аноректика, позволяют ему быстрее и эффективнее добиться желаемого результата – снижения веса:

«Слабительные и мочегонные препараты, в первую очередь, обезвоживают организм, что приводит ко всем проблемам обезвоживания: нарушается водно-солевой баланс, перегружаются почки и ЖКТ, что в свою очередь влияет на все остальные системы организма.  Антидепрессанты при бесконтрольном применении дают расстройства нервной системы и рикошетную депрессию».

Анорексия, поясняет Анна Сенина, является для заболевшего способом приспособиться к окружающей среде. Если это помогает адаптироваться к обстоятельствам, то схема закрепляется, и человек может долго страдать анорексией. Если же этот способ адаптации перестает помогать или цена этой помощи становится слишком высока, то одно заболевание сменяется другим:

«После анорексии может развиться другое расстройство. Это совсем не обязательно булимия. Всё зависит от типа анорексии. Абстинентная анорексия, как ни странно, нередко осложняется обсессивно-компульсивным расстройством, или практикой самоповреждения. Жертвенная и демонстративная анорексия также может «переродиться» в проблему самоповреждения. Демонстративная часто перерастает в вомитинг, но нестойкий. Анорексия отличниц и спортсменов может перерасти в вомитинг или маятниковую булимию».

Читайте также:  "Кто согласится пойти к нам, когда кругом частные медцентры?"

Механизмы всех этих заболеваний довольно существенно отличаются друг от друга, поясняет Анна Сенина:

«Булимия сама по себе – это поедание чрезмерного количества пищи как много раз за день, так и за один присест. Булимия вызывает повышение веса. Если этого не просиходит, то речь идёт либо о маятниковой булимии, когда человек то голодает, то объедается, либо о вомитинге. В нашем мире сейчас, можно сказать, эпидемия вомитинга. Дело в том, что вомитинг, начавшись как способ получать удовольствие от еды без последствий, через год практики обязательно переходит в самостоятельное расстройство, цель которого – получение удовольствия от вызова рвоты, даже если человек отрицает это.  Вомитинг становится отдельным видом расстройства, структурированным особым образом. При затянувшемся вомитинге снижается сексуальное влечение и падает интерес к ранее приятным для людей видам времяпрепровождения. Ради вомитинга люди отказываются от походов в кино, общения с друзьями и так далее. Сам процесс вомитинга приносит эйфорию и сброс дневного напряжения.

Да, люди, практикующие вомитинг, обнаруживают, скорее, анорексичную динамику в пищевом поведении, но она постепенно отходит на второй план».

Лечение расстройств пищевого поведения

К счастью, расстройства пищевого поведения успешно лечатся, говорит Анна Сенина. Самое главное – начать лечение в тот период, когда в организме и психике не начали происходить необратимые нарушения:

«Идеальный процесс лечения выглядит как знакомство заболевающего с психологом по работе с пищевыми расстройствами. Если речь идёт о подростке, работа происходит отдельно с подростком, отдельно с семьей. Параллельно привлекаются врачи соответствующих специальностей, для девочек чаще всего гинеколог. И подростку, и семье даются специальные указания и упражнения, которые сконструированы так, чтобы подростку они подходили. Главной ошибкой является стремление заставить заболевшего есть и уговоры набрать вес. Это приводит к ухудшению при всех типах анорексии».

В большинстве случаев, рассказывает Анна Сенина, подростки не хотят лечиться. Тогда процесс лечения происходит опосредовано, через родителей, которые становятся со-терапевтами:

«Психолог разрабатывает специальные упражнения, подбирает поведенческие задания родителям, слова и фразы, которые позволяют добиться улучшения даже без приглашения подростка на встречу с психологом. Это называется непрямым вмешательством. Обычно через некоторое время подросток, слыша необходимые слова и фразы, соглашается встретиться с психологом.

После разблокировки нарушенного пищевого поведения с человеком необходимо работать еще полгода, чтобы решить те проблемы, которые привели к анорексии, а также ради профилактики булимии и вомитинга.  В тяжелых стадиях истощения подростка направляют в клинику. Но иногда лучше, если это будет психиатрическая больница, а не специализированная клиника. В специализированных клиниках велик риск обрести подруг или друзей. И тогда ради того, чтобы быть принятым и избежать одиночества, подросток только ухудшает свое пищевое поведение».

Как сообщалось ранее, глава департамента медицинской помощи детям и родовспоможения Минздрава Елена Байбарина в рамках Глобальной конференции по медико-санитарной помощи, проходящей в Астане 25-26 октября, озвучила тревожные цифры: около 8% подростков страдают ожирением, а 12% имеют избыточный вес. Подробнее читайте: Минздрав: 20% подростков испытывают проблемы с весом тела.

Loading...

Медицинская Россия © Все права защищены.

Добавить комментарий