«В России внедряется система фейковой медицины»

«В России внедряется система фейковой медицины»

0
2
«В России внедряется система фейковой медицины»

В Саратовской области назревает медицинский скандал федерального уровня – дело в сомнительном расходовании миллиардов рублей и массовых приписках пациентам несуществующих диагнозов и посещений врачей. По данным издания nversia.ru, всё началось с шутливых постов саратовцев в соцсетях, а закончиться может вполне конкретными уголовными делами.

Мы все больны

О больничных приписках изначально сообщили пользователи соцсетей, проживающие в Саратове. Они заявили, что врачи внесли данные о якобы пройденных пациентами процедурах, которые на самом деле не проводились.

Мы начали разбираться, и оказалось, что выявленная проблема касается практически каждого. Не только тех, кто не любит докторов и годами обходит больницы стороной. И не только тех, кто предпочитает частные клиники. «Получить» несуществующую услугу, оплаченную по полису обязательного медицинского страхования (ОМС), может любой.

Например, один из жителей региона предоставил корреспонденту свою медицинскую выписку — с 1 января 2017 по 31 декабря 2018 годов. Из 14-и оказанных и оплаченных полисом ОМС услуг реальными оказались… только две! В документе они выделены зеленым цветом. По словам собеседника, все остальные — наглая приписка. Причем, желтым цветом он выделил организации здравоохранения, где вовсе никогда не был. Например, областной онкологический диспансер, где якобы проходил консультацию…

В Саратовской области назревает медицинский скандал федерального уровня – дело в сомнительном расходовании миллиардов рублей и массовых приписках пациентам несуществующих диагнозов и посещений врачей. По данным издания nversia.ru, всё началось с шутливых постов саратовцев в соцсетях, а закончиться может вполне конкретными уголовными делами. Мы все больны

— Интересно, что диспансеризацию мне написали в Энгельсе в тот период, когда я лежал в стационаре в областной больнице в Саратове, — отметил мужчина.

Кстати, одним из «счастливчиков» с приписками также оказался автор этого текста. Подозрительные данные в медкартах обнаружились еще у половины нашей редакции — тех людей, которые зарегистрированы на портале «Госуслуги» и могут легко проверить медицинские документы.

Сбор сведений по этой теме был начат нами 6 февраля 2019 года. В том числе использовался официальный сервис er.saratov.gov.ru — «Электронная регистратура» (вход осуществляется через пароль сайта «Госуслуги»). Там содержится более подробная информация о посещениях пациентом медицинских учреждений, стоимости оказанных услуг и проведении дополнительных медицинских исследований, вроде диспансеризации.

«А что вы хотите?»

Итак, на портале «Госуслуги» у меня обнаружились сведения о прохождении диспансеризации летом 2018 года. В качестве места получения услуги в электронной медкарте указана ГУЗ «Саратовская городская клиническая больница № 5», которую я не посещал уже много лет. По официальным данным, 16 июля прошлого года я попал на прием к участковому врачу-терапевту Елене Ворсиной. Она же указана в качестве человека, подписавшего этот абсурдный документ.

В больнице меня якобы осмотрели на чесотку и педикулез (к счастью, результат — отрицательно). Далее идет сообщение о применении некоего обезболивающего. Итог: проведенная диспансеризация и присвоение II группы здоровья. Тут же прописан основной диагноз, поставленный пациенту — Z72.0 (употребление табака).

В «Электронной регистратуре» удалось обнаружить более подробную информацию. Оказалось, что диспансеризация проходила в два этапа. Она включала в себя исследование крови, флюорографию легких, тонометрию глаза и прочее. Мой статус по итогам этих изысканий: диспансеризация завершена, присвоена 2-я группа здоровья.

Помимо прочего, выяснилось, что я в 2018 году дважды ходил на профилактический прием к тому же врачу-терапевту Ворсиной и принял участие в некоем опросе, направленном «на выявление хронических неинфекционных заболеваний».

Читайте также:  Тюменская бригада «скорой» больше километра шла по грязи до пациента – машина застряла

Я попытался побеседовать по этому поводу с Еленой Ворсиной. Однако она, по всей видимости, чего-то испугалась. Врач выслушала вопрос, на несколько секунд задумалась, после чего заявила: «Я ничего не могу комментировать по этому поводу. Ни в открытую, ни анонимно!». И прервала разговор.

В саратовском Минздраве заявили, что при наличии конкретных обращений по этому поводу, чиновники готовы провести проверочные мероприятия.

