«Чем больше пальцев, тем не лучше»: хирург – об уникальных операциях на кисти

«Чем больше пальцев, тем не лучше»: хирург – об уникальных операциях на кисти

Об уникальных операциях на кисти и необычных патологиях рассказывает член Федерации Европейского общества кистевых хирургов, пластический хирург, травматолог-ортопед, к.м.н. Антон Говоров. 

Антон Говоров

Некоторое время назад весь интернет облетела необычная фотография руки с восемью пальцами, похожая на клешню. Над ней ломали головы не только простые граждане, но и люди с медицинскими специальностями, отличными от хирургии и травматологии. «Не фотошоп ли это?» – часто звучал вопрос в обсуждениях. Пластический хирург, член Федерации Европейского общества кистевых хирургов, травматолог-ортопед, к.м.н. Антон Говоров внес ясность по поводу этой медицинской загадки.

            Антон Владимирович много лет проработал в единственном в России отделении реконструктивной микрохирургии и хирургии кисти НИИ детской ортопедии им. Г.И.Турнера в Санкт-Петербурге и на данный момент оперирует в многопрофильной частной клинике «Медси». Заглянув в его инстаграмм (@agovorov) понимаешь, насколько он увлечен своей работой, не зря доктор входит в ТОП-10 лучших пластических хирургов Санкт-Петербурга. Он рассказал нам все о патологиях конечностей, а так же раскрыл тонкости эстетической хирургии в целом: начиная от реконструктивной микрохирургии кистей и стоп, заканчивая липосакцией живота и пересадке жира.

– Антон Владимирович, начнем с простого: как вы стали врачом, тем более такой узкой направленности?

– Я рос в семье, где мама – врач-педиатр, поэтому сомнений, что должен стать детским врачом, не было. Со специальностью определился на 2-м курсе, когда вступил в студенческое научное общество, посвященное детской хирургии. Мой наставник, профессор, доктор медицинских наук, вертебролог Эдуард Владимирович Ульрих настолько увлекательно подавал материал, что возник интерес к ортопедической хирургии. Так же ходил в экспериментальную лабораторию, где тренировался накладывать микрохирургические швы, работать под микроскопом. Мы учились оперировать на крысах: например, выделить и сшить аорту диаметром около одного миллиметра. Так появились мануальные навыки владения микрохирургической техникой. Ординатуру проходил в отделении, где пригодилось все то, чем я занимался в студенчестве. Так что, можно сказать, сама судьба вывела меня на этот путь.

– Какие операции вы проводите?

– Отделение реконструктивной микрохирургии и хирургии кисти специализируется на врожденных и приобретенных патологиях верхней конечности: полидактилия, синдактилия, брахидактилия и многие другие. Детки со всей страны получают там помощь, в год делается примерно 800 операций, причем бесплатно. 50-60 из них – микрохирургические.

Одна из важных операций – пересадка пальчиков стоп для восстановления функции кисти. Простыми словами: если на кисти не хватает пальцев в результате травмы или врожденной аномалии, то их можно взять со стопы. Таким образом решаются эстетические и функциональные проблемы, сама стопа, после заимствования, тоже реконструируется. Непосвященный человек может даже не понять, в чем дело, и редко заметит, что на стопе четыре пальчика, а не пять. Они следуют друг за другом ровно и не выглядят, как «выбитый зуб», поэтому количество пальцев не бросается в глаза. На кисти же все пальцы выглядят обыденно. Так за все время работы отделения мы пересадили порядка 1000 пальцев, и этот опыт считается значительным даже в международном масштабе.

Читайте также:  В Дагестане деньги ФОМС списывали на уехавших воевать в Сирию боевиков

– Но пальцы нужно не только пересаживать, но иногда и удалять лишние?

