«Мне можно всё». Фельдшер — о наркоманах-мажорах

«Мне можно всё». Фельдшер — о наркоманах-мажорах

0

Нет, в принципе денег на привольное житьё ему хватало. Мама заботилась. Просто почувствовать себя героем, человеком без принципов и предрассудков было его хобби. Отжав у подростков пару мобил, он с чувством глубокого удовлетворения шёл на точку, где в закладке его ждала очередная порция героина.

Не то чтобы он часто этим пользовался — нет. Наркоманом он себя не считал. Это был тоже своего рода протест. В двадцать лет обязательно должен быть протест. Иначе жизнь станет скучной, девушки пройдут мимо, а друзья отвернутся и перестанут уважать.

Иногда, правда, он попадался. Но связи отца вытаскивали его из этих мелких и ничего не значащих передряг. Зато ореол героя никогда не мерк над его головой, вызывая вздохи восхищения у подруг и чувство собственной неполноценности у друзей.

Героин в этот раз попался бодяжный, отчего он ушёл в глубокий передоз. Истратив весь налоксон (антидот героина), фельдшер плюнул, подключил парня к аппарату искусственного дыхания, поставил капельницу и живенько свёз в больницу, где больного тут же определили в реанимацию.

Читайте также:  Министр: в Ульяновске сорвался лифт с медиками "скорой" и пациенткой

Через пару часов приехали родители. Связи отца и тут сделали своё дело. Без упоминания о наркотиках больной после реанимации был помещён в отдельную чистенькую палату, где начал проходить курс профилактического обследования. Ну или ещё чего-то там. Это не столь важно, когда речь идёт о спасении честного имени родного сына.

Через два дня он уже устал от больницы. Хотелось на волю. Хотелось драйва и кайфа. Телефон мама ему не оставила, как, впрочем, и денег. Она регулярно — каждые три-четыре часа — названивала в ординаторскую, требуя (и получая) отчёт о состоянии здоровья ненаглядного чада. Отец не звонил, но через врача передал сыну строгий наказ из больницы не уходить, пригрозив отлучением от всяческих благ.

Читайте также:  В Воркуте водитель иномарки не уступил дорогу скорой помощи

Но когда его останавливали угрозы отца?

Утром четвёртого дня, дождавшись, когда медперсонал свалит на планёрку, он вежливо постучался в хлипкую дверь ординаторской и, не услышав ответа, вошёл и начал быстро шарить по всем столам, ящикам, карманам одежды и белых халатов, скидывая мало-мальски ценное в найденный тут же полиэтиленовый пакет с названием известного супермаркета.

Уже выходя из ординаторской, он лоб в лоб столкнулся с врачом. Врач- мужчина отреагировал первым.

— Ты что тут делаешь?

Попытка пройти напролом не удалась. Короткий удар в челюсть заставил воришку отлететь обратно в кабинет. Вскочив на ноги, он бросил пакет с добычей и схватил со стола кухонный ножик, которым в короткие минуты отдыха женщины-врачи нарезали овощи и хлеб к обеду. Второй удар кулака опять повалил воришку на пол. Поняв, что уйти не удастся, он выпустил нож из рук, влез на подоконник и спрыгнул из окна вниз.

Читайте также:  В больнице установили памятную доску врачу, погибшему при спасении пациента

Третий этаж всегда оставляет шанс жить дальше. Правда, качества жизни не гарантирует.

— Больной стабильный. Делать ничего не надо. В больнице уже всё сделали. Перевезёшь его из нашей больницы в институт нейрохирургии. Выписку возьмёшь у лечащего врача. Знаешь его — который боксом занимается. Он у них один такой красавчик, — диспетчер мечтательно вздохнула. — Мама там же. Поедет с вами.

***

«… направляется для специализированного лечения с диагнозом «перелом 1-го, 2-го, 3-го позвонков грудного отдела позвоночника с повреждением спинного мозга».

Фельдшер оторвал глаза от выписки и посмотрел на парализованного.

И почему-то не было жалости в его глазах.

Автор: Дмитрий Беляков, L!FE comments powered by HyperComments

Читайте также:

Медицинская Россия © Все права защищены. Если Вы обнаружили ошибку в тексте, сообщите нам. Выделите фрагмент текста и нажмите "Ctrl"+"Enter"

Загрузка...