«Я ещё вас переживу!»: 12 историй о ВИЧ-диссидентах, угробивших свои и детские жизни

«Я ещё вас переживу!»: 12 историй о ВИЧ-диссидентах, угробивших свои и детские жизни

Смерть орловчанки Софьи Мясковской вновь обострила тему ВИЧ-диссидентства в России. Инфицированные, поверив в идею того, что никакой болезни на самом деле нет и это лишь теория заговора, отказываются от лекарств, и умирают. Кроме того, успевают повести за собой огромное количество человек, убеждая их, что антиретровирусную терапию ни в коем случае принимать нельзя, так как врачи ставят на людях опыты и хотят загнать людей в могилу. 

Администраторы группы «ВИЧ-диссиденты и их дети» внимательно следят за судьбами тех, кто отрицал существование этой болезни и информируют общественность о таких пациентах.

Сайт Medrussia.org выбрал 12 историй.

Это все из-за курения

Марина Семенова впервые отметилась в группе диссидентов в феврале 2015 года. О себе девушка писала, что плюс ей «влепили» в 2013 году, и что сейчас она находится в положении. 16 апреля того же года Марина родила путем экстренного кесарева сечения.  Уже во время родов у девушки стала подниматься температура, начал беспокоить кашель, но она все связывала с курением.

Позже Марина писала в сообществах, что с ребенком и с ней все в порядке, что их выписали из больницы, а «врачишки на них свои эксперименты хотели поставить», но девушка не далась. Однако уже через месяц, 27 мая, в той же диссидентской группе Марина пожаловалась, что находится в больнице с пневмоцистной пневмонией, постоянно кашляет, задыхается и что на протяжении длительного времени у нее держится высокая температура. Врачи СПИД центра пытались уговорить её на прием антиретровирусной терапии (АРВТ), пытались воздействовать на Марину через маму, но это возымело лишь кратковременный эффект – Марины хватило на 1 неделю, после чего прием АРВТ она бросила, пишут администраторы группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети».

К сентябрю 2015 года у Марины ухудшились показатели крови – стала наблюдаться анемия, появилось образование в молочной железе. При этом от АРВТ Марина упорно отказывалась, несмотря на мольбы матери, лечилась антибиотиками, мумие, рыбьим жиром, полиоксидонием, а затем по совету диссидентов подключила к своему «лечению» АСД-3.

В июле 2016 года Марина поделилась с диссидентами, что у нее иммунный статус – всего 2 клетки, а в августе Марина снова написала в группе, уже жалуясь диссидентам на то, что врачи ей ставят диссеминированный туберкулез в фазе инфильтрации. Последний раз, как отмечают в группе «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети», Марина была в сети 18 января 2017 года, после чего пропала — не появлялась на странице и в диссидентских группах.

Для того чтобы события далее стали понятны – нам придется указать предполагаемую реальную страницу Марины — Анна Клушкина. Последний раз она была в сети 26 февраля 2017 года. А 7 марта 2017 года на её стене появились посты её друзей со словами скорби. Из общения с ними удалось узнать, что в последние месяцы Марина тяжело болела, у неё был гайморит, который на фоне нулевого иммунитета и ослабленного предыдущими болезнями организма осложнился гнойным менингитом. Анна 2 недели находилась в реанимации, а в ночь на 6 марта её не стало. О статусе её ребенка ничего не известно.

Слезы матери не повод начать лечиться

ВИЧ-положительной Юлия Якунина была с 2008 года (с её слов), одно время довольно активно общалась в группе «ВИЧ СПИД — ВЕЛИЧАЙШАЯ МИСТИФИКАЦИЯ XX ВЕКА». Ещё в июле 2012 Юля писала там, что врач рекомендовал ей начать прием АРВ-терапии. Родные также настаивали на лечении, в августе терапия была назначена, девушка взяла препараты, но, несмотря на слёзы мамы, принимать их отказалась.

В мае 2013 Юля пишет, что замучил кандидоз, и что врачи настаивают на возобновлении АРВТ, помимо всего Юле назначена профилактика от туберкулёза, что говорит о том, что у девушки ИС явно менее 200 клеток/мкл, то есть стадия СПИД.