– Естественно, все зависит от патологии. Полидактилия – наиболее частая врожденная аномалия, она имеет множество форм. То, что изображено на снимке: ульнарная димелия или «зеркальная кисть». Грубо говоря, это удвоение сразу предплечья и кисти. Мы можем видеть две локтевые кости с избыточным количеством пальцев, которые «срослись» на месте больших пальцев. Максимальное количество пальцев на такой руке – 8, больше не бывает. В России таких пациентов наберется порядка 20 за все время моей работы, патология достаточно редкая. И ее нужно оперировать. Чем больше пальцев – тем не лучше. Обычно такие пороки связаны с нарушениями в суставах, а отсутствие первого пальца грозит инвалидностью.

Функциональность кисти складывается из возможности зажимать предметы между большим пальцем и всеми остальными. Без него вы не сможете крепко сжать молоток или руль машины. Если в позиции первого пальца будет их несколько, то сильнее он не станет. Поэтому из всего количества пальцев мы выбираем самый функциональный, а остальные удаляем.

Кисть до операции

 

 

Результат операции

 

 

– В каком возрасте лучше делать такие операции?

 – Все зависит от того, какая реконструкция потребуется. Некоторые полидактилии можно устранить уже начиная с месяца жизни, другие – после года. Очень часто при рождении встречаются так называемые «болтающиеся пальчики». Это когда около первого пальца, либо мизинчика располагается дополнительный пальчик на тонкой «кожной ножке». В роддоме его обычно перевязывают у основания ниткой, и он, как пупочек, отваливается. Но на этом проблема не заканчивается. В возрасте 5-6 лет такие детишки начинают жаловаться на прострелы «током» на месте дополнительного пальца и их приводят к нам. Образуется невринома – когда нерв «зажат» в рубце. Поэтому настоятельно не рекомендуем удалять такие пальцы описанным методом, а обращаться за специализированной помощью.

– Есть люди, которые считают подобные патологии знаком избранности?

– Был случай, когда пациентка жила с «зеркальной кистью» и в ее вероучении избыточное количество пальцев считалось особенностью. Но, поскольку патология сопряжена с ограничением движений, ей пришлось обратиться к нам, чтобы вернуть руке функциональность. Это оказалось важнее «особенности». Бывает, родители не спешат с операцией, ждут, когда ребенок сам решит. Помню 25-летнюю пациентку с удвоением мизинца на стопе. Казалось бы, мелочь, но после операции они с мамой расплакались – настолько им показалась красивой стопа без дополнительного пальца! А проходили сколько лет! Тот же подбор обуви вызывал затруднение. Помимо неудобств, эти пороки часто приносят социальный дискомфорт. Они постоянно привлекают внимание и проще избавиться от них в раннем возрасте. Малыши быстро все забывают, взрослым же сложнее решиться на операцию и дольше восстанавливаться.

Читайте также:  В экстренной ситуации приходится оперировать за всех специалистов на свой страх и риск

 

– Вам часто приходится исправлять ошибки других врачей? Ведь такие стационары есть не в каждой области, а проблемы случаются везде.

– Я не могу сказать, что часто. Но осложнения могут быть у любого хирурга, особенно, если он не сталкивается с такими патологиями каждый день. Я, например, знаю травматологов, которые лучше меня прооперируют тазобедренный сустав. И естественно, что пациента с данной проблемой отправлю к ним. Мне кажется, это правильно. Иногда лучше не пытаться что-то сделать самому, а сразу отправлять пациентов в специализированные центры.

– Говорят, что успехи современных студентов-медиков оставляют желать лучшего…

– Мне кажется, это ложь. Среди студентов всегда были «звездочки» и середнячок, совсем неумехи отсеивались. Огромное количество ребят участвует в олимпиадах и конференциях, я знаю тех, которые занимаются в экспериментальной лаборатории и могут дать фору многим специалистам. Но звездами все тоже быть не могут, поэтому нормально, что в медицине, как и в любой профессии, остаются просто люди целеустремленные, которые любят свое дело. А те, кто ходит просто так, надеюсь, находят свое призвание в чем-то другом.

