«В родзал как на эшафот»: гинеколог — о последнем дежурстве перед отпуском

«В родзал как на эшафот»: гинеколог — о последнем дежурстве перед отпуском

Когда ты собираешься в долгожданный отпуск, крайнее перед ним дежурство, ох как хочется, отработать без эксцессов. В принципе, любое дежурство хочется отдежурить без этого самого, но вот крайнее перед отпуском как-то особенно. Может только мне, но скорее всего, каждому врачу, который имеет дело с ночными дежурствами в ургентном стационаре. 

8.10. Планерка. Опоздав на свои обычные 5 минут, тихой сапой пробираюсь к своему месту. Поймав на себе укоризненный взгляд главного врача, мило ей улыбаюсь. Но, переведя взгляд на отдежуривших врачей, улыбка покидает мое счастливое в предвкушении предстоящего отпуска лицо. Взлохмаченные волосы а-ля «я упала с сеновала», нервный тик у ответственного дежуранта, разные тапочки на ногах у второго, многозначительно говорят, что дежурство было аховое. Пробравшись к себе, тихонько спрашиваю.у сидящей рядом коллеги «Что в родзале?». На что получаю короткий, но емкий ответ « Ж..па!!!». Настроение портится, но не совсем. Это все равно предпоследний день! Последнее дежурство! Всех родим! Прооперируем! Спасем!А потом: «Оле! Оле, оле, оле!!!» Не, не, не зарабатывают сибирские акушеры на билет игры ЧМ, просто клич уж очень радостный.

8.30. Поднимаюсь в родзал как на эшафот (ибо все знаю после планерки). 7 женщин в родах. СЕМЬ! Для скромного роддома второго уровня довольно-таки много, учитывая, что в родзале я одна. Второй доктор выйдет из забитого под завязку послеродового отделения не раньше обеда. А третий в отпуске. Лето — это вообще горячая пора и в прямом и в переносном смысле! Всем хочется в отпуск летом! Ну хоть на чуть-чуть, хоть на две недельки, три это уже счастье, а четыре, практически джекпот.

Отвлекаюсь однако. Начинаю метаться между родзалами. Благо, акушерки сегодня дежурят опытные. Зубры! Акулы своего дела! Каждый роддомовский врач знает, что опытная акушерка это как вторая рука. Ты только рот открыла, чтобы сказать назначения, а она уже сделала. Хотя у нас все акушерки родильного – мастера своего дела. Депутатов в Госдуму выбирали бы, как мы акушерок в родильное отделение.

9.00. Рожает третьеродка (у акушеров, как, наверное, у всех есть свой слэнг: первородящая – «первородка», повторнородящая – «повторка», партнерские роды –«партнеры», женщина с рубцом на матке после КС –«рубец». Деревенская деваха, гренадер, рост 180, вес 110 кг. Ребенок крупный на 4500-5000. Рожала таких же, но все равно волнительно, бывает всякое. Дело к потугам. В схватку матерится. Да так, что уши в трубочку сворачиваются: «Аня! Нельзя так!» В ответ: «Доктор, не ругайся! Мне так легче! Доярка я, академиев не кончала! «Черт с тобой, матерись! Только роди. Рожает легко, с третьей потуги в руки акушерки выплывает крепкий мужичок, такой же орущий и краснощекий как мамаша! Взвесили — 4800, рост 58 см, неонатолог щедро ставит 9-9б по АПГАР. Послед родили. Ввели пабал. Все хорошо! Гипотонии нет. Выдохнула. Начало вроде неплохое. Пошла писать историю.

10.00. На подходе 16-летняя первородка (уже не удивишь). Рожает с ночи. Видно, что больно. Плачет тихонько, поскуливает как маленький щенок, в схватку кулак в рот, видимо, чтобы не закричать. Эх, милая!! Жалко тебя! Обезболить бы эпидуралкой, да в диагнозе «Дерматит», вся спина в мелкой гнойничковой сыпи, анрем отказался. Что поделаешь, нельзя так нельзя. Катюша, ты покричи! Может полегче будет! У нас часто кричат! Смотрит глазами полными слез «Мамка сказала, что если буду кричать, врачи будут ругаться». Вот ведь мамка какая, в детстве небось бабайками пугала, теперь акушерами! Кричи, милая, кричи, я не буду ругаться. Потуги. Ребенок двигается медленно. Таз узкий. Торопить нельзя. После очередной потуги обессиленно «Все! Я не буду тужиться! Не могу!» «Здрасьте! А кто будет?» Пусть сам выходит!! Или Вы как-нибудь вытащите!» «Эээ, милая, так дело не пойдет. Давай еще разок! На раз, два, три: давай, Катюша, давай, Все. Тоже мальчик. Без асфиксии. Все хорошо.

Читайте также:  Онколог: У нас нет такой роскоши, как повторный приём, а пациенту он нужен

10.30 – 14.00. Роды, роды, опять роды, какие они разные: роды со слабостью родовой деятельности (хвала окситоцину), с дискоординацией (эпидуральная анестезия наше все), с гипотоническим кровотечением (справились утеротониками), глубоким разрывом влагалища (спасибо, братья анестезиологи, за наркоз). Уф, чет запарилась маленько. Одно душу греет, скоро в отпуск! Чемодан уже достали, новый купальник прикупила: Оле, оле! Стоп. Рано.