6 июня 2014 в группе ВИЧ СПИД — ВЕЛИЧАЙШАЯ МИСТИФИКАЦИЯ XX ВЕКА появился пост на стене диссидентской группы, правда, провисел он там совсем недолго.

Участники группы пробовали поговорить с Юлией и в обсуждении, и в личные сообщения писали, результат отрицательный. 6 мая 2015 администраторы группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети» получили сообщение о смерти Юлии Якуниной. Девушка, известившая их, получила информацию от мужа Юлии и ее брата.

Причиной смерти явился, по словам родственников, отек головного мозга. Напомним, что отек головного мозга это не самостоятельное заболевание, а осложнение. Чаще всего черепно-мозговых травм и инфекций. Травмы у Юли не было. 8 мая 2015 получено подтверждение, что причина смерти — менингит, и подозрения о нейроинфекции, осложненной отеком головного мозга, подтвердились.

Менингит/менингоэнцефалит при СПИДе частые осложнения, протекают тяжело и часто скоротечно, что подтверждает и случай Юлии — ушла за 5 дней. Возбудителями у ВИЧ-инфицированных в стадии СПИД наиболее часто становятся герпес-вирусы, туберкулезная палочка, грибы (чаще криптококк), также причиной может быть и бактериальная микрофлора.

Читайте также:  Минздрав разрабатывает законопроект о взаимозаменяемости медизделий

У Юлии остался маленький ребенок, рожденный 30 марта, отмечают создатели группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети».

Стадию ВИЧ берут с потолка

У Дениса Булдыгина (в соцсетях Александр Королев) была диагностирована ВИЧ-инфекция  стадии СПИД, летом 2011 года, и одно из типичных неврологических осложнений СПИДа – прогрессирующая мультифокальная лейкоэнцефалопатия (ПМЛ).

Некоторое время принимал высокоактивную антиретровирусную терапию (ВААРТ), затем, вступив в ВИЧ-диссидентские сообщества в соцсети «Вконтакте», бросил, пишут администраторы группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети». Иммунный статус был низким — после начатой ВААРТ 100 кл/мкл, после того, как бросил — 31 кл/мкл. В одном из последних сообщения Денис с гордостью писал, что у него всего 7 клеток. Некоторое время был одним из модераторов ВИЧ-диссидентской группы «ВИЧ-СПИД — величайшая мистификация XX века». О смерти Дениса рассказал друг ВИЧ-диссидента весной 2015 года. Причина смерти – прогрессирующая мультифокальная лейкоэнцефалопатия.

Девушка с бусами

В начале октября 2015 года скончалась Александра Бабруйская, об этом стало известно от ее знакомых. По словам знакомой Александры, у нее был СПИД, как и у ее друга Константина Шалашова.

Весной 2015-го Александра появилась в диссидентской группе «ВИЧ-СПИД — величайшая мистификация XX века» и сообщила, что ее друг находится в больнице (ВИЧ-инфекция+ туберкулез), ему назначили много лекарственных препаратов, но он под «чутким руководством » Саши их не пьет, ибо незачем — ВИЧ-то, по словам девушки, виртуальный.

В доказательство того, что ее друг не пьет лекарства, она приложила фотографию с кучей таблеток (не выпитые за 9 дней препараты) и пошутила, мол, кому бусы сделать, ребята? С этого момента между собой Сашу стали называть «девушка с бусами».

Несколько недель спустя, после первого ее появления в диссидентской группе Саша написала, что «ситуация вышла из под контроля», не уточняя, правда, в чем и как вышла. Диссиденты рекомендовали ей обратиться в личные сообщения к светиле диссидентской медицине Ольге Ковех, та и обратилась. Чем закончилось это обращение и что посоветовала «доктор, переставший верить в ВИЧ» (правда, так и не вылечившая ни одного больного СПИДом) Ковех администраторы группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети»  не знают.
Ну а дальше… дальше Константин Шалашов, друг Александры,  умирает 19 мая 2015 года. Больше девушка в диссидентской группе не появлялась.

Позже одна из знакомых Александры рассказала активистам группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети» , что Саша умерла в октябре 2015 года. Причина смерти Константина и его подруги – СПИД и его осложнения. У Александры остался ребенок.

