Как школы спортивного резерва остались без специализированной медицинской службы

Как школы спортивного резерва остались без специализированной медицинской службы

Медицинское сопровождение школ спортивного резерва удивительным образом выпало из зоны внимания госорганизаций, причастных к здравоохранению и спорту высших достижений.

Под контроль ФМБА этот сегмент не попал, влияние Минздрава и Минспорта здесь ограничивается нормотворчеством, а вся ответственность за практическую организацию лечения и реабилитации юных спортсменов ложится на плечи руководителей спортшкол и тренеров. Начальник управления экспериментальной и инновационной деятельности федерального Центра подготовки спортивного резерва (ФГБУ «ФЦПСР») Минспорта РФ Алексей Лапин в интервью Vademecum рассказал о том, почему юные атлеты оказались без качественного медицинского патронажа и что нужно сделать, чтобы потенциальные чемпионы без травм и болезней добрались до своих медалей и пьедесталов.

– Что сейчас представляет собой спортивный резерв России?

 – В системе подготовки спортивного резерва, по нашим данным, задействовано более 5 тысяч организаций, в которых занимается более 3,3 млн детей и подростков. Объем финансирования учреждений, осуществляющих такую спортивную подготовку, в 2016 году превысил 130 млрд рублей. Это очень значительный сегмент, я бы сказал, реперная точка спортивной индустрии. И в то же время, если говорить о медицинском обеспечении, одна из наиболее чувствительных зон отрасли. Почему? С одной стороны, это база для всего отечественного спорта, будущий основной состав и скамейки запасных для наших сборных. С другой стороны, именно в этих организациях бесконтрольность тренировочного процесса приводит к частым заболеваниям и травматизму. Причина – интенсификация тренировочного процесса, частые перетренировки, которые ребенок, в отличие от взрослого, не может расценить как предвестники заболевания. В результате будущий спортсмен на два‑три месяца выбывает из строя, а иногда и заканчивает свою карьеру. Сейчас, в соответствии с приказом Минздрава №134н, подростки должны дважды в год проходить углубленное медицинское обследование – врачи разных специальностей могут объективно оценить состояние здоровья ребенка и соотнести его с теми нагрузками, которым он подвергаеся в спортивной школе. Но этого недостаточно: всех проблем периодические осмотры не выявляют, здесь необходим совершенно другой уровень медицинского наблюдения, постоянный контроль за спортсменами со стороны врача спортивной медицины, который должен быть интегрирован в тренировочный процесс. Соответствующая нормативная база есть – в том же 134‑м приказе даны параметры оснащения кабинета врача спортивной медицины. Такой специалист должен заниматься своими подопечными не в формате оказания неотложной помощи, когда он сидит и ждет, когда что‑нибудь случится, а работать в плотной связке с тренерами, родителями и детьми, заниматься как профилактикой заболеваний, так и оценкой функционального состояния спортсменов, их психологическим сопровождением, не допускать перетренировок.

Читайте также:  Родители настолько не любят своих детей, что с легкостью рискуют их жизнями, отказываясь от прививок

– В скольких спортивных школах сейчас работают спортивные врачи?

– Если ориентироваться на результаты проверки, проведенной в этом году органами Федерального государственного санитарно‑эпидемиологического надзора, то более чем в 53% спортивных школ страны медицинские кабинеты отсутствуют. При этом в восьми регионах таких кабинетов нет в 90% школ. Конечно, мы видим, что организации спортивной подготовки всеми правдами и неправдами пытаются найти в своей структуре место для спортивного врача и медицинского кабинета, но все это делается пока инициативно, несистемно. А в то же время у тренерского состава есть явная потребность в таких специалистах. Недавно мы проводили масштабный опрос среди руководителей и тренеров организаций спортивной подготовки, интересовались – какого специалиста они хотели бы видеть непосредственным участником тренировочного процесса. В 90% случаев наши респонденты назвали спортивного врача, и заметное число опрошенных уточнили, что им нужен не просто спортивный врач, а еще психолог, диетолог, физиолог. Сейчас, к сожалению, обеспечить такими специалистами все школы нет никакой возможности.

– В чем проблема – в дефиците кадров?

 – Дело не только в количестве, но и в качестве специалистов. Проблема кроется в системе подготовки спортивных врачей. Сейчас в структуре образовательных учреждений Минздрава России существует около 50 кафедр с разными названиями, где обучают врачей спортивной медицины. Таких специалистов готовят в ординатуре или на курсах профессиональной переподготовки длительностью около 550 часов. Чтобы попасть на профпереподготовку, нужно иметь образование по одной из 39 медицинских специальностей – конечно, это неоправданно много. Мы понимаем, что, например, стоматолог вряд ли может стать квалифицированным спортивным врачом. С другой стороны, у травматолога, кардиолога, невролога есть все шансы стать таким специалистом, и вообще для врача спортивной медицины предпочтительно оброзование педиатра. Но и здесь есть подводный камень. Те же кардиологи, неврологи, прошедшие обучение по профилю «спортивная медицина», лишены глубоких знаний о тренировочном процессе, о том, как он построен. Одно дело циклические виды спорта, другое – координационные. Шахматист и, например, легкоатлет – это разные планеты. И если человек не ориентируется в этой специфике, он как врач спортивной медицины не может быть эффективным. Такие врачи могут практиковать во врачебно‑физкультурных  диспансерах, центрах спортивной медицины, но для работы в организациях спортивной подготовки они в полной мере негодны. Беседовали мы недавно с руководителем одной из спортивных федераций, и он описал типичную для отрасли ситуацию: «Пришел к нам откомандированный спортивный врач, не знает ни нашей специфики, ни сам вид спорта – ничего. Полгода поработал и ушел». Грамотный современный спортивный врач должен быть вовлечен в международное профсообщество, посещать конференции, стажировки. У нас, к сожалению, это доступно единицам. Без постоянного повышения квалификации, без возможности погружения в работу организации спортивной подготовки, без взаимодействия с членами комплексных научных  групп качественной работы всей спортивной медицины ожидать не приходится.