14.40. Пошли на операцию. По скорой привезли беременную с двумя рубцами от предыдущих КС, со схватками с 2.00 ночи! Епть, ты чего сидела, милая, дома?! Ждала, когда матка порвется?! Виновато «Мужа с работы с ночной!» Ох, женщины, женщины. Безрассудство? Глупость? Незнание? На операции рубец резко истончен, расползается под скальпелем. Просвечивает плодный пузырь. Капец! Еще бы немного и…Слава Богу! Достали ребенка. Ушили матку. Перевязали трубы (хорошо, хоть здесь благоразумие проявила). Опять выдохнула.

16.00. Началось дежурство. Пойти пообедать что ли? Ан нет. Приемный. Привезли женщину с ДТП. Вся в крови. Срок 27 недель. Началось. Дежурство, ты же последнее. Блин, бегу.

Лицо и фамилия знакомые. «Ты у нас лежала?» «Да, месяц назад привозили с кровотечением. У меня предлежание плаценты! Вы меня еще в край переводили!» «Этого еще не хватало». Лицо, одежда в крови. Несколько заторможена. Уже есть осмотр нейрохирурга (больница многопрофильная). Диагноз: СГМ. После консультации акушера госпитализация в о/нейрохирургии. «Жалобы есть?» «Голова болит!» «А живот? Кровянистые выделения из половых путей есть?» «Нет! Не болит живот. Подушки безопасности сработали». «Уже легче! А крови откуда столько?» «Губу разбила» «Ну ладно, давай посмотрим. Матка в нормальном тонусе, безболезненная при пальпации. Cito УЗИ. Хорошо, врач УЗИ задержалась на работе. Отслойки плаценты нет. Сердцебиение плода нормальное, шевеление активное. Уже спокойно осматриваю вагинально. Шейка сформирована, зев закрыт. Выделения бели. Пишу в заключении: На момент осмотра данных за острую акушерскую патологию нет. Отправляю в нейротравму. Душа все равно неспокойна. Все же предлежание плаценты (ретроспективно на следующий день повторный осмотр акушера и узи, все в норме). Уфф.

17.00 Опять приемный. 4 роды с предвестниками. Срок доношенный. Осматриваю. Схватки редкие, минут через 20. При вагинальном осмотре шейка почти сглажена, края мягкие податливые, открытие 3 см. Оформляйте в родзал. В ответ «Доктор, можно я попозже приеду?!» «В смысле, попозже?» «Ну часа через три, мне картошку окучить нужно. Всего 5 соток осталось» «Ээ, а сколько всего?» «Десять». На улице 30 градусов, 4 роды, зрелая шейка матки. «Какая картошка! Ты с ума сошла?» «Доктор! Я успею, я рядом живу. Мне после родов-то некогда будет! Муж в командировке, помощников нет». Умчалась. Мне опять неспокойно! Родит там среди своей картошки! Зачем отпустила? Приехала ровно через три часа. Открытие полное! С приемного на каталке в родзал! Родили через 5 минут. «Картошку-то успела окучить?» Смеется «Все сделала, еще помыться успела!» Вот уж воистину, есть женщины в русских селениях.

Читайте также:  «Доктора частных клиник продают душу дьяволу, подписавшись «выполнять» план»

18.00. Обход в послеродовом отделении. Хорошо, дежурю с начальником. Она отбивается от отделения патологии плюс реанимационные больные. А я вообще сегодня ела?

20.00. Звонок на городской в родильное: «Мне бы дежурного врача!» Тон ледяной. Здравствуйте! Дежурный врач такая-то такая, с кем имею честь?» «Я мама Сюзанны» (Сюзанна 28 летняя первородка поступила еще днем с предвестниками и незрелой шейкой матки. В родзале под наблюдением. Только час назад начались регулярные схватки). «Слушаю Вас внимательно» «Моей дочерью вообще кто-нибудь собирается заниматься?» Про себя: «Приплыли» «А по Вашему ею никто не занимается?» «Нет, конечно! Она уже сутки МУЧАЕТСЯ!» А, ну эта песню мы часто слышим. Делаю голос крайне доброжелательным. «Понимаете, так мол и так, поступила без активной родовой…» В ответ «Вы мне голову не морочьте. Я 28 лет назад рожала, и прекрасно помню, что такое схватки! Почему она не рожает? Вы там поди ей все закрепили?» Батюшки, чего там «закреплять-то»? Мы ей еще ни одной инъекции не сделали (про себя). Вслух: «Да все идет нормально. Не волнуйтесь! Мы Вашу девочку не обижаем! Все сделаем как надо» «Имейте ввиду, у меня в крайздраве свой человек, если что, я вас там всех». Да поняли мы уж, что всех расстреляют или на дыбу. Где моя валерианка?

