В Петербурге врач три года доказывала невиновность в смерти ребёнка от редкого заболевания

В Петербурге врач три года доказывала невиновность в смерти ребёнка от редкого заболевания

0
0
В Петербурге врач три года доказывала невиновность в смерти ребёнка от редкого заболевания

Бывшего невролога детской горбольницы Святой Ольги Наталью Ковалёву оправдал Выборгский районный суд Санкт-Петербурга. Врача обвиняли в причинении смерти по неосторожности 10-летнему пациенту Володи К., у которого диагностировано сразу несколько серьёзных заболеваний. Доктор более трёх лет доказывала свою невиновность, передаёт spbdnevnik.ru.

Даже когда на предварительном следствии ей предложили написать ходатайство о прекращении дела в связи с истечением сроков давности и избежать уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, медработник настояла на передаче материалов в суд.

«Ковалеву Наталью Александровну оправдать в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. Признать за ней право на реабилитацию, направить извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием. Меру пресечения Ковалевой в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменить после вступления приговора в законную силу», – подвела черту под продолжавшимся более часа оглашением приговора судья Ирина Савельева.

Только выйдя из зала в коридор суда, Наталья выдохнула с облегчением: «Такой день пережить… Да, он счастливый, но ведь мог по-другому закончиться».

Сложный пациент 

К своим десяти годам Володя К. имел целый «букет» серьезных заболеваний, самым тяжелым из которых была эпилепсия, впервые проявившаяся в шестилетнем возрасте. В детскую городскую больницу Святой Ольги он поступил 10 февраля 2015 года по направлению районной поликлиники. Согласно материалам уголовного дела, пациенту требовалось подобрать более эффективное лекарство, поскольку препарат, который он принимал несколько лет, перестал справляться с мучительными припадками.

На следующий день лечащий врач-невролог в дополнение к «неработающему» препарату назначила пациенту другой, считающийся наиболее эффективным. Чтобы никому не делать рекламу либо наоборот, назовем ранее назначенное лекарство препарат-1, а выписанное в больнице – препарат-2. С 14 февраля приступы прекратились. Мальчик, весивший в свои 10 лет всего 22 килограмма, повеселел, стал набирать вес. С 18 февраля лечащий врач-невролог удвоила дозу – никаких отрицательных реакций у пациента не было.

Наталья Ковалева впервые увидела Володю К. 21 февраля 2015 года. В тот день она, можно сказать, забежала на работу, поскольку была суббота, она не дежурила, а официально приступить к своим обязанностям ей предстояло только 24-го числа. Тем не менее, несмотря на выходной день, своих будущих пациентов осмотрела. Состояние страдающего эпилепсией мальчика никаких подозрений не вызывало.

Однако 23 февраля у Володи поднялась температура, покраснело горло, пропал аппетит. Дежурный врач предположил инфекцию, назначил противовирусные препараты. Выйдя на следующий день на работу, Наталья Ковалева обратила внимание, что у ребенка появилась сыпь на щеках и груди. По ее инициативе сразу был собран консилиум из четырех врачей, включая заведующих двумя отделениями, который поставил диагноз псевдотуберкулез под вопросом. Ребенка перевели в инфекционное отделение, где помимо противовирусных лекарств продолжали давать препарат-1 и препарат-2. И вдруг 27 февраля кожа Володи пошла пузырями и начала отслаиваться.

Сыпь, которую консилиум врачей воспринял как симптом инфекционного заболевания, оказалась проявлением редчайшей токсико-аллергической реакции – токсическим эпидермальным некролизом или синдромом Лайелла, при котором кожа превращается в сплошную рану, схожую с ожогом 2-3-й степени. Согласно медицинским источникам, в среднем фиксируется от 0,4 до 1,2 случаев на миллион человек в год. Как позже поясняли на допросах некоторые врачи, они впервые за все годы работы увидели проявление этого заболевания у реального пациента, а не на картинке в медицинском журнале.

Читайте также:  РГ: россиянам планируют выделить один день в году для диспансеризации

Страшная смерть 

Едва был поставлен диагноз, препарат-2 тут же отменили, а Володю перевели в реанимацию. Через несколько дней, 2 марта 2015 года, Володю госпитализировали в отделение анестезиологии и реанимации Санкт-Петербургского педиатрического медуниверситета. Прогноз жизни был неблагоприятный, поскольку у ребенка было поражено 80% кожи. Все это время мальчик оставался в сознании и не сходил с ума от адской боли только благодаря постоянному приему мощного анальгетика. Утром 20 марта 2015 года состояние ребенка резко ухудшилось, и через сутки он скончался.

