Абортарий

Абортарий

Сегодня у нас восьмое марта, день женщин, поэтому хотелось бы поговорить о правах этой половины человечества. Нет, речь пойдёт не об оголтелом феминизме, а о достаточно обыденной проблеме, которая постоянно всплывает в новостях в последнее время: права эмбрионов.

Руководитель проекта Encyclopatia.ru, врач Никита Жуков разрушает страхи женщин по поводу абортов.

«Ох уж эти консерваторы, они же горой стоят за права нерождённых младенцев. Они сделают всё ради эмбрионов. Но как только человек родился — с этого самого момента он уже сам за себя. Противники абортов одержимы безопасностью эмбриона с момента зачатия ровно на девять месяцев. После этого они ничего не хотят слышать о нём. И уж точно не станут слушать чего он захочет в будущем. Ничегошеньки! Никаких тебе послеродовых клиник, яслей, детских садов, государственных субсидий и пособий, школьных обедов, пособий по безработице. Не будет ничего! Если ты эмбрион, то ты под их защитой, а вот если ты идешь в первый класс — тебе конец»! — Джордж Карлин
Начнём с самого главного, что стоит понять: противникам абортов абсолютно наплевать на здоровье женщины, её права и благополучие матери и дитя после рождения последнего. Их интересуют только эфемерные права сгустка из нескольких десятков-сотен клеток, судьба которого абсолютно перестанет их волновать в ту же секунду, как он станет настоящим рождённым человеком. Не будем поддаваться их примеру и ответно саркастически скандировать «Вперёд, в средневековье!», а взглянем на типичные аргументы пролайферов (основные противники абортов) и на то, что же им может ответить женщина, имеющая свободную волю и законное право не рожать из-за отсутствия иных возможностей, кроме физиологической.
Допустим, у вас сломался контрацептив. Или вы стали жертвой изнасилования. И спустя какое-то время вы обнаруживаете, что критические дни почему-то не наступают. Ну, вы поняли: тест на беременность оказывается положительным. И второй контрольный тоже. Вы, детально всё проанализировав, решили, что семейные отношения, ситуация с работой, финансовое положение и планы на жизнь как-то не позволяют вам отвлечься на девять месяцев разглядывания расширенной талии и последующие несколько лет счастливого овуляшества. «Спасибо, дорогой случай/всевышний, но как-нибудь в другой раз» — говорите вы в сторону своего живота, где маленький засранец пытается приютиться в эндометрии, и отправляетесь к гинекологу, чтобы высадить нежеланного пассажира.
В идеале, с вами побеседуют, расскажут все плюсы и минусы этого решения, а затем предложат доступные варианты, раз уж вы серьёзно настроены управлять своей жизнью и телом так, как хочется именно вам. Но не тут-то было! Вы запросто можете попасть к человеку, который считает аборт чем-то невероятно ужасным, настолько, что вся ваша жизнь по ценности даже близко не стоит рядом с вашими же собственными делящимися клетками внутри матки. Это оксюморон, если оценивать ситуацию критически, но они называют себя «движением за жизнь» или «пролайферами». Скорее всего, в самом начале вы услышите что-то вроде:

Оборот — грих! Аборт — грех! Растлевает! Запретить!

Все эти высказывания в сторону «греховности» задорно разбиваются о тот религиозный постулат, что любой ребёнок, даже некрещёный, совсем не имел возможности нагрешить, а значит отправится прямиком в рай — что из утробы матери, что после рождения. Более того, в большинстве религий при выборе кого спасать по медицинским показаниям, однозначно выбирают мать, по указанной выше причине. Ребёнка в рай, а у женщины ещё много спиногрызов может родиться, отлично же. Что самое интересное, в медицине придерживаются тех же взглядов, при невозможности спасти обоих. Однако для людей, которые думают исключительно яйцеклетками и считают эмбриона человеком, любая женщина больше похожа на контейнер для выращивания детей, чем на человека.
Никто не отрицает, что всем было бы лучше, если бы не было абортов, а люди бы просто лучше пользовались контрацепцией и думали головой, но ни контрацепция, ни голова не дают стопроцентной гарантии, а запретить людям заниматься нерепродуктивным сексом невозможно в принципе. Это отсутствие уверенности, что завтра тест не покажет зайку, не обосновывает логику «дал бог зайку — даст и лужайку». Потому что она отчётливо приводит к увеличению доли нищих многодетных семей и матерей-одиночек, где воспитываются ваши драгоценные эмбриональные личности с душой, но без надлежащего ухода, образования и, зачастую, сносной пищи. Из ряда тех же штампов: «Дети это счастье!». Ага, когда они голые и голодные. Дети — счастье, когда они желанны. Да, люди рожали и в войну, и в голод, и сейчас рожают десятки душ в недрах немытых Африки и Индии, большинство из которых отправляются прямиком в Лету спустя короткий срок после рождения, причём, совсем не выбирая это. Детская смертность в странах третьего мира намного превышает количество абортов в развитом мире — ну, и где ваша гуманность? Вот вам, право на жизнь: родился в грязь, в ней же умер, зато не аборт! Реально, счастье.

