Нейрохирург: Нельзя бросить работу на середине – после нас либо сталь, либо шлак

Нейрохирург: Нельзя бросить работу на середине – после нас либо сталь, либо шлак

Руководитель Федерального центра нейрохирургии в Тюмени, депутат Тюменской областной думы, почетный гражданин Тюмени и Заслуженный врач РФ Альберт Суфианов рассказал vsluh.ru об особенностях своей работы.

Он с 13 лет точно знал, что станет врачом. На это повлияло мнение матери, которая всегда говорила, что врач – это благороднейшая профессия, а также то, что Альбер Суфианов очень много читал в детстве, в том числе и об известных докторах.

«Сердце хирурга» была его любимой книгой.

«Был такой хирург Федор Углов, очень известный, он работал у нас в Иркутской области, оттуда родом, трудился в наших краях, потом жил и работал в Ленинграде. Так вот он в нашем Иркутском мединституте учился. Меня сильно впечатлило, что он начинал в деревне обычным врачом, помогал людям. Все это очень красочно описано. Конечно, это заражало молодых людей. Сейчас таких книг не пишут», – рассказал врач.

Он добавил, что учёба ему всегда давалась легко, школу окончил с золотой медалью, в институте был чуть ли не единственный стипендиат. Врачи считает, что это потому, что у него была феноменальная память, а так же огромное желание и интерес к учёбе.

Читайте также:  Подмосковные хирурги удалили пациентке 15-килограммовую опухоль

«Был такой момент, когда я окончил вуз. Полная разруха, 1990-е годы. И оказалось, ничего из того, чему нас учили, к чему готовили, в больницах нет. Ни лекарств, ни оборудования, ни технологий. Это был ужас. Поэтому многие сломались, практически весь наш курс разбежался. Даже мой друг, с которым мы вместе учились, прекрасный хирург, очень талантливый человек, тоже не устоял, перемен не выдержал. Тогда было сложное время. Но я веру в медицину не оставил. Жизнь показывает, что, в общем-то, правильно сделал.

Стал думать, как быть дальше, где учиться. Нашел. Учился и за границей. Бог помогал, посылал на моем пути очень светлых людей, я бы так сказал», – подчеркнул нейрохирург.

Он добавил, что если ты врач, то у тебя нет обычной жизни. «Ты врач все время или не врач вообще. В этом отношении я очень много внимания уделяю воспитанию своего коллектива, особенно молодых сотрудников. Тому, что заключается в этом понятии – врач

Соблазнов очень много для всех, особенно для молодых людей. Если изменил медицине, значит ты уж не врач (выразительно хлопает ладонью по столу). Профессия очень сложная, она требует полной самоотдачи!

У нас есть такая фраза – после нас либо сталь, либо шлак. Сразу видно, как человек себя проявляет. Потому что режим работы очень тяжелый.», – отметил доктор.

Читайте также:  ТД: Онколога судят за "поборы" с пациентов из-за недофинансирования

Врач рассказал о случае, когда ему пришлось оперировать в экстремальных условиях.

Во время операции хакеры взломали системы ФЦН.

«Привезли тяжелого ребенка на повторную операцию, на первой операции коллеги не смогли выполнить все, что хотели, поэтому попросили нас помочь. Состояние пациента ухудшалось, поэтому надо было действовать быстро. Операцию назначили на субботу. Когда я открыл мозг, мне понадобилось что-то уточнить. Обычно все данные подводятся к микроскопу, прямо в операционную, но тут все экраны молчали. Я понял, что что-то произошло. Начали выяснять. Оказалось, хакерская атака.

Но это мне не помешало, конечно, завершить операцию, сделать все, что было нужно. Я врач с закалкой 1990-х.

Это вообще преступление. Страшные люди. Ведь речь идет о здоровье! У меня даже в голове не укладывается.

Не уходя от темы, хочу сказать, что главные приборы у хирурга — это голова и руки. Я осваивал профессию в такое время, когда не было приборов, которые есть сейчас. И в принципе я способен выполнить операцию без них. Своих людей я тоже готовлю таким образом, чтобы они могли качественно закончить операцию, даже если мир перевернется.

Причем, это не голословное утверждение. Могу привести еще один конкретный пример.

Читайте также:  Врачи Центра Алмазова помогли выносить и родить ребёнка пациентке с опухолью мозга

Как-то, еще в Иркутске, я начал очень сложную, трудоемкую операцию – удалял опухоль мозга у ребенка. И прямо во время операции загорелась барокамера, находившаяся за стеной. Малыш, лежавший там, играл машинкой и случайно высек искру…

Когда коллеги поняли, что баллоны с кислородом могут рвануть, естественно, сразу начали эвакуацию. Крикнули мне: «Альберт, беги, сейчас все взорвется!» А я стою над раскрытой головой ребенка.

Я остался, потому что понимал: если уйду, то ребенок погибнет. И даже в этих экстремальных условиях, когда все горело, безо всяких приборов операцию я закончил. Тогда меня Бог сохранил.

Поэтому повторю: люди, которые со мной трудятся, которых я учу, способны и должны работать в любых условиях», – заключил Альберт Суфианов.

Как сообщалось ранее, профессор Евгений Имянитов, руководитель отдела биологии опухолевого роста НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова, заведующий кафедрой медицинской генетики Санкт-Петербургского педиатрического университета, профессор кафедры онкологии Северо-Западного медицинского университета им. И.И. Мечникова рассказал о том, как зародилась идея, приведшая к совершенно новому направлению в лечении рака – иммунотерапии. Подробнее читайте: В 90-х годах зарождающуюся иммунотерапию воспринимали как чудачество.

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.