Йога и ЗОЖ не спасли

Дмитрий Вербицкий (в соцсетях Дмитрий Шнайдер) умер в марте 2013 года. Примкнул к ВИЧ-диссидентам в 2011-м, к терапии относился отрицательно, скрывал свой ВИЧ положительный статус от врачей.

Пытался восстановить иммунитет «натуральными способами» — полезные продукты, витамин С, море и циклоферон. Советовался все с той же  Ольгой Ковех. Имел сеьезные проблемы с легкими.

По версии врачей, как отмечают администраторы группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети», смерть наступила от запущенного СПИДа на фоне отрицания болезни и отказа от лечения. По версии Ковех — от АРВТ (ее он якобы получал за 2 недели до смерти) и намеренного введения врачами в кому. Причем она же утверждает, что проблемы с легкими у Шнайдера были от приема «токсических веществ», ВИЧ, мол, не причем – его же нет.

Кроме того, стало известно, что Дима при жизни занимался йогой… а диссиденты говорят — побольше ЗОЖ, отказ от вредных привычек и плохого питания — и СПИД не страшен.
Вроде бы йога это замечательно, только вот не помогло.

«ВИЧ-это миф»

Алексей Новиков был ВИЧ-позитивным в течение многих лет, статус свой не скрывал и публично о нем писал в группе «ВИЧ-СПИД — величайшая мистификация XX века». Терапию не принимал, так как придерживался ВИЧ-диссидентских взглядов.

Умер 3 апреля 2014 года от пневмонии, о чем сообщила знакомая Алексея. Иммунный статус незадолго до смерти — 2 кл/мкл.

«Вирус в твоей голове»

Игорь Лысункин, ВИЧ-диссидент, одно время весьма активно общавшийся в группе «ВИЧ СПИД — ВЕЛИЧАЙШАЯ МИСТИФИКАЦИЯ XX ВЕКА», умер. Из сообщений Ольги Ковех следует, что Игорь умер «через 2 месяца от начала терапии». Ему было 40 лет. На сегодняшний день аккаунт Игоря удален в социальной сети «ВКонтакте», точную дату смерти установить не удалось.  Ковех написала о его смерти 31 мая 2015 года, одно из последних сообщений Игоря в дисогруппах было летом 2014 года, то есть приблизительно администраторы группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети» предполагают, что, что он умер между второй половиной 2014 года и первой половиной 2015 года.

Читайте также:  СК: Приписки – это новый вид медицинских преступлений

Администраторы считают, что Игорь, будучи ВИЧ+ и долгое время отрицающий ВИЧ, и необходимость терапии, поздно начал лечиться, и именно это стало причиной смерти. А начал он тогда, когда иммунный статус снизился в ноль, развилась стадия СПИД и все сопутствующие ей проблемы.  После чего, по их мнению, он и попал в больницу в тяжелом состоянии и там, понимая, что уже на краю и что верил диссидентам зря дал согласие на терапию, однако было уже поздно, так как любое лечение должно быть вовремя.

Второй вариант: согласие давали родственники, потому как сам он по тяжести состояния уже согласие давать не мог, например, находясь на аппарате искусственной вентиляции легких или в коме.

«Никак иначе объяснить прием терапии таким упертым диссидентом нельзя — насильно впихивать в рот терапию никто не будет, — пишут администраторы группы ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети». — Впрочем, это предположения, точные обстоятельства, стаж ВИЧ+ у Игоря, ВН, ИС и прочее — неизвестно, известно только то, что очередной молодой ВИЧ-положительный человек, ранее отрицавший ВИЧ, скончался».

Похоронила двоих сыновей

В июне 2016 года ВИЧ-диссиденты открыто подтвердили смерть ребенка ВИЧ-диссидентки Софьи Кузьминой (Мясковской). По информации администраторов группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети», у женщины от СПИДа умерло двое маленьких сыновей: из-за отказа от терапии умер ВИЧ-инфицированный первый сын Матвей, (ему было 3 года и 10 месяцев, тяжелое поражение на фоне ВИЧ, лейкоэнцефалит).

