Абсурдные будни «скорой»: «Нас заставляют выполнять план по вызовам»

Абсурдные будни «скорой»: «Нас заставляют выполнять план по вызовам»

0

Фельдшер бригады скорой помощи Максим Кошкин рассказал о рабочих буднях простой бригады и о том, как проходят мены для медиков.

Максим Кошкин работает на скорой с 2013 года: сначала он устроился туда санитаром, потом получил сертификат медбрата, а осле и фельдшера. На данный момент молодой человек уже окончил медуниверситет и поступил в ординатуру по «скорой помощи».

Он рассказал, что у них установлена норма – 16 вызовов за смену. Но каждая бригада успевает выполнить от 20 и больше вызовов, максимум бывает до 30.

«Когда столько вызовов, из них 5-6 безрезультатные, то есть приезжаешь, а человека нет на месте. Иногда прохожие вызывают кому-нибудь, приезжаем, а человека там уже нет, он ушел. Бывает просто не открывают, засыпают или еще что-то, — рассказывает Максим Кошкин. – Полно случаев вызовов по пустякам. Собственно, таких вызовов у линейной бригады «скорой помощи» процентов 90. Без шуток.

Читайте также:  Новосибирск: на мокрой дороге перевернулся реанимобиль с пациентом

Есть бригады специализированные, реанимационные, бригады интенсивной терапии. Они реже попадают на такие вызовы. А линейные бригады – частенько».

По его словам, сама помощь обычно оказывается по установленному регламенту: медики приезжают, оценивают ситуацию, определяют экстренная или неотложная нужна помощь.. По закону на неотложный вызов необходимо ехать не более двух часов, на экстренный – не более 20 минут.

«Некоторые специально говорят: «У меня болит сердце». Приезжаешь, а там давление подскочило, собака укусила. То есть говорят так, чтобы быстрее приехали.

Молодые очень часто вызывают из-за необразованности или недостатка жизненного опыта. С температурой 37,5, допустим, или кошка укусила. А один из самых абсурдных случаев был – катышки в пупке», — добавил фельдшер.

Медик также рассказал о своём первом случае смерти на работе. «Мы приехали с доктором, человек еще был жив. Но, как доктор сказал: «Сейчас начнется». Я говорю: «Начнется что?» Он говорит: «Умирать сейчас начнет». Почему? «На лицо, — говорит, — посмотри». А у тех, кто вот-вот умрет, такой специфический оттенок лица становится – землисто-темно-синий. Доктор оказался прав. Человек захрипел, глаза закрылись, пульс исчез, дыхание прекратилось. Мы стащили его на пол, приступили к реанимационным мероприятиям, все провели четко, заинтубировали (то есть в трахею ввели трубку через рот, чтобы можно было дышать, не запуская воздух в желудок), все было тщетно. Потом узнавали, причиной было вроде бы расслоение аневризмы аорты – такое состояние, при котором летальность 90 процентов», — рассказал он.

Читайте также:  Стариков убирают, чтобы создать конкуренцию

Максим Кошкин также рассказал и о нехватке бригад скорой. По статистике на 10 тысяч человек должна работать одна бригада.

«Когда я пришел, было 40-45 бригад. Этого сполна хватало, — рассказывает он. — Во Владивостоке сейчас, допустим, 600 тысяч человек. То есть, в идеале, 60 бригад должно быть. А на данный момент их где-то 18-19. Бывает, что 22 выходят. Из них вычеркиваем 1-2 бригады реанимации, 1 интенсивной терапии. Поэтому не успевают. Ведь среди всего этого вороха «поцарапались/ першит в горле» есть люди, которые реально ждут, где счет идет на секунды»

Автор: Влада Золотова, DEITA.RU.

Как сообщалось ранее, ложные вызовы, штрафы за помарки в медкартах, агрессивные пациенты — не каждый выдержит то, с чем ежедневно сталкиваются сотрудники скорой помощи. Подробнее читайте: Как работают медики скорой помощи: «Нет времени сходить в туалет».

Читайте также:  В клинике Рошаля сообщения СМИ о нейрохирурге Арсисе Комфорте назвали журналистскими фантазиями
Медицинская Россия © Все права защищены.

Комментарии

Оставьте первый комментарий!

Загрузка...