Демография

Демографический спад, говорите? Депопуляция народа российского? Допустим. Но что это за люди такие, которые рожают детей не ради детей или продолжения своего рода, а ради демографии? А, вы? Ну так рожайте больше, рожайте за всех нас. Правда, это только болтология, а факты говорят о том, что  массовые аборты по желанию были разрешены лишь около сотни лет назад. Какие плохие последствия мы получили от разрешения абортов в большей части цивилизованного мира? Увы, никаких. Пролайферы могут сказать что-то про смертность от абортов и многие осложнения, только вот раньше всё это тоже присутствовало и ещё больше, поскольку операцию производили на коленке. Дореволюционные законы осуждали аборты и что, их не было? Были, и ещё какие кровавые: легализация прерываний в 1920 году снизила смертность почти в 15 раз! Если посмотреть на исторические данные, то аборты оказывают наименьшее влияние на рождаемость, в первую очередь на неё действуют социальные и экономические причины. Поэтому демографию нужно улучшать социальной защищённостью, а это деньги и квадратные метры. Вот тогда и абортов будет меньше.
Но пролайферы часто говорят, что они не за демографию, у них другие мотивы: мол, главное — это слово божье, а он им говорил «Не убий!», потому что это он распоряжается жизнями. Тут нечего разводить полемику, итог прост: вашей церковью аборт запрещен? Вот её адепты пусть этого запрета и придерживаются, а у нас страна всё ещё светская.

Подбросить

Удивительное сочетание противоречий продолжается: бросить ребенка лучше, чем сделать аборт. Ещё раз, если кто не понял: аборт — грех, а ребенка отдать в детдом — это не грех. То есть, они прекрасно понимают, что выносить плод и родить его — далеко не самое тяжёлое, только вот дальнейшее выращивание, воспитание и лечение их совсем не волнует, лишь бы только родился. И никто, никогда и нигде не видел, чтобы против абортов выступала какая-нибудь бездомная с парочкой полумёртвых детей. Однако, странно. Как насчёт запретить женщинам быть бездетными? Можно и не подбрасывать детей куда попало: всем известны истории, как алкоголики и наркоманы продают своих детей. Вот это настоящий пролайф! Почему? Потому что не аборт! Может, те женщины, которые с пеной у рта отговаривают от «убийства» нерождённых людей, готовы пересаживать эмбрионы в свои собственные матки?
Знаете, сколько стоит суррогатное материнство? Порядка миллиона рублей. Спросите: готовы ли те люди, которые убеждают отказаться от прерывания, заплатить вам столько? С учётом, что ребёнка вы потом оставите им, конечно же. На меньшую сумму не соглашайтесь, это определённо развод. Можно составить договор, в этом ничего сложного.
Обычно на этом месте пролайферы сливаются, говоря, что лучше родить и оставить в роддоме, чем убивать. Что ж, им явно виднее, они наверняка все из беспризорников. Немного фактов: после того, как женщина откажется от своего чада в роддоме, органы опеки попытаются вызвать жалость среди всех родственников, до которых дотянутся, предложив им взять на воспитание сей плод неудачной любви. Через какое-то время после закономерного отказа, несостоявшейся матушке придёт повестка в суд, в котором её лишат родительских прав и взыщут алименты до самого совершеннолетия дитяти, что ни много ни мало, но 18 лет ежемесячных платежей. И это не конец: за дитятей законодательно закрепляется часть жилплощади мамки, которая с этого момента упомянутое количество лет не сможет ни продать, ни разменять жильё, а после совершеннолетия получит законного сожителя в виде того самого нежеланного ребёнка, которого кто-то убедил её оставить.
Сложно оценить реакцию на последствия такого «лишь бы родить, только не убивать!», но как минимум это будет пожизненное обвинение последствия несделанного аборта в своей несложившейся жизни. Определённо лучше, чем следующий пункт.