Из-за отказа от профилактики во время беременности и после родов был инфицирован ВИЧ, а потом умер второй, самый младший сын Софьи –  Егор (ему не было и года, умер от интерстициальной пневмоцистной пневмонии). Причем о смерти малыша сообщила все та же Ольга Ковех.

«Софья после появления информации о смерти Егора отстранилась от общения в ВИЧ-диссидентских группах удалила страницу в ВК, — пишут администраторы группы. — Также заметим, что это беспрецедентый случай в истории ВИЧ-диссидентского движения вообще: других случаев, где из-за отказа родителей проводить профилактику и лечить ВИЧ-инфекцию у детей в семье погибло от СПИДа аж 2 ребенка, пока не известно».

«Мальчика отравили врачи»

Данил Маркелов родился 17 апреля 2003года от ВИЧ-положительной женщины по имени Полина. Диагноз ВИЧ-инфекции Полине был поставлен во время беременности, выписаны антиретровирусные препараты для профилактики, которые она принимала вплоть до родов. В младенчестве, в течение 1 месяца после рождения мальчик получал профилактику ретровир-сиропом. В октябре 2004 года, в возрасте 1,8 лет Данил был снят с учета, со слов матери, при обследовании диагноз ВИЧ-инфекции не подтвержден.

По информации создателей группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети», в дальнейшем, вплоть до лета 2013 года больших проблем со здоровьем у ребенка не было, рос и развивался вполне нормально, ходил в школу, однако в конце лета у мальчика возникли боли в животе и подъемы температуры. Родители обратились к педиатрам в частные медицинские центры, где было проведено обследование, 26 сентября того же года, в связи с тяжелым состоянием с приема педиатра частного медцентра Даня был госпитализирован в реанимационное отделение детской больницы с подозрением на диабет.

В больнице был выполнен серологический тест на ВИЧ, в итоге ребенку был установлен диагноз ВИЧ-инфекции в стадии СПИД и начато лечение 4-мя антиретровирусными препаратами. Врачи тяжелое состояние ребенка расценивали как следствие СПИДа. Однако у родителей была своя версия развития событий. По их убеждению главной причиной постановки диагноза ВИЧ-инфекции Дане были данные о наличии «ложного» диагноза ВИЧ-инфекции у Полины, которые челябинским врачам стали известны от врачей Курганского СЦ. А причину тяжелого состояния сына они видели в отравление его «ядом» то есть ВААРТ, именно это по их мнению привело к тяжелому поражения центральной нервной системы и прочим проблемам со здоровьем у Дани.

В конце марта 2014г. Даня попадает в больницу с подозрением на пневмонию, которое, по словам Максима, не подтвердилось, а была всего лишь «легкая респираторная инфекция». Тем не менее, ребенок находился в реанимации. Родители продолжали отказываться от лечения антиретровирусными препаратами, в последнее время Даня получал паллиативную помощь.

«Сегодня 5-й день лечения по назначению невролога, было небольшое ухудшение на фоне регулировке дозы, сейчас все стабильно. Спастика начала проходить, но правда спит много действие препаратов, кушает хорошо правда немного похудел на фоне одного дня температуры но очень надеемся на то что лечение уже скоро даст эффект», — писал отец мальчика Максим Маркелов 23 апреля 2014 года.

14 июня Данила не стало.

Читайте также:  Пластический хирург: Я не могу смотреть, как чиновники разрушают профессию – надо бороться

«Мы ничем не смогли помочь»

Группа «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети» следила за состоянием здоровья ВИЧ-инфицированного 6-летнего мальчика Никиты больше года (до 2016 года). Его мать Эльмира Лукина публично заявляла о своем намерении отказаться от лечения, утверждая, что ВИЧ не существует и антиретровирусная терапия — это яд. Опасаясь «отравить» своего несовершеннолетнего сына, Эльмира избегала врачей СПИД-центра, не лечила сына и не лечилась сама.