21.00. Партнерские роды. Опять. Муж сразу с порога. «Мы за еВстественные роды!» (прям так и сказал) «Плодный пузырь нам вскрывать не надо. Пуповину буду сам пересекать. Плаценту заберем с собой» «О, Господи, да пожалуйста» Хорошо, хоть без шаманских бубнов и разбрызгивания святой воды по углам (были и такие).

Повторнородящая. Активная фаза родов, 6 см. Долго рожать не будут. Ээ, интересно, я еще успею купить парео в тон купальнику? Рано, Таня, рано.

Кстати, пойду посмотрю на Сюзанну. Опять с телефоном. Видать с мамкой переписываются. Моя бы воля, все телефоны отбирала на входе в приемный покой. Так мол и так, режимный объект, с телефоном низяяя. Посмотрела, слава Богу, процесс идет — 5 см, но пузырь плоский. Нужна амниотомия, чтобы не затянуть. Долго объясняла, для чего. Сказала, что подпишет согласие на амниотомию после звонка маме. Е-мое! 28 лет и все маме звоним. Держись, Таня, держись. Разделили половины ночи с шефом. Так хоть чуть-чуть удастся поспать.

23.00. Партнеры родили. Слава Богу, все как хотели, все естественно! Правда папашка вцепился в пуповину, сам контролировал прекращение пульсации. Неонатолог не выдержала, прикрикнула — отпустил. «Не забудьте отдать нам плаценту! А то знаем мы вас, пустите на маски там всякие!» Ага, вот прям щаз пойду в кабинет, лягу на диван и плаценту вашу себе на лицо ШЛЕП. (Тьфу!) Достал загодя приготовленный пакет из Магнита. Хотела съехидничать, мол, неуважительно как-то к древу жизни. Молчи, Таня, молчи.

Читайте также:  «Клинические рекомендации избавят врача от разборок по поводу «лишних» исследований»

Сюзанна запросила эпидуралку. А если мама будет против? «Я подпишу согласие! Я совершеннолетняя». Ну, ладно, видно, что устала, больно.

23.45. Звонок на городской. Крик «Але, это мама Сюзанны» «Что случилось?» «Вы зачем ей «спину тыкали? А если у нее ноги откажут?»

Да, екарный бабай! Уже теряю терпение. «Вашей дочери 28 лет! Она попросила сама, подписала информированное согласие! Кроме того были показания». Крик переходит в визг: «Знаю я ваши показания! И не вздумайте кесарить. Вам бы только резать всех. Имейте ввиду, у меня свой человек в…» Да, да, я помню, четвертуют, на костре сожгут. Оле, оле, оле!!! Отпуск, приди.

00.00. Не успела сделать запись в истории, звонок из патологии. Началось! Днем спали, к ночи проснулись. Иду на второй этаж. Тишина, темнота, только в смотровом свет. Что у вас, Галина Степановна? Галина Степановна – акушерка, большая и красивая как «Титаник» «Посмотрите, говорит немного прибаливает».

Вторые роды, доношенный срок, уже лежит на кресле, улыбается. «Да, Галина Степановна Вас зря подняла!» (хм, кто бы еще ложился) Немножко болит-то». Но Галина Степановна еще из старой гвардии акушерок, она по каждому пуку врача звать не будет. Смотрю, Батюшки, 9 см, головка низко, хорошо плодный целый. Говорю, потихоньку вставай, вещи скоренько собирай и в родильное». «Доктор, да рано еще, давайте часика через два, мне отчет доделать нужно» «Какой ОТЧЕТ?» «Доктор, да я главный бухгалтер в фирме! Квартальный отчет горит. Мне немножко осталось!» «Шагом марш в родильное, у меня уже одна чуть не родила в картошке». Ладно, ладно, побежали! Доктор, а в послеродовом отделении ноутбук можно?»

01.00. Главбух уже давно родила. Ноги гудят. В глазах песок. Акушерки: «Пойдемте кофе пить!» «Пойдемте. Девчонки, а у вас сало есть?» Смеются, знают, что я сало люблю «Есть -, говорят, — и сало, и горчица, и черный хлебушек». Ммм. К черту диету!

2.00. Родила Сюзанна. На удивление, тужилась хорошо, уже без истерик. Спасибо тебе, Господи! Глаза слипаются.

4.30. Звонок на телефон. Блин, вроде не моя половина же. Начальник на проводе». Доношенный срок, излитие вод, тазовое, крупный плод, первые роды. Операционная готова». Иду! Блин, почему я не стала физиотерапевтом?

7.00 Мне все же удалось поспать. 2 часа. Оле! Оле, оле! Нам бы теперь только день продержаться! (с)

8.10. Планерка. Судя по улыбкам присутствующих, наш с начальником вид не лучше предыдущей смены. Ну и ладно, зато без эксцессов.

15.00. День был практически спокойный. Пару родов да операция. Выхожу на крыльцо! Дышу полной грудью. В голове одна мысль: СПАТЬ! Черт, какое спать? Завтра самолет в 11.00. Море ждет! Чемодан не собран! Оле! Оле, оле, оле!

Автор: Татьяна Матвеева, акушер-гинеколог, «Доктор на работе».

comments powered by HyperComments

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.