Травма

Произведённые аборты это, конечно, всегда тяжёлая травма и вообще инвалидность, особенно по части психики.
Хоть кто-нибудь видел митинги или призывы в духе «Даёшь больше абортов!»? Будто бы противники не осознают, что никто не ходит в абортарий как на праздник, и любая женщина хотела бы аборта избежать ещё до беременности, и это далеко не всегда её вина, что последняя случилась, но это и не воля Господа. Все вменяемые люди понимают, что презерватив лучше аборта, но резинки имеют свойство рваться в самый неподходящий момент. Именно здесь проявляют особую тупость противники абортов, поскольку их оппоненты не пропагандируют прерывание беременности у каждой женщины в положении, а наоборот стараются уменьшить их число. Нет ни одного сторонника абортов, кто бы говорил, что надо больше беременеть, чтобы больше абортировать, потому что это просто бессмысленно.
Окей, а носить нежеланного ребёнка 9 месяцев, отказаться от него — это, можно подумать, не будет для неё травмой, не и станет причиной чувства вины? Более того, широко эксплуатируемый борцунами термин «постабортный синдром» используется для подмены понятий, поскольку происходит он из-за падения уровня прогестерона. Такого же, как и после родов, что обычно называется «послеродовая депрессия», которая является обыкновенным делом: в развивающихся странах встречается до 80% случаев.
Да, прерывание беременности — это не зуб выдернуть, никто и не говорит об абсолютной безопасности: любое вмешательство в жизнь организма это стресс и потенциально опасно, однако физиологичные для нашего вида вынашивание и роды сопряжены даже с большим риском, который требует не только хорошего здоровья, но и психологической подготовки, готовности и осознанности.

Хардкор

Иногда во время беременности, нередко на ранних сроках, удаётся узнать, что плод развивается с серьёзными отклонениями. Решение оставить такой плод или нет целиком ложится на плечи родителей: ведь это именно им потом всю обозримую жизнь заниматься реабилитацией. Что нам говорят пролайферы: надо сначала родить, а потом уже разбираться. Мол, если родится больной, который вас не устраивает, то берите и убивайте; якобы это равноценно избавлению от внутриутробного бремени. Очевидно, с такой позицией даже уголовный кодекс не согласится. Дословная цитата полной невменяемости: «Больные люди нужны обществу. Они вызывают у нас милосердие, сострадание, учат любви. Если не будет больных, стариков, ущербных, мы станем гораздо более жестоки». Точно, шикарный повод, чтобы увеличивать их количество и фактически эксплуатировать их ради того, чтобы как бы «быть добрее».
Да, и люди с синдромом Дауна, и с ДЦП могут адаптироваться к социуму путём невероятного труда. Это нельзя отрицать и деятельность их родителей в высшей степени гуманна и неоценима, однако это не даёт даже простого логического повода осуждать тех, кто не готов взять на себя такое бремя. Никто не обязан его нести против своей воли. Никакая польза для общества не может оправдать такой труд одного, двух и более людей, если они его не хотят.
В другой ситуации, когда матери может грозить смерть во время родов, противники абортов вообще не видят ничего страшного: один человек отдаёт жизнь ради жизни другого, нового. Знаете, это только в кино и в мечтах выглядит так клёво, а когда вы сами станете субъектом такого выбора? Кажется, никто не слышал положительных отзывов от умершей во время родов матери, которой запретили делать аборт и заставили стать инкубатором для чужой жизни. Собственно, даже в случае внематочной беременности, когда у плода шансов ровно ноль, а мать может отправиться на небеса, аборт тоже не одобряем.
В люто запущенных случаях пролайферства головного мозга можно встретить даже призывы к запрету абортов у женщин, которым по каким-либо медицинским причинам рожать нельзя. Они это аргументируют тем, что раз есть причины, не позволяющие рожать, то таким женщинам нельзя не то что в брак вступать, но и в принципе заниматься сексом. Мол, «когда такая женщина соединяется со своим супругом, она совершает преступление». Чувствуете налёт евгеники, да? Аналогично они предлагают убивать несостоятельных асоциальных родителей, например, бомжей, вместо того, чтобы позволить им сделать аборт. Или рассказывают про Нобелевских лауреатов, выросших в семье алкоголиков, и мы ведь не будем их убивать, из-за чего якобы мы должны растить всех. А сколько из таких семей стало преступниками? У взрослых людей есть сознание, мнение и воля, и они не живут в вашей матке, и это не ваша обязанность устроить их дальнейшую жизнь.
Уже живущий человек, без разницы из какой он семьи, но имеющий мысли, действия, прошлое, права, обязанности и милые фотографии с родителями — это совсем не то же самое, что эмбрион. Аналогично идиотскими являются высказывания вроде: «А вот если бы ваши родители сделали аборт!». Спасибо, дорогие, вы опять желаете смерти уже живому и мыслящему человеку, а не потенциальному. Вот это уже реальное покушение на убийство.