«Мы неоднократно обращались за помощью в различные государственные органы в целях предотвращения смерти сына Эльмиры. Целый год нас кормили отписками. Никто нам так и не помог, а одна из депутатов Думы городского округа Самара, к которой мы также обратились за помощью, даже нажаловалась на нас в Роскомнадзор. Кроме Роскомнадзора, на нас поступили жалобы в прокуратуру г. Оренбурга и в Следственный комитет. Заявление на нас было написано неким Вершковым А.В., который причастен к общественной организации «Комитет по борьбе с коррупцией». В заявлении было указано, что Эльмира Л. обратилась к Вершкову А.В. за помощью — якобы мы её морально изводим. Причём здесь «Комитет по борьбе с коррупцией» — это до сих пор остается для нас загадкой», — пишут администраторы группы.

Прокуратура и СК в итоге в возбуждении уголовного дела по ст. 137 УК РФ в отношении администратора группы «ВИЧ-ДИССИДЕНТСТВО В РОССИИ» отказали.То есть вместо того чтобы спасать ребенка, правоохранительные органы занимались тем, что периодически вызывали администратора группы Анара Гасанова для объяснений.

В июне 2016 года Эльмира скончалась от ВИЧ-ассоциированной болезни, то есть от СПИДа.

Позже стало известно, что сын Эльмиры скончался спустя месяц после смерти матери.

«Мы очень огорчены этим известием, ведь это означает, что мы не смогли спасти ребенка. Мы не выполнили свою задачу. Никто не выполнил свою задачу, — пишут администраторы группы. — На протяжении многих месяцев ребёнок умирал мучительной смертью. Об этом были поставлены в известность все возможные инстанции. И ведь мальчика действительно можно было спасти. Но это никому не было нужно, к сожалению».

Три клетки Людочки

Людмила Дягиль – одна из самых известных ВИЧ-диссидентов заявила о себе в 2013 году.

«Люся очень много времени и сил в свое время посвятила продвижению ВИЧ-диссидентских идей в ВК — не только в ВИЧ-диссидентских группах, но и за ее пределами, — пишут администраторы группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети». — Сколько точно людей, оказавшись под влиянием Люси, поверили в ВИЧ-диссидентские идеи и отказались от обследования себя и своих детей на ВИЧ – сказать сейчас трудно. Но они были — это точно. Кое-кто открыто кивал на «три клетки Людочки», а сколько тех, кто не писал открыто?!».

Людмила скончалась в октябре прошлого года. ВИЧ-диссиденты причиной смерти Люды называют токсическое поражение внутренних органов в результате подорванного в молодости здоровья, курения и приема противотуберкулезных препаратов.

«Не слушайте лекарей, ВИЧ существует»

«Наша группа никогда не писала бы о дочери Нарины (Марии Акиншиной), считая, что нет строгих доказательств того, что с ней случилось. Однако совсем недавно Нарина наконец-то появилась в сети и стала отрицать, что когда-либо говорила о том, что у неё умерла дочь, — пишут администраторы группы «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети». — К сожалению для неё, Нарина не заметила, что её профилем незадолго до этого воспользовался её супруг, подтвердивший непоправимое. По его словам, об истиной картине происходящего с его дочерью он узнал лишь за три дня до её смерти».

После появления Нарины в сети в группе «Движение против аферы ВИЧ/СПИД» вышел пост авторства Ольги Ковех, повествующий о том, что дочь Нарины жива. В переписке с Андреем Коваляном Ковех обвинила его в том, что он «сдал инфу ортам» и выдвинула сразу несколько теорий: например, то, что Коваляну была специально слита дезинформация: возможно, для того, «чтобы временно отвлечь внимание этих тварей, и сделать то, что надо». Хотя за несколько минут до этого с уверенностью утверждала, что Марию просто взломали и кто-то писал от ее имени.

«Однако с одним высказыванием Ковех, «c такими вещами не шутят нормальные люди», мы вынуждены согласиться. Действительно не шутят. Ни одна мать не будет шутить о том, что её ребёнок умер», — заключили администраторы.

Дочь Марии умерла от СПИД осенью 2017 года. Ей было 10 лет.

Как сообщалось ранее, в конце мая 2018 года в России скончалась от ВИЧ одна из самых известных представительниц движения ВИЧ-диссидентов — 36-летняя Софья Мясковская. Подробнее читайте: «Смерть ВИЧ-диссидентки»: как россиянка свела в гроб детей во имя идеи

comments powered by HyperComments

Марьям Ибрагимова © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.