«Молча терпят обиду и унижение»: медики отмахиваются от подачи исков, не зная как это сделать

«Молча терпят обиду и унижение»: медики отмахиваются от подачи исков, не зная как это сделать

«Молча терпят обиду и унижение»: медики отмахиваются от подачи исков, не зная как это сделать

Медицинский юрист, представитель организации «Медикал Групп» в городе Улан-Удэ Руслан Главинский рассказал о том, как следует вести себя врачам, столкнувшимся с агрессивным поведением пациентов, и почему медицинскую юриспруденцию необходимо развивать как самостоятельную область права.

Невероятно, но факт: российские медики часто оказываются жертвами тех, чьи жизни спасают.  Оскорбления, угрозы, судебные иски и откровенно негативные комментарии в социальных сетях – это неполный перечень действий со стороны недовольных пациентов.  Венчают список ставшие далеко не редкими случаи физической расправы над врачами. Чаще всего в группе риска оказываются сотрудники «Скорой помощи»:

«Там не только о большой физической нагрузке речь – сама работа опасна. В периоды праздников особенно, когда в разы взлетает количество вызовов по травмам. И каждая третья – криминального характера».

Руслан Главинский знает ситуацию «изнутри»: являясь медицинским юристом и психиатром-экспертом организации «МедикалГрупп», он совмещает эту работу с дежурствами на «Скорой»:

«Я до получения высшего юридического образования 10 лет проработал на станции скорой медицинской помощи в Улан-Удэ в должности врача-психиатра, где и продолжаю работать по сей день;  кроме того, являюсь председателем первичной организации  «Национальная медицинская палата» республики Бурятия от «Скорой помощи».  Мне проще понять тонкости процессов и с медицинской, и с юридической стороны, и я намерен развивать медицинскую юриспруденцию в нашем регионе. Нужны научные статьи, социальные исследования, публикации в этой области».

Врачам необходимы базовые юридические знания – хотя бы для самозащиты, уверен Руслан Главинский:

«Медики в большинстве своём считают, что юридические вопросы и тонкости – это такие дебри непроходимые, куда и лезть не стоит. Юридические знания, которые дают медицинские вузы, мне кажется, сейчас преподаются в том же виде, что и 10 лет назад. Они устарели, так как законодательная база динамично меняется, не стоит на месте, как и сама медицина. Врачи вследствие огромной загруженности работой не имеют ни сил, ни времени для саморазвития в области юридических наук. Поэтому и получается некий информационный вакуум, из-за которого медики и не хотят связываться ни с пациентами, ни со следственным комитетом, ни с прокуратурой, ни с судом».

Одним из успешных шагов в развитии медицинской юриспруденции в Улан-Удэ, рассказывает Руслан Главинский, стало удовлетворение гражданского иска в рамках уголовного дела, когда пострадавший врач получил от обидчиков материальную компенсацию в размере 80 тысяч рублей.

Читайте также:  "Воевать с антипрививочным мракобесием - это врачебный долг"

«Инцидент, в котором пострадал медик, произошёл в ноябре прошлого года. В полицию поступило сообщение о девушке, пытающейся покончить жизнь самоубийством: в тот момент она находилась за ограждением балкона на 6-м этаже. К месту происшествия выехали спасатели, сотрудники полиции и бригада скорой помощи с психиатром. Девушки на балконе уже не было, полицейские и медики поднялись в её квартиру. Внутри находилась девушка и двое молодых людей. Все были в состоянии алкогольного опьянения».

Девушка отказалась от госпитализации, но с учётом её состояния работники «Скорой» и сотрудники полиции приняли решение принудительно сопроводить пациентку к служебной машине.

«Один из пьяных приятелей бросил вслед стул и попал в руку врача. После этого он подбежал к лифту, в который зашли медики и полицейские вместе с девушкой, и начал размахивать перед ними лезвием бритвы. Второй молодой человек подскочил с ножом в руке».

Заблокировав лифт, молодые люди требовали отпустить подругу с угрозами: «Порешим, порежем!».

Это продолжалось, пока к месту происшествия не подъехали вызванные полицейскими бойцы подразделения «Росгвардии».

«Молодые люди были задержаны. В их отношении возбудили уголовное дело по факту нападения на сотрудников полиции, а пострадавший доктор проходил в качестве потерпевшего.  Меня тогда возмутило то, что медики, в отличие от сотрудников полиции, особым образом не защищены юридически, нет особой статьи УК – как при нападении на полицейских. Это огромная брешь нашего законодательства и института российского уголовного права. Я считаю, что медики, особенно сотрудники «Скорой помощи», должны быть приравнены к сотрудникам полиции, и нападение на них при исполнении обязанностей должно наказываться так же, как нападение на полицейских. Так как они тоже сотрудники экстренной службы  и находятся при исполнении».