– Но, тем не менее, часть населения настроена негативно по отношению к врачам. Вы это замечаете?

– Это отношение, я считаю, формируют СМИ. Они чаще рассказывают о негативных случаях, нежели позитивных, как сейчас модно говорить – «ловят хайп». И вместо упора на достижения российских врачей, делают рекламу зарубежной медицине. Иногда я вижу, как телеканалы и фонды собирают деньги на лечение пациентам с деформациями конечностей. И прекрасно понимаю, что они могли спокойно пролечиться у нас. Собрать документы, получить квоту, все это совершенно бесплатно. Да, потребовалось бы время, но не со всеми патологиями нужно спешить. Иногда маленьким пациентам наоборот нужно подрасти. Или, если уж возникла срочная необходимость, то в России тоже есть частные медцентры, где делают операции не хуже, чем за рубежом. Я работаю в одном из них. Здесь отличный сервис, доступные цены. Но деньги почему-то собираются именно на лечение за границей… Причем, надо думать, если человек отправляется туда, то ему придется еще и оплачивать проживание. Хотя опять же на родине многие проблемы можно решить за один день. Операция по удалению «болтающегося пальчика» займет порядка 10 минут. Во многих случаях возможно амбулаторное лечение. Поэтому, конечно, мне такое отношение к российским врачам непонятно.

Читайте также:  Врач из Воронежа подала в суд на сайт с плохими отзывами о себе

– В клинике «Медси» вы так же занимаетесь реконструктивной хирургией. Что это значит?

– Есть определенные деформации, которые становятся заметны лишь во взрослом возрасте. Например, синдром Поланда – сочетание порока кисти с недоразвитием или отсутствием грудных мышц и молочных желез. Если это девочка, то с половым созреванием дефект станет очевиден. Тут на помощь приходит реконструктивная хирургия, как часть эстетической медицины. Также устраняются последствия ожогов, травм. Много обращений по поводу восстановления мочек уха после туннелирования. Люди вырастают из подросткового возраста и иногда хотят исправить то, что делали раньше. Многие женщины обращаются после беременности, когда меняются контуры тела и появляются проблемы, которые не решаются спортом или правильным питанием.

– Это какие, например?

– Проблемы с грудью, перерастянутый апоневроз мышц брюшного пресса, избыточные жировые отложения в области вокруг пупка, наружной или внутренней поверхности бедер. Похудеть можно, но контуры останутся непривлекательны. Иногда даже страдает качество жизни, самое элементарное – затруднен подбор одежды. Девушки придумывают способы скрыть то, что им не нравится. После родов порой возникает диастаз прямых мышц живота: мышцы в прямом смысле отдаляются друг от друга. Живот становится обвислым, могут возникнуть проблемы с ЖКТ. Даная проблема хорошо лечится хирургически. Так же, как и кожно-жировой «фартук» после кесарева сечения. Таким женщинам не нужно предъявлять претензии, что они не следят за собой или не пытаются похудеть. Эта проблема связана с послеоперационным рубцом, и спортом ее исправить невозможно. Вообще возможности современной пластической хирургии безграничны. Тот же самый липофилинг – аутотрансплантация собственной жировой ткани пациента из одной зоны в другую. Такой метод позволяет исправить недочеты, добавить ткань туда, где не хватает, убрать там, где мешает. Эстетическая хирургия не удел богатых людей, а реальная возможность помочь восстановить утраченное и вернуть уверенность в себе. Главное – не надо бояться!

Беседовала Виктория Фёдорова

Как сообщалось ранее, руководитель клиники хирургии кисти и реконструктивной микрохирургии НИИ им. Турнера Сергей Голяна рассказал об особенностях своей работы. Подробнее читайте: Микрохирург – о том, как в России спасают детей с патологией кисти

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.