“Чтобы сельская медицина выжила, нужно менять финансирование и сокращать площади, а не койки”

“Чтобы сельская медицина выжила, нужно менять финансирование и сокращать площади, а не койки”

0
“Чтобы сельская медицина выжила, нужно менять финансирование и сокращать площади, а не койки”

Медицина на селе медленно умирает, происходит централизация медицинской помощи. Выстраивание системы здравоохранения в несколько уровней, это вполне логичная цепочка, которая помогает качественно оказать необходимую медицинскую помощь.

Конечно, в каждой деревне не нужно строить перинатальный центр, и не потому, что это экономически не выгодно, а потому, что врачи, работающие в нем, не смогут сохранить свой профессионализм. Но в каждой деревне и каждому жителю должна быть доступна «элементарная» медицинская помощь. Как же это сделать? Открыть ФАП в каждом населенном пункте, пусть даже на 10 человек. Потратить приличную сумму бюджетных денег, а потом ежемесячно платить за коммуналку и другие расходы, еще обязательно! подвести к ФАПу интернет. Это тупиковый путь для сельской медицины. Жителям нужно не просто присутствие медицинского сотрудника, а медицинская помощь. И ее можно вполне качественно обеспечить выездными бригадами, передвижными диагностическими комплексами, хорошей транспортной доступностью и обеспечением доезда скорой в установленные сроки. Тогда не придется лет через 5-10 смотреть на опустевшую, без жителей деревню и разваленный в ней ФАП, который был сдан в рамках очередного национального проекта.

В целом в малых городах и селах здравоохранению живётся не просто. Что связано прежде всего с непродуманной системой финансирования. Не может ЦРБ обеспечивать свои расходы в системе ОМС, особенно с советским наследием в виде огромного количества полупустующих зданий, когда на 1200 квадратных метров располагается 35 круглосуточных коек. К сожалению, чиновникам кажется, что необходимо просто сократить койки и больница не будет в долгах. Это является абсолютно не верным путем, правильно – отказаться от лишних площадей (а не коек) и развернуть стационар не в 2х-3х корпусах, а в одном здании. Вроде все просто – перенесли койки, сдали не нужные здания с баланса. Но проблема в том, что для переноса коек, операционных, реанимаций, диагностических служб и т.д. необходим капитальный ремонт, а его учреждения, финансируемые из ФОМС, не имеют права делать, и, если больница в долгах, даже текущий ремонт становится проблемой. Вот и получается замкнутый круг, выживают те больницы, которые смогли получить бюджетное финансирование на ремонт и уплотниться.

Читайте также:  Увольнявшуюся из-за агрессивных пациентов тверского врача уговорили остаться

Дополнительно, во многих регионах, уровневая маршрутизация пациентов выстроена только по некоторым нозологиям (как правило, сосудистая патология, сочетанные травмы, кардиопатология, акушерство). А поскольку за летальностью сейчас очень тщательно следят, и каждая больница старается снизить ее в своем учреждении, то тяжелых пациентов крайне сложно перевести в стационар более высокого уровня, где ему смогут помочь. Вот и умирают пациенты, которые должны находится в реанимации под наблюдением реаниматолога, в отделениях ЦРБ, где нет круглосуточного кольца этих специалистов. При том, «несложные» случаи госпитализации с хорошим тарифом по КСГ с удовольствием берут учреждения третьего уровня, хотя эти деньги могла бы заработать районная больница.  Т. о. финансирование ЦРБ должно рассчитываться не просто количеством случаев госпитализаций и по подушевому нормативу, а с учетом покрытия затрат, которые необходимы для нормальной жизнедеятельности больницы.

Читайте также:  Новгородских почтальонов обучили основам первой медицинской помощи

Еще одна проблема сельской медицины, да и целом здравоохранения в России, кадровый дефицит медицинских специалистов. И, как показало время, программы Земский доктор и Земский фельдшер эффективны, но не панацея. Специалисты не готовы ехать за деньги работать в неустроенные больницы, не оснащенные нормальным оборудованием, особенно, в связи с тенденцией к увеличению количества уголовных дел на медицинских работников. При поиске сотрудников – реаниматологов, узистов, эндоскопистов, первый вопрос, который задают специалисты – «на каких аппаратах работать?», и второй «какая заработная плата?».

Попытка сорганизовать врачей, окончивших мединститут, только на первичное звено и закрыть дефицит в поликлинике, оголила стационар (он сейчас держится на пенсионерах, даже дежурить «юные» врачи не имеют права, хотя всегда дежурили молодые специалисты, и именно на «ночных и «суточных» набирались опыта). Для кадрового обеспечения здравоохранения нужно банальное распределение, как было ранее.

Учишься бесплатно – будь добр отработать свое обучение. Дополнительно, необходимо повышать значимость среднего медицинского персонала. Например, медицинская сестра кабинета узи диагностики (во многих странах, так называемые технишены (technician)) могут самостоятельно выводить изображение, а врач дистанционно описывать его, что позволит значительно сократить дефицит узи специалистов, аналогично и в других специальностях.  К этому можно добавить программы с использованием искусственного интеллекта, которые повысят точность диагнозов и ускорят работу врача.

Читайте также:  «Пациента мы вылечим наиболее подходящим для него способом, а деньги придется забирать через подлог»

Телемедицина, искусственный интеллект, не должны быть прерогативой «крутого» учреждения здравоохранения, эти направления, прежде всего, должны развиваться для повышения доступности медицинской помощи для жителей районов.

И в дополнение, порядки оказания медицинской помощи и приказ № 203 «О критериях качества…»  не разделяют организации на уровни, фактически оснащение учреждения первого уровня ничем не отличается от учреждения третьего уровня, конечно это нонсенс, так же и критерии качества оказания медицинской помощи, не различаются по уровню.

Обеспечить круглосуточную работу лаборатории в районе или консультацию эндокринолога в течение первых часов при поступлении пациента с СД не реально. В российском здравоохранении сложилась четкая система распределения учреждений на уровни (от этого, в том числе, зависит финансирование), но вот, где и с каким диагнозом пациенты должны находиться, окончательно не распределено (наверное, порядок оказания медицинской помощи по акушерству и гинекологии, является исключением, он может быть образцом для остальных специальностей).

Итак, для того чтобы медицина в районах выжила, необходимо корректировать систему финансирования здравоохранения, сокращать площади (а не койки), развивать выездные формы работы, улучшать транспортную доступность и внедрять дистанционные методы работы.

Автор: Светлана Москвина

Как сообщалось ранее, на сегодняшний день 788 населенных пунктов с численность населения от 100 до 200 тысяч человек, находятся вне зоны доступности медицинской организации, оказывающей первичную медико-санитарную помощь. Подробнее читайте: Минздрав РФ планирует ликвидировать недостаток первичной медпомощи в малонаселенных пунктах.

Медицинская Россия © Все права защищены. Если ты врач, подпишись на нашу группу в социальной сети для врачей "Доктор на работе".

Добавить комментарий