• Medrussia:
Винегретотерапия

Винегретотерапия

4009

Врач-невролог центра медицины катастроф с 16-летним стажем под псевдонимом Доктор Кот делится с читателями “Медицинской России” невыдуманными историями из практики. 

История о лечении старческих болезней в условиях скорой помощи винегретом.

“Восемнадцатая” неврологическая в лотерее приёма вызовов выхватила более менее профильный: “женщина, 75 лет, болит голова”. Тут может быть что угодно: от банального желания с кем-то пообщаться до субарахноидального кровоизлияния, характеризующегося интенсивной головной болью. Коллектив был уже в гараже в полной боевой готовности.

Сегодня Валера работал как обычно, со своей неврологической бригадой: Леша, только что пришедший на «скорую» молодой фельдшер, до этого пять лет проработал на сельском участке, поэтому всевозможные экстремальные ситуации видел и относился к ним абсолютно спокойно, опыта у него было достаточно. Первым номером был, как всегда, бессменный Кузя – Игорь Кузьменко, добродушный здоровяк лет пятидесяти, обладавший такими качествами, как опытность, скорость, отточенность манипуляций (не создала еще природа такой вены, в которую Кузя не смог бы попасть – Валера лично в этом убедился) и непрестанный искрометный юмор. За штурвалом “лунохода” – Леонид Николаевич: опытный, спокойный, бдительный, юморной. Отъезжающие и провожающие собрались перед воротами гаража, где курили, допивали чай, кофе, обменивались байками с предыдущей сменой.

Кто-то бодро излагал:

— Славно магнезийка  пронимает, когда на морозе настынется. Вынешь ампулу с ящика, а она, милая, аж в изморози вся. Вот всаживаешь иглу на две трети длины и, по мере введения, плавно продвигаешь глубже, методой ползучего инфильтрата. Ощущение просто сногсшибательное! Десять раз подумает вдругорядь, прежде чем ночью за телефон хвататься.

– Оно конечно, да, только здесь такой фокус не получится. Мороз-то где? Или у тебя холодильник в твоей развалюхе?

– Мы наши дежурные ампулки в перевязочной в морозильник кладём, а если кто из постоянных вызывает…

– Ну, способы бывают разные. Вот, скажем, коргликон подкожно тоже недурен. Делаешь такую аккуратную «лимонную корочку»…

–  … Заходим мы, а тут – картина маслом. Лежит посреди комнаты дед: синюшный, скорченный, по ходу, уже агонирующий. Родня перепуганная вокруг него пляшет – танцует, приговаривает: “Ой, ей, наш дедушка сел чай пить, вдруг плохо ему стало: побледнел, за сердце схватился, задышал часто-часто, потом брык с копыт и посинел, судороги начались. Мы посмотрели минут десять – само не проходит. Решили вас вызвать.” А тут все по полной программе: тромбоз легочной артерии – дед реально не жилец. Что поделать, надо устраивать “надежду Чикаго”: социальную реанимацию, которая не приведёт ни к какому результату, кроме успокоения родни, дескать “Мы сделали все, что могли!” Делать нечего, зову Витю: “Витек! Тащи из машины бутыль и  гармонь, будем жмурика лабать!”  Родня в крик: “Как вы можете! Тут человек умирает, а вы пьянствовать – “бутыль”, “гармонь”…”

Курилка взрывается хохотом.

Откуда же простым обывателям знать, что по скоропомощной терминологии “гармонь” – это мешок Амбу для искусственной вентиляции легких, “бутыль” – кислородный баллон, “жмурика лабать” – проводить реанимационные мероприятия!

Валера живо включился в беседу, на время забыв, что его ждет вызов. Но его бригада здесь, фельдшеры еще не докурили, а у Кузи еще и наполовину полон темно-янтарным чаем его знаменитый стакан в золоченом дворянском подстаканнике. Успеем: если надо, Леня долетит за пять минут. Пусть клиника заболевания развивается, чтоб к приезду бригады было на что смотреть.