Руслан Главинский предложил пострадавшему доктору подать гражданский иск в составе уголовного процесса о компенсации морального и физического вреда:

«Мы вынесли ходатайство о подачи гражданского иска в процессе, суд удовлетворил.  Нападавших было двое, мы ходатайствовали о взыскании с подсудимых равных сумм по 40 тысяч рублей. Позже один из них получил условный срок, второй приговорен к реальному лишению свободы. То дело – показательно. Медики часто бывают потерпевшими, так почему не взыскать с обидчика и компенсацию за причиненный вред?!  Уголовный кодекс этого не предусматривает прямо. Нужен иск гражданского кодекса о компенсации. Большинство медиков об этом даже не знает. Но даже те, которые знают, часто по факту то ли не хотят с этим связываться, то ли не знают, как подать такой иск. Машут рукой и молча терпят обиду и унижение».

Читайте также:  Красноярским медикам урезали зарплаты, не заметив на счету медучреждения 5,6 миллиона

Случай взыскания материальной компенсации с лиц, совершивших нападение на врача, практически уникальный, рассказывает Руслан Главинский. А должен быть рядовым:

«Таких дел потенциально может быть заведено много, потому что случаи нападения на врачей – вовсе не редкость. Но на фоне физической усталости и дефицита времени медикам просто некогда этим заниматься. Донести до потерпевших информацию о необходимости добиться возбуждения уголовных дел и возможности требовать компенсацию – это в настоящее время одна из моих целей. Потому что в современных условиях юридической незащищённости у медиков и формируются хроническая усталость и эмоциональное выгорание. Из-за несправедливости и несовершенства наших законов».

Медики с юридической точки зрения очень уязвимы, поясняет Руслан Главинский, и самое печальное, что помощи со стороны государства в этом плане пока не предвидится:

«Вместо защиты государство еще больше ужесточает работу медиков, делая их еще более уязвимыми.  Теоретически у нас такие законы, что пациент может подать иск на хирурга, который после операции оставил шрам. Так как это косметический дефект. А если это перевести в плоскость уголовного кодекса и выставить как ненадлежащее оказание медицинской помощи? Речь идёт о поправках Следственного комитета России, которые могут быть внесены в Уголовный Кодекс. Есть такая категория пациентов (они всегда были, есть и будут), так называемые кверулянты и сутяжники. Представляю, как эти поправки развяжут им руки. Чтобы как-то защищать права врача в этой “ныне агрессивной законодательной среде”, я считаю, что нужно развивать медицинскую юриспруденцию как самостоятельную область права».

Организация «Медикал Групп» существует в Улан-Удэ с 2016 года. Изначально здесь занимались психиатрией, наркологией, психотерапией и обязательным психиатрическим освидетельствованием, но с 2018 года в список услуг включены услуги медицинского юриста.

«Практики уже достаточно, – рассказывает Руслан Главинский. – Одним из дел, к примеру, было помочь врачу добиться отказа от ведения пациента, согласно закону № 323. Эта практика у нас совершенно не развита. А у врачей есть такое право! И я считаю, что это право надо реализовывать. Бывают разные пациенты, которые из врача могут вытянуть все силы, нервы и здоровье. А куда деваться от таких пациентов медику, не знающему о своём праве? На него и клиника может давить за жалобы бесконечные от такого пациента. Смена доктора может сказаться лишь положительно в таких случаях. Велик шанс, что с другим врачом общий язык найдется.  Это заявление до сих пор находится на рассмотрении удивлённого руководства ЛПУ.  Если на него в течение положенного срока (а это один месяц) не будет ответа, то оно будет удовлетворено автоматически. По ЗАКОНУ. Хоть какое-то послабление для врачей».

Читайте также:  «Найти свою нишу в западной медицине, имея только российское медобразование, крайне непросто»

Как бы ни менялось законодательство и как бы ни вели себя пациенты, врачам необходимо владеть приёмами юридической амортизации, уверен Руслан Главинский:

«Правило номер один и самое важное: необходимо вступить в члены Национальной медицинской палаты! Региональные отделения есть в каждом регионе страны. Что это дает? Юридическую помощь и защиту. Например, в Бурятии 30 медиаторов, занимающихся вопросами медицинской конфликтологии.  Это особенно касается молодых специалистов. Я являюсь председателем первичной организации по «Скорой помощи» и вижу реальность этой работы каждый день. У нас работают опытные работники здравоохранения, команда юристов. Работа палаты эффективна и способна защитить медиков».

Правило второе – не вступать в конфликты с пациентами и их родственниками:

«Не участвовать в бурной полемике. Просто выполнить свою работу. А стороне конфликта просто предложить изложить свои претензии на бумаге и подать руководству клиники. Это самый оптимальный вариант, так как ответ на такие претензии дает медицинское учреждение – как юридическое лицо. А доктор тем самым встает под его защиту. А подача грамотного ответа на претензию – это уже работа ЛПУ, в том числе и юристов в его составе.  Например, на «Скорой помощи» я лично участвую в медиации жалоб и претензий, мы “отбили” большую массу необоснованных жалоб пациентов».

Как сообщалось ранее, вот уже не первый месяц СМИ и профсообщество обсуждают яркую инициативу СК ввести в УК РФ новые врачебные составы преступлений. Речь идет о статье 124.1 и 124.2 УК РФ, а также новой редакции статьи, посвященной незаконному осуществлению медицинской и фармацевтической деятельности. Подробнее читайте: “В России большинство врачебных дел идёт в суд без доказанной причинно-следственной связи”.

Медицинская Россия © Все права защищены. Читайте нас в Яндекс Дзен.

Добавить комментарий