Права

Сторонники запретов считают, что у крохотной зиготы, начиная с самого оплодотворения яйцеклетки, появляются неотъемлемые права, в том числе на жизнь, то есть, они признают его полноценной личностью, которая может осознанно принимать решения и которую об этих решениях нужно как минимум спрашивать (странно, что они не пытаются даровать ему право голоса на президентских выборах). А раз спрашивать не получается, то принимать решение нельзя, поскольку, якобы, беременная женщина это не один индивид в определённом состоянии, а женщина + другой человек, и она не может что-либо решить без этого другого. Только вот у эмбриона мнения нет, значит им можно пренебречь: невозможно учитывать то, чего не существует.
А когда вы решаете зачать ребёнка или нет, вы разве не решаете позволить ему жить? Сегодня решили воспользоваться презервативом, а завтра овуляция и…фьюить! — яйцеклетка, потенциальный гражданин своей родины, оказался на тампоне. Может, менструации запретим? Или мужской оргазм? Вот там-то просто геноцид: миллионы потенциальных людей умирают одним махом. А что, они такие же потенциальные люди, что и зигота, разве что в последней клеток побольше, но ни там, ни там нет сознания, нет воли, личности и чего угодно другого, характерного для человека. Да, есть своя уникальная ДНК, сама по себе никакой ценности не представляющая ни до рождения, ни на первом году жизни, ни на восьмидесятом. Выбирая момент жизни, когда вы собираетесь завести ребёнка, вы автоматически выбираете смерть всех остальных своих детей в любое другое время в прошлом. С ними-то что делать? Вряд ли вы у них спросили, точно ли они не хотят родиться и можно ли вам вообще пропускать овуляции без оплодотворения.
Вопрос «является ли эмбрион человеком или нет?» — это просто демагогия в отрыве от жизни здесь и сейчас: миллионы потенциально нерождённых детей не стоят права одной-единственной уже живущей женщины выбирать, что ей делать со своей собственной жизнью, которую она уже живёт и вольна распоряжаться ей как заблагорассудится. Если вы противник аборта и считаете, что эмбрион является личностью и человеком, то ищите способы для этой личности жить где угодно, кроме матки женщины, которая этого не желает, поскольку именно вы делаете из этого проблему. Вперёд, разрабатывайте новые технологии, чтобы пересаживать плоды из матки, и растите их за свой счёт сколько угодно, и тогда ваша драгоценная автономная личность с уникальным геномом сможет продолжить существование где угодно.
Европейский суд по правам человека рассматривает ситуацию так:
«Жизнь эмбриона неразрывно связана с жизнью беременной женщины и не может рассматриваться в отрыве от неё. Если бы статья 2 [Конвенции о защите прав человека] относилась к праву эмбриона и его защите, статья бы рассматривалась как абсолютное право зародыша на жизнь, и аборт был бы запрещен, даже если бы он был необходим по медицинским показаниям для защиты здоровья и жизни беременной женщины. Это бы означало, что еще не родившаяся жизнь эмбриона имела бы высшую ценность, нежели жизнь беременной женщины. Право на жизнь человека уже рожденного подвергалось бы ограничениям, не предусмотренным статьей 2 Конвенции». — “Право на жизнь в практике Европейского суда по правам человека”. Это означает, что жизнь матери в любом случае имеет приоритет над жизнью плода, иначе это ограничивало бы её собственное право на жизнь.
Согласно Международной конференции ООН по правам человека «родители имеют право выбирать, сколько детей они хотят иметь, и сколь часто те должны рождаться». Та же ООН признала отказ в проведении аборта нарушением прав человека.
Взглянув в Конституцию РФ мы увидим там чёткую формулировку:
2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.
(Конституция РФ, глава 2. Права и свободы человека и гражданина. Ст. 17 )

