«У нас не хватает современного онкологического оборудования, но от Запада почти не отстаём»

«У нас не хватает современного онкологического оборудования, но от Запада почти не отстаём»

Главный внештатный радиолог Минздрава РФ, руководитель отдела лучевой терапии МНИОИ имени Герцена — филиала ФГБУ “НМИЦ радиологии” Минздрава РФ профессор Евгений Хмелевский рассказал РИА Новости о последних достижениях в лечении онкологии с помощью лучевой терапии, о том, когда чаще всего сегодня выявляется рак, и почему за отказ от прохождения медосмотра нужно лишать медицинской страховки.

По его словам, современные методы лучевой терапии позволяют добиваться эффекта даже в сложнейших ситуациях, например, при метастатическом поражении скелета в более чем 90% случаев. При этом можно получить полный эффект более чем у 60-70% больных, то есть в зоне воздействия никогда больше не возникнет никакая неприятная ситуация, связанная с опухолевым ростом.

Даже при метастатических поражениях головного мозга современная лучевая терапия тоже нередко позволяет получать очень стойкие многолетние эффекты благодаря как новым знаниям в области онкологии и радиобиологии, так и развитию радиотерапевтической техники.

Радиолог отметил, что особенно ощутим этот прогресс в последние десять лет, когда стали массово производить специальные аппарат для подвода очень высоких доз к очагам поражения без заметных рисков для здоровых тканей.

По его словам, лучевая терапия редко используется как самостоятельный метод лечения, обычно – это комбинация с хирургическим вмешательством или лекарственной терапией.

«Есть ситуации, когда лучевая терапия выступает и в качестве единственного метода, причем нередко речь идет о доброкачественных процессах. Доброкачественных по форме, но не по сути. Например, если доброкачественная опухоль расположена на каком-нибудь из нервных стволиков, вызывает массу неприятных ощущений и пусть медленно, но растет, а хирургическое лечение при этом невозможно. Единственный способ, позволяющий полностью излечить человека в такой ситуации — это современная лучевая терапия», – рассказал эксперт.

Читайте также:  Глава Минздрава Северной Осетии ушёл в отставку

Вообще в лечении лучевой терапией оптимальный вариант – это, когда знаешь точное расположение опухоли, чтобы воздействовать исключительно на неё.

На первом этапе лучевой терапии специалист должен провести точное физико-дозиметрическое планирование, то есть точный расчёт поглощённых доз, провести предлучевую подготовку: диагностику и топометрию опухоли. Следующий этап – это реализация самой программы, то есть воплощение в жизнь плана, который был рассчитан заранее.

В каждой конкретной ситуации используется индивидуальный подход, программа строится с учётом особенностей конкретного пациента.

Ещё один вариант – системная лучевая терапия, когда изотопы вводятся в организм системно: либо практически в чистом виде, как, например, радиоактивный йод при раке щитовидной железы, либо как составную часть комплексных препаратов. Обычно эти препараты, являясь таргетными, то есть нацеленными на определенную мишень, позволяют доставить изотоп непосредственно в зоны опухолевого роста, создавая очень высокую дозу ионизирующего излучения в участках накопления. Такие методы сегодня очень активно развиваются, и они очень перспективны с точки зрения их использования в онкологии.

«Вообще, лучевая терапия развивается по нескольким направлениям: в первую очередь это, конечно, совершенствование радиотерапевтической техники, второе — это радиобиология, наше представление о том, как и где работает тот или иной вид ионизирующих излучений, ну и в конце концов это гораздо более глубокое понимание биологии опухолевого роста, более глубокое понимание того, что такое инвазия, что такое метастазирование, как эти процессы протекают, когда ждать бед от этих процессов и, наконец, когда необходимо вмешиваться, а когда за ними можно просто наблюдать», – рассказал  Евгений Хмелевский.

Читайте также:  «В ВИЧ-инфекцию можно не верить, но без лечения помирать все равно придется»

По его словам, иногда можно просчитать, что побочные эффекты, связанные с лечением, имеет больше негативных последствий, чем результаты роста опухоли, тогда врачи отказываются от активных действий.

«Мне не очень нравится определение “некурабельный” пациент, которое иногда используют. Нет некурабельных пациентов. Да, не всегда возможно применение противоопухолевой терапии, но это не значит, что нет возможности для использования методов вспомогательной терапии. Вот и лучевую терапию не всегда можно и нужно применять. Но она показана примерно 50% онкологических больных как при ранних, так и при запущенных процессах», – отметил радиолог.

Эксперт отметил, что раньше у нас в стране производилось собственное качественное оборудование для лучевой терапии, которое прекратилось. Но всё же не полностью.

«Сегодня целая группа специалистов очень высокого уровня под руководством академика В. П. Смирнова готовится к серийному производству современного отечественного медицинского ускорителя электронов. Надеюсь, этот ускорительный комплекс сможет очень серьезно помочь в обеспечении массовости высококачественной лучевой терапии в стране», – рассказал врач.

 Этот опытный образец строится в структуре Росатома. К концу 2019 года должен быть выпущен первый экземпляр и, если не произойдёт ничего экстраординарного, то к концу 2021-началу 2022 годов можно будет говорить о его успешности или наоборот.

Читайте также:  «Главврач нас запугивает»: медиков подмосковной райбольницы заставляют увольняться

На данный момент в России не всегда хватает современного радиотерапевтического оборудования, но от Запада в лечении онкологии мы почти не отстаём.

«В среднем по стране потребность в лучевой терапии реализуется примерно на 60 с небольшим процентов. Высококачественные технологии облучения, реализуемые только на современных аппаратах, мы сегодня можем использовать далеко не во всех регионах», – рассказал радиолог.

При этом, большого дефицита радиотерапевтов в стране нет. Есть небольшая нехватка радиационных технологов – среднего медперсонала, который принимает непосредственное участие в реализации лучевой терапии.

«А количество радиотерапевтов у нас близко к оптимальному и не очень сильно отличается от развитых европейских стран», – заключил Евгений Хмелевский.

Как сообщалось ранее, известный российский онколог Михаил Ласков на своей странице в Facebook опубликовал 10 онкологических операций являющихся, по его мнению, сомнительными. В предисловии он напоминает, что единственными целями как большой, так и маленькой онкологической хирургии, являются продление жизни и максимальное сохранение ее качества. Не идет речи ни про какие «а вам слабо?», «мы единственные, кто…», «а у нас на работе…», поскольку это автоматически означает, что заявленные цели не будут достигнуты. Подробнее читайте: Врач назвал самые циничные и безжалостные онкологические операции.

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.