Терапевт: Это настолько адская работа, что я порой ненавижу пациентов

Терапевт: Это настолько адская работа, что я порой ненавижу пациентов

Терапевт одной из челябинских поликлиник на условиях анонимности рассказала АиФ о тонкостях своей работы, которые неизвестны пациентам, а также о том, почему врачи всё чаще грубят и отказывают больным в приёме.

«Я работаю терапевтом почти 20 лет. Могу сказать точно: несмотря на все повышения зарплат, наша работа адская. Не знаю, можно ли мои трудозатраты измерить рублем.

Самое ужасное — пациент у нас в стране всегда прав. Мы, врачи, поставлены в ранг прислуги, едва не подчиненных. Почему? Да сколько угодно примеров приведу.

Не раз и не два, а много больше, меня вызывает на дом один житель участка. Звонит в поликлинику и делает вызов врача, мол, температура, сам прийти не могу. Я зимой ли в стужу, летом ли в зной — тащусь к нему за тридевять земель. А он мне открывает дверь и говорит: «Ой, так далеко идти до поликлиники, да и не охота. Я тут анализ мочи собрал, вы направление давали, все равно идете туда, захватите мою баночку». Как это назвать? Неуважение, презрение? Я поначалу удивлялась, сейчас привыкла. Ладно, когда этот старик, а то ведь и 50-60-летние так периодически делают.

Кроме того, часто делают вызовы на дом в период эпидемий после каждого чиха, когда не хочется идти на работу и стоять в очередях в поликлинике.

Читайте также:  Москвич напал на медиков «скорой» после того, как избил свою мать-инвалида

«Так, в минувшую эпидемию, зимой 2017 года, я в один день обслужила 36 вызовов. Я пришла домой около полуночи и буквально упала на кровать. Каким рублем измерить эти трудозатраты? Я устала так, что говорить не могла. Ни есть, ни пить — только спать. А завтра снова на работу! Норму количества вызовов на дом нам никто внятно не озвучил. Подозреваю, что она составляет 6-10 человек, но нам ее лучше не знать: настроение лучше, нервов меньше», – вспоминает врач.

При этом часто бывает, что обходы происходят до приёма в поликлинике. Тогда уставший врач после массы посещений по домам садится на приём и принимает большое количество человек – тех, кто записался заранее и тех, у кого нулевые талоны (пациенты, которые в этот день пришли, потому что почувствовали себя плохо).

«Я порой ненавижу больных. Потому что попробуй не прими! Сразу начинаются жалобы главному и звонки в Минздрав. Такая-сякая, злая, бездушная, отказала в помощи пациенту. И я периодически понимаю, почему врачи, доведенные до отчаяния, иногда готовы пациента прямо убить», – отмечает терапевт.

Кроме этого, на терапевтов скинули часть работы узких специалистов: они ведут наблюдение и приём больных, выписывают им рецепты и направления и только в случае, когда ничего не помогает, выдают направление к узкому специалисту. Раньше люди могли записаться сразу к нему напрямую.

Читайте также:  В петербургских наркологических стационарах медработников стало больше, чем пациентов

«Лично я считаю это глупостью и неуважением к людям моей специализации, так как мы являемся практически прислугами других врачей», – посетовала врач.

При этом, люди, стоящие в огромных очередях к терапевту, постоянно ругаются и орут друг на друга. Потом всё своё недовольство они выливают на своего терапевта.

«Орут, друг друга оскорбляют. А по расписанию терапевту дается 10 минут на прием одного человека. Если хоть сколь-нибудь вдумчиво вести пациента, да еще и заполнять дневник приема, этого времени, конечно, не хватит. У меня сидит человек — дверь открывается без стука и влетает другой, орет, грозится «только через мой труп» пропустить кого-то. А тут наш главный врач решил пропускать тех, кто по очереди, и тех, что с «нулевыми», через одного. Конечно, первые возмущены: люди отпросились с работы, взяли талон на определенное время, но вынуждены кого-то пропускать. В честь чего? И не сомневайтесь — все эти неудобства мне обязательно выскажут. А я, как губка, сижу и впитываю. Где взять силы не взорваться?», – отметила доктор.

При всём этом, врач об уходе из профессии не думает, так как не знает, куда ещё можно пойти с её образованием.

Читайте также:  В Санкт-Петербурге избили фельдшера: у медика черепно-мозговая травма

«Иногда думаю, уволиться, и что? Куда я пойду с медицинским образованием? Торговать? Не умею. Многие в платные медцентры уходят. Меня звали один раз, но не на полный день, по совместительству. Я не рискнула, вроде как здесь и работа, и соцпакет, и стабильность. Одно вам скажу: сама не хожу к врачам вообще (один раз за последние лет 7 обращалась к гинекологу, но там был важный вопрос). Потому что знаю, как внутри у них всё обрывается, когда дверь открывается и входит новый человек: „Можно?“. Можно, конечно, но почему терапевты стали прислугой? А то у нас пациент, как клиент, всегда прав. Поверьте, это далеко не всегда так» – заключила терапевт.

Как сообщалось ранее, первичное звено российской медицины уже много лет топчется где-то на периферии индустрии здравоохранения. Амбулаторно-поликлиническая служба и участковые врачи остаются на вторых ролях, вынужденно уступая лавры и деньги высокотехнологичным стационарам и узкопрофильным специалистам. На исправление этой порочной диспропорции, и в первую очередь на ликвидацию дефицита кадров в первичном звене, президент Владимир Путин очередным майским указом отвел Минздраву пять лет. Подробнее читайте: У терапевтов безлимитное количество приемов, но за невыполнение жесткого плана – штрафы.

Медицинская Россия © Все права защищены. Читайте нас в Яндекс Дзен.

Добавить комментарий