Резюме

Конечно, размножение — это прекрасно и необходимо для любого живого вида. Но мы отличаемся от животных самым главным: свободой, и наука расширила её до заоблачных пределов. И нет ничего ужасного в том, что вы можете выбирать те условия продолжения вида, которые устраивают именно вас: посторонние люди не должны лезть в вашу кровать или, ещё хуже, в матку, чтобы диктовать там свои условия. Ещё раз: у вас есть свобода выбора. Если вы верите в бога, то тем более — ау, боженька вам даровал именно это — свободу воли, а эмбриону не даровал, поскольку он не может выбирать и целиком зависим от женского организма.
Однако именно свободу принимать решения и пытаются отнять пролайферы: они пытаются поставить аборты вне закона. Учитывая, что исторически прекрасно известно, что искусственное прерывание беременности народ может проводить и без медицинской помощи (см. Ломачинского «Криминальные аборты»), то мы явно видим, что товарищам-борцунам «за жизнь» совершенно наплевать на жизнь и на всё что угодно, что не является мнением эмбриона без сознания.
Отдельно про вывод метода из ОМС: просто прямые поставки нищеты для государства. Бизнес, ничего личного.
К пролайферам: можете обзапрещаться, но не забывайте, что мы живём не за железным занавесом, и даже если контингент ОМСных абортов будет делать это вилкой на фанерке, то остальные женщины будут запросто ездить в соседние страны и там безопасно прерывать беременность. Цена вопроса: от 700 рублей доехать до Финляндии для Петербурга, до 10к для удалённых от границ регионов РФ. Куда дешевле и удобнее, чем потакать вашим визгам.
После того как случилась “беда” женщина находится в неком неведении: идти на аборт или не идти. Куча информации в интернете и увещевания знакомых формируют в голове неимоверную кашу. Поэтому готовясь к такой важной процедуре женщине необходимо подготовиться психологически.
Памятка на случай неадекватного противостояния желанию прервать незапланированную беременность.
Причины:
  • семейные отношения: нет постоянного парня/мужа, есть дети, есть иные обременения;
  • нестабильное финансовое положение, отсутствие собственного жилья, плохая ситуация с работой;
  • здоровье/красота;
  • планы на будущее: учусь в ВУЗе, строю карьеру.
Аргументы:
  1. Вы не можете мне препятствовать, потому что у меня есть полное право прервать нежеланную для меня беременность, а у вас нет никаких прав ограничивать мои:
    • «В соответствии с Федеральным законом об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве и имеет полное право на прерывание беременности при сроке до 12 недель».
  2. Я имею полное право планировать свою жизнь так, как мне того хочется, и могу полностью отказаться от рождения детей.
  3. Запрет абортов не улучшает демографию, зато увеличивает смертность из-за непрофессиональных абортов. Вы бы хотели, чтобы я сделала аборт сама себе на дому?
  4. В РФ более 600 тысяч сирот, сколько из них вы усыновили? Вы усыновите моего, если я от него откажусь? Предлагаю вам оформить договор суррогатного материнства: мы подписываем договор, вы выплачиваете мне один миллион рублей, после рождения ребёнка я отдаю его вам.
  5. Нежеланная беременность случается не только из-за случайных связей, но и в браке. Даже если из-за случайных, это не ваше дело. 
  6. Запрет абортов не улучшает демографию: она улучшается в первую очередь социальными и экономическими условиями. Нет, бог не дал лужайку. 
  7. Можете проспонсировать мою беременность и роды: это будет стоить около миллиона рублей, но ребёнка вам придётся забрать себе.
  8. Аборт — грех, а отказаться от ребёнка — не грех? Вряд ли дать ему полуголодную жизнь без образования — это не грех. Если вы и считаете прерывание физиологического состояния убийством, то дети всё равно безгрешны и попадают в рай.
  9. Дети — это счастье? Нет, дети — счастье, когда они желанны. Нежеланные дети это несчастье для родителей и пожизненное чувство вины для ребёнка.
  10. А вы бы хотели жить с мыслью, что являетесь плодом случайного повреждения латекса? Или изнасилования? 
Читайте также:  «Лучше в детдом, но душа живая»: ярославский гинеколог 20 лет отказывает пациенткам в аборте

 

Как сообщалось ранее, подписанное правительством РФ постановление о введении отдельной лицензии на аборт вызвало массу споров и сомнений, буквально разделив спорщиков на «вражеские» лагери, где у каждой стороны свои доводы «за» и «против», своя правда. Подробнее читайте: Аборт – как искусство… прерывания

Никита Жуков © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.