Читайте также:  Минздрав заявил об изношенности половины машин скорой помощи

 – Минспорт что‑то делает для исправления ситуации?

– Конечно. Еще в 2016 году мы начали активно взаимодействовать с Минздравом, руководителями врачебной физкультурной службы в регионах, организуем и проводим научно‑практические конференции на тему медицинского и медико‑биологического обеспечения подготовки спортивного резерва. Нам очень импонирует заинтересованность регионов в реализации программ медицинского обеспечения спортивной подготовки и сохранения здоровья наших спортсменов. Понятно, что наши партнеры на местах находятся в разных условиях, у всех разные финансовые возможности, но при  наличии инициативы и заинтересованности можно решить любой вопрос. В ряде случаев мы выступаем отраслевым координатором. Например, не так давно мы совместно с руководством Мурманской области помогали решить вопрос медицинского обеспечения занимающихся спортом в закрытом административно‑территориальном образовании (ЗАТО) Александровск. Спорт там очень популярен, в спортивных школах занимаются более 1,5 тысячи детей, а спортивных врачей в ЗАТО нет. Причем таких специалистов нет даже в местной медико‑санитарной части ФМБА, там говорят: «Ставка у нас не предусмотрена. Дайте нам денег, и мы введем такого специалиста». Ну абсурд же! Более года пишутся письма, происходит обмен информацией между ведомствами, но ситуация никак не решается. А по сути, нужна была просто добрая воля региональных министров, отвечающих за развитие здравоохранения и спорта. Плюс инициатива администрации ЗАТО. Мы со всеми созвонились, поговорили, министры согласовали ряд вопросов, и надеемся, что в ближайшее время ситуация, наконец, будет разрешена. Одно из предложений – ввести врача спортивной медицины в штат школы. Дальше дети будут проходить регулярные осмотры в ФМБА, но допуск для занятий физкультурой и спортом им будет давать уже постоянно наблюдающий их врач спортивной медицины.

Читайте также:  Российские учёные открыли редкую мутацию, разрушающую органы детей

 – Почему Минспорт не может выступить межведомственным координатором по спортивной медицине?

– Ни в структуре Минспорта, ни в структуре нашего центра нет отдельного подразделения, которое могло бы взять на себя такие функции. Сфера деятельности министерства – работа по формированию нормативно‑правовых документов. Концепция развития системы подготовки спортивного резерва, которая недавно была направлена ведомством в Правительство РФ, например, подразумевает целый ряд мер – от разработки системы мониторинга эффективности медицинского обеспечения спортивной подготовки до усовершенствования программ профессиональной переподготовки и постдипломного образования. Но Минспорт не может заниматься реализацией этих программ, поскольку вынужден здесь сталкиваться с вопросами, находящимися в ведении Минздрава, а там такая же, только зеркальная, ситуация. Именно поэтому на протяжении последнего года в профессиональном сообществе обсуждают возможность создания независимой отраслевой организации, которая бы курировала реализацию программ медицинского и медико‑биологического обеспечения спортивной подготовки и выступала межведомственным коммуникатором. Подобный опыт в истории отечественного спорта есть, в СССР этим очень эффективно занималась Федерация спортивной медицины, существовавшая с 60‑х годов.

– Но ведь в России действует Ассоциация спортивной медицины – РАСМИРБИ. Почему она не может взять на себя эти функции?

 – Борис Александрович [Поляев, президент РАСМИРБИ. – Vademecum], безусловно, проводит огромную работу, представляя Россию во многих международных организациях. Но, наверное, можно было бы подумать о более активном взаимодействии с ними, о системной работе со спортивными федерациями, которые сейчас очень открыты к взаимодействию. Кроме того, у РАСМИРБИ другие задачи. Усилия ассоциации направлены прежде всего на взаимодействие с врачебно‑физкультурными диспансерами и медицинскими учреждениями, вовлеченными в систему спорта. Их влияние на структуры, которые занимаются непосредственно спортивной подготовкой, сейчас крайне незначительно. А федерация спортивной медицины, будь она создана, совместно с РАСМИРБИ могла бы эффективно действовать, дополняя друг друга и привлекая в партнеры Минспорт и Минздрав.

Источник: Vademecum 

Как сообщалось ранее, в школах могут появиться специальные уроки по основам медицинских знаний. Ввести их предложила вице-премьер Ольга Голодец. Подробнее читайте: Голодец предложила ввести в школах уроки по основам медицины.

comments powered by HyperComments

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.