— Работу по таким случаям у нас регулярно проводят страховые организации, Фонд обязательного медицинского страхования… То есть, изымаются карточки, смотрят, а дальше связываются с пациентом и спрашивают: «Вы реально получали эту помощь или нет?». При выявлении приписок на больницы выписывают очень большие штрафы. Примеры такие есть и были. Но не скажу, чтобы это было массовым явлением, — отметил пресс-секретарь ведомства Александр Колоколов.

Собеседник посоветовал со всеми вопросами идти в страховые компании, которые, по идее, должны быть заинтересованы в выявлении приписок. Аналогичное направление было указано корреспонденту и в территориальном Фонде обязательного медицинского страхования Саратовской области (ТФОМС).

Мы обратились в страховую компанию, оплатившую мою липовую диспансеризацию — «Капитал МС». Ради чистоты эксперимента я беседовал с сотрудницей фирмы не от лица издания, а как клиент, который взволнован странностями, происходящими с его медкартой. Выслушав историю, женщина на том конце провода задала вопрос, которым ввела в ступор.

— А что вы хотите?

— Как это? Узнать, что происходит с моим полисом. Я так понял, что ваша организация расплатилась за мою диспансеризацию, которой на самом деле не было…

— Вы можете прийти к нам и написать заявление, но деньги вам все равно не вернут никакие. Вы же это понимаете?

— Они и не должны их мне возвращать. Они, наверно, вам их должны вернуть?

— Да и нам они не вернут уже ничего.

— Почему?

— Ну, если только мы составим акт…

После таких препираний, сотрудница страховой все-таки решила записать мои данные — ФИО, дату рождения и прочую информацию. Чтобы начать проводить проверку сразу, без всяких заявлений. И мимоходом рассказала, что причиной приписок могут быть какие-то накладки или неполадки. «А иногда люди просто забывают, что их, например, на работе осматривали. Они не восприняли это как диспансеризацию», — продолжила заступаться за лечебное учреждение женщина. И попросила продиктовать номер мобильного телефона для того, чтобы сообщить на него о результатах проверки.

Пока из страховой компании мне никто так и не отзвонился. Зато на продиктованный представителю «Капитал МС» номер телефона спустя несколько часов неожиданно позвонил… главный врач той самой городской больницы № 5, где проходила моя мифическая диспансеризация — Марат Шамьюнов.

«Четыре человека из пяти — приписные»

Главный врач любезно пригласил меня побеседовать о случившемся у него в кабинете. «Я так понял, что у вас возникла проблема, которую вы хотели бы решить», — сказал он в телефонном разговоре. На следующий день ради одного пожаловавшегося в страховую компанию пациента в больнице собрался целый «консилиум» — Марат Шамьюнов и его заместители постарались заверить меня в том, что никаких приписок нет.

Читайте также:  В Московской горбольнице открылось первое отделение реанимации для гематологических больных

По словам медиков, история с диспансеризацией по всей России одинаковая. Якобы сотрудники больниц вбивают в базы данных карты на всех людей, приписанных к лечебному учреждению. И заранее там проставляют «предположительные» диагнозы. Вроде того, если речь идет о мужчине, то ему автоматом ставят «курение». Уже потом, если в течение года человек на диспансеризацию не приходит, якобы его карточка «удаляется». Кем и как — непонятно. Особенно учитывая тот факт, что услуга к тому времени, по всей видимости, уже оплачивается страховой.

— В вашем случае произошел сбой, но это не наша вина, а вина электронной системы, которая почему-то посчитала карту диспансеризации закрытой. Вы можете пройти эту процедуру в любой удобный день приема, — заверил Марат Равильевич.

Все эти истории про сбой системы и «устоявшуюся практику» подготовки фиктивных карточек с выдуманными диагнозами на каждого жителя России показались мне очень сомнительными. А поведение саратовского представительства страховой компании, откуда номер моего телефона скорее всего был передан руководителю больницы — подозрительным. Как выяснилось, местные отделения других страховых фирм, являющиеся финансовой прослойкой между больницами и ТФОМС, не очень охотно идут на контакт со СМИ.

За разъяснениями мы обратились к бывшему руководителю территориального Фонда ОМС Андрею Саухину. Он проработал в этой должности более 6 лет, а в декабре 2018 года, по собственному признанию, ушел «на вольные хлеба». Андрей Николаевич заявил, что приписки в саратовских больницах и поликлиниках носят массовый характер и делаются они по двум причинам: во-первых, из-за денег, а во-вторых, для создания хорошей отчетности.