– А я позавчера сутки с батюшкой работал! Знаете, у нас в смене Аллы Викторовны батюшка подрабатывает, отец Александр, у него приход где-то в районе, а у нас – санитаром, сутки через шестеро. Так вот, везем мы шикарное кровоизлияние в мозг, уличный, женщина 42 лет, уже агонировать начинает. Везем в “четвертую неврологию”, уже предупредили, что на борту – тяжелая. И тут, на Леваневского, она реально начинает накрываться. Леха кричит : “Остановка!”, я перелажу в салон, начинаю качать, батюшка на “гармошке” наяривает, Леха вену ищет. Там бесполезно было, уж слишком большой объем поражения. Но мы потрудились на славу!  Мучали тетку минут двадцать, ребер пять точно сломали…

– Все правильно,- донеслось из толпы,- об эффективности проведенной реанимации судят по количеству сломанных ребер…

– … Ну и выходим мы с Лехой покурить. Трясущимися руками закуриваем, и видим, как выходит из машины Витя, наш водитель: “Ну, неврология, вы даете! Не спасли тетку, так хоть отпоете!”. Глядь в салон, а там наш отец Александр возложил длань на чело усопшей, очи прикрывый, и отходняк глаголет : “Ныне отпущаеши рабу твою…” и в карточку: “новопреставленную Нину…”

Курилка снова грохнула. Отсмеялись, пора за работу.

– “Восемнадцатая”! Шашки наголо! Пора за работу!”, – Валера первым отправил окурок в урну и пошел к машине. Вслед за ним потянулись фельдшеры. Леня уже прогревал машину.

– Ну, куда едем, Александрович?

– Полевая, 47,- ответил Валера, усаживаясь поудобнее – путь был неблизким.

– Половая, 47,- отшутился Леонид, – что у нас там?

– Девочка, 75 лет, болит голова.

– Ах ты, ерш твою медь! Головушка у нее болит! Ах ты, зараза, ты, зараза! Восемь утра, а она уже в скорую наяривает! Да сходи ты в поликлинику да разузнай там, отчего голова твоя болит! Так нет же, это же идти надо, задницу свою от дивана отрывать, и ножками, ножками идти! А там очередь в регистратуру, номерки все уже расхватали, надо “червончиком” доктору поклониться, чтобы без номерка принял, очередь отсидеть, пока по номеркам не пройдут, а потом доктор тебя послушает и назначит пройти ещё флюорографию, гинеколога, кардиограмму сердца, рэги-шмэги разные и анализ крови на сифилис. А уж потом пожалте за лечением! А тут все гораздо проще: набрала “03” пальцем своим корявым, сказала, что покакать не могу пятые сутки, и нате вам: сейчас же прямо на дом клоуны прискачут, укол в попу сделают, еще и чем лечиться, расскажут. И это все, заметьте, совершенно бесплатно! Ах ты, зараза ты, зараза…

 

Леня попал абсолютно в точку. Внутри затхло пахнущего мышами дома на диване расположилась охающая и стонущая бабушка. Голова у нее была живописно обвязана капустными листьями, отчего приобретала вид большого, издающего жалобные звуки,  кочана капусты.  Рядом на стульчике возле журнального столика расположилась ещё одна старушка, наводящая порядок в ворохе лекарств.

– Ой, ребята! Вы так быстро приехали!

– Здравствуйте, бабулечки,- поприветствовал Валера жильцов, – “Скорая помощь”! Ездим быстро, лечим жёстко! Что случилось, кто болеет?

– Вот, Афанасьевна, – сидящая старушка показала на лежащую,- три дня ужо как давлением страдает.

– Чем лечитесь?

– Да все по разному, – ожила капустная бабушка,- доктор с поликлиники приходила, прописала колоть эту, как ее, болючую…

– Магнезию, – подсказала вторая.

– Точно, говнезию! – оживился кочан, – и еще тот, папаверин с … Ебозолом!

– Папаверин с дибазолом?- переспросил Валера.

– Да, да, он, родимый.

– Ну и как, вы уже пролечились? Где ваши лекарства?

– А мы не брали.

– А почему? – Валера уже начал догадываться почему, и его предчувствия подтвердились, заодно полностью подтвердив монолог водителя Лени:

– Так Семеновна приходила, сказала, что на скорой все лекарства бесплатно. Ты, говорит, вызывай, а они тебя уколят, вот и подлечишься!