Приводим комментарий Саухина целиком. На наш взгляд, он очень доходчиво объясняет: как и почему в России уже долгие годы внедряется система фейковой медицины.

«Когда я в 2012 году заступил на должность директора ТФОМС, уже спустя пару месяцев обнаружил, что некоторые больницы проделывают такие фокусы. Мы раскрыли очень много таких случаев. И направили материалы… Да, куда только не направляли их! И в прокуратуру, и в полицию. По этим нашим обращениям разбирались правоохранительные органы.

Они подтверждали выявленные случаи: да, были приписки. Но уголовные дела потом прекращали из-за того, что правоохранительным органам очень трудно доказать материальные выгоды от этого для врачей. Потому что деньги за это липовое лечение поступали на расчетный счет больницы, а не напрямую в карман врача, который делал приписку.

Выгодоприобретателем была больница. Нужно было доказывать причинно-следственную связь — то, что деньги поступили на расчетный счет больницы, потом врач получил лишние премиальные и так далее. Все это для органов оказалось проблематично сделать. Поэтому уголовные дела не завершились какими-то там посадками.

Что такое больница? Это — коллектив. Чем больше она получит денег, тем больше возможностей для распределения этих средств со стороны руководства больницы. Это и выплата премиальных, и некоторые другие способы использовать средства.

Читайте также:  «Как только вижу слово "призвание", так сразу понимаю, что меня в очередной раз собираются ограбить»

Хотя, деньги — лишь одна из целей подобных приписок. Есть еще такая вещь, как отчетность. Врачи ее формируют и указывают, что обслуживают слишком много людей, не успевают делать это должным образом, сильно перегружены и так далее. А на самом деле они облечивают и обслуживают гораздо меньше людей. И вся их загруженность сводится к оформлению документации.

Из пяти задокументированных людей на приеме, может быть, реально были один-два человека. А три-четыре — это приписные, которые реально не пришли, но на них сделали запись в карточки и так далее. А все эти записи, сделанные в погоне за показателями и отчетностью, очень много времени отнимают у врача.

В 2012–2013 годах мы очень активно занимались этим вопросом. Но потом, когда получили несколько постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела, настрой от такого положения дел упал. Получается, что ты постоянно выявляешь, направляешь в органы, стараешься порядок навести, а потом все это об стенку разбивается… В итоге работа в этом направлении пошла на спад из-за того, что не было поддержки со стороны компетентных органов.

В последние пару лет — 2017-2018 — мы слышали о том, что в других регионах органы реально заводят уголовные дела и доводят их до суда. Но в Саратовской области пока таких показательных процессов не было.

Несколько лет назад ко мне приходили журналисты — три девушки. Они хотели сделать по этой теме репортаж. Мы им предоставили данные на них — где и когда их лечили. Две из трех журналисток были сильно удивлены, когда увидели записи, которые не соответствуют действительности. То есть, они не являлись в поликлинику, но по записям их там лечили от того-то, от того-то. И они были не только сильно удивлены, но еще и расстроены, что им приписали некоторые диагнозы, которых в помине не было. Это даже с моральной точки зрения бессовестно.

Представляете, вы будете на работу куда-то устраиваться, а поступит информация, что вы чем-то нехорошим болели. Конечно, для вас это, мягко говоря, будет не очень приятным известием. Не говоря уже о том, что определенные заболевания и диагнозы препятствуют выполнению некоторых профессиональных обязанностей.

Обратно в таком случае уже ничего не откатишь. Просто все материалы по выявленным нами случаям ТФОМС передавал в страховые компании, которые напрямую перечисляют деньги в больницы. А страховые начинают разбираться, снимают деньги за приписанные услуги, штрафуют больницы и все. Но это не слишком эффективная борьба, которая затрагивает лишь единичные случаи. То, что выявляется, это очень малая часть того, что творится реально».

Как сообщалось ранее, первый заместитель руководителя Главного следственного управления СК РФ по Санкт-Петербургу генерал-майор юстиции Марина Парастаева рассказала о преступлениях в сфере медицины и уголовных статьях о ятрогенных преступлениях. Подробнее читайте: СК: Приписки – это новый вид медицинских преступлений.

Медицинская Россия © Все права защищены. Если ты врач, подпишись на нашу группу в социальной сети для врачей "Доктор на работе".

Комментариии к статье “«В России внедряется система фейковой медицины»

Добавить комментарий