Кузя заинтересованно вошел  в разговор:

– Погодите, это какая Семеновна, из 56-го дома?

– Нет, из 53-го.

Кузя вынул из кармана блокнотик с черной обложкой, открыл его на страничке с буквой “П” и записал: “Полевая, 53. Семеновна.”

Это был знаменитый “черный список” Кузи. Туда заносились фамилии и адреса всех, кто наносил обиду как лично ему, так и другим работникам станции. Горе было попавшему туда! Попав туда на вызов, фельдшер Кузьменко оказывал помощь профессионально, согласно протоколов лечения. Но делал это так, что в следующий раз больной сто раз думал, прежде чем набрать заветное “03”.

Очень много различных способов знал многоопытный Кузя, чтобы заставить человека подумать о своих грехах: начиная с послойного введения в теплую ягодицу надоедливой бабушки ледяной магнезии до изощрённого чередования внутривенного введения бензогексония (резко понижающего артериальное давление) и мезатона (столь же резко его повышающего), возомнившему невесть что о себе хамоватому менеджеру среднего звена. Это называлось “качели”: бывало, с хама семь потов сойдет, пока давление пять раз подряд: вверх-вниз, туда-сюда – вся бесполезная жизнь перед глазами пронесется. Хитрой бабушке Семеновне тоже была уготована подобная участь, раз уж удостоилась она чести быть занесенной в книжечку с черной обложечкой… Шарик, он, как известно, круглый: может повернуться так, что к Семеновне для контрольного измерения давления на сон грядущий приедет персонально фельдшер Кузьменко…

– А что это у вас на голове? – спросил бабушку Валера.

– А, это я капустные листья приложила. Говорят, помогает.

– А откуда вы это взяли? – Кузя спрятал книжечку в карман и включился в разговор.- Кто научил?

– Никто не учил. В газете прочитала.

– В какой газете?

– Есть такая, “Бабушка” называется.

Как не знать.  “Бабушка” – газета в которой пенсионеры пишут для пенсионеров: советы по здоровью, дому, огороду. Великолепно скрашивает досуг подобным любителям скорой медицинской помощи. Но у Кузи уже промелькнула в глазах знакомая искорка, и Валера с Лешей приготовились аккомпанировать маэстро.

– Вы, наверное, статью не до конца дочитали! Так вы же все неправильно сделали! – Кузя сделал серьезное лицо и приготовился к атаке, –  Я вас сейчас научу. – Маэстро Кузя повернулся к сопровождавшей старушке:

– Так, бабулечка, сейчас пойдете на кухню, поставите воду в кастрюле, и сварите: две картошечки, два бурячка и две морковки. И колечками порежьте две луковки.

– А зачем?

– Я же вам говорю: вы статью не до конца дочитали. А там было написано: капуста в чистом виде может спровоцировать повышение давления. Вот поэтому и надо слоями: слой капусты – слой морковки, слой капусты – слой картошки и лука, слой капусты – слой буряка. А иначе можно еще хуже сделать!

Кузя имел непревзойденный талант убеждения: не успела бабушка выдохнуть последний жар от “Трех Мушкетеров”, как из кухни показалась ее товарка с парующей кастрюлей в руках:

– Вот, доктор, все, что вы сказали…

– Молодец! А теперь нарезайте все кружочками!

И это приказание было безропотно выполнено. Кузя, вошедший в раж, начал сам слоями выкладывать овощи на голове многострадальной бабушки, приговаривая:

– Ну, вот, сейчас сверху на это – пару столовых ложечек оливкового масличка… Нету оливкового? А сливочное? Тоже нету? Ну давайте хотя бы подсолнечное! Сейчас мы его целлофанчиком замотаем для утепления, и оставим на сутки. А завтра утром проснетесь абсолютно здоровым человеком! Гарантия!

– Ой, доктор, огромное вам спасибо!

– Огромное вам пожалуйста! Не болейте! Если что – звоните!

Леня, узнав от Валеры, что его предсказания сбылись, долго оглашал машину виртуозными сквернословиями, но, когда услышал про новый метод лечения старческого безделия – Винегретотерапию, радости его не было конца.

Автор: Доктор Кот

Loading...
Доктор Кот
Искренне и без цензуры