Убитая горем мать написала отказ от вскрытия тела сына со ссылкой на религиозные соображения. Позже в суде она пояснила: ее к этому склонили врачи медуниверситета. Что их сподвигло на это, гадать не будем. Однако из материалов уголовного дела значится, что во время одной из процедур оторвался металлический наконечник венозного катетера, который только через 10 дней увидели на рентгеновском снимке вошедшим в правое легкое ребенка. Позже судмедэксперты расценили это как дефект оказания медицинской помощи, повлекший причинение тяжкого вреда здоровью, но прямую причинно-следственную связь между инородным телом и наступлением смерти не усматривали, сочтя, что к ней, наиболее вероятно, привел злополучный синдром Лайелла.

Смена статуса

Уголовное дело возбудили в августе 2015 года после обращения Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге в следственные органы. Несколько раз судмедэксперты изучали одни и те же медкарты, придя к выводу, что дефектами оказанной медпомощи стали неправильно назначенная дозировка препарата-2 и его несвоевременная отмена. Во всех экспертизах заключения о причинах смерти и развития синдрома Лайелла делались с определенной долей вероятности, поскольку вскрытие не проводилось.

Одним из вещественных доказательств стала официальная инструкция по применению препарата-2. В ней говорится о частых случаях кожных высыпаний, проявляющихся в течение восьми недель приема препарата, как побочных эффектах и о том, что у детей сыпь может быть ошибочно принята за проявление инфекционного заболевания. Как гласит инструкция, при появлении такого симптома прием препарата должен быть немедленно прекращен.

Первый раз на допросе Наталья Ковалева оказалась осенью 2015 года. Через полгода ей «присвоили» статус подозреваемой, а в октябре 2017 года допрашивали уже в качестве обвиняемой. В вину ей было поставлено то, что она не отменила сделанное коллегой назначение при первом же появлении на теле ребенка сыпи. Финальное обвинение было предъявлено, когда сроки давности привлечения к уголовной ответственности уже истекли.

По словам Натальи Ковалевой и ее адвоката Виктора Касаткина, следователь всячески склонял ее признать вину и подписаться под обвинением. Но настаивавшая на своей невиновности она настояла на передаче дела в суд. В 2018 году сразу после новогодних праздников заместитель прокурора Выборгского района утвердил обвинительное заключение.

Читайте также:  Пластического хирурга Марсело Нтире выпустили из СИЗО

Приговор со второй попытки 

В начале февраля 2018 года материалы дела были направлены в Выборгский районный суд. Однако уже на втором заседании в рамках предварительного слушания судья Евгения Березнякова вернула дело прокурору. При этом, как пояснял адвокат Виктор Касаткин, ходатайство защиты поддержала и потерпевшая, мама Володи К., полагавшая, что в смерти ее сына если кто и виновен, то совсем другие лица. Городской суд, удовлетворив апелляционное представление прокурора, вернул дело на новое рассмотрение.

Второй по счету процесс шел не гладко. Вызванные в суд эксперты один за другим заявляли, что достоверно установить причину смерти невозможно в связи с отсутствием результатов вскрытия и выводы о том, что она наступила от синдрома Лайелла, они давали с определенной долей вероятности, что «виновника» тяжелого недуга также называли как наиболее предположительного. Суд зашел в тупик.

Тогда, по ходатайству гособвинителя, судья назначила еще одну, уже шестую по счету экспертизу, на этот раз доверив ее проведение нештатным негосударственным экспертам. В документе от 20 мая 2019 года семеро специалистов со среднем стажем работы чуть более четверти века назвали синдром Лайелла «наиболее вероятной» причиной смерти, а непосредственной – острую дыхательную недостаточность.

«Более точно охарактеризовать причину смерти и непосредственную причину смерти по имеющимся данным, в отсутствие патологоанатомического или судебно-медицинского исследования трупа не представляется возможным. Достоверно установить причину развития у К. токсического эпидермального некролиза (синдром Лайелла) по имеющимся данным также не представляется возможным», – указано в выводах.

В экспертном заключении подчеркивалось: даже при правильном лечении, начатом на стадии развернутой клинической картины, что и было в случае с погибшим ребенком, риск летального исхода остается очень высоким. Вызвать недуг могли многие из назначенных ребенку препаратов либо их «коктейль». Препарат-2 – это лишь наиболее вероятный «виновник».

В прениях прокурор заявил, что обвинение считает вину Натальи Ковалевой доказанной и попросил о наказании в два года колонии-поселения с трехлетним запретом на занятия медицинской деятельностью. Защита настаивала на оправдании.

Опираясь на показания врачей о том, что лабораторных методов диагностики синдрома Лайелла не существует, что установить его можно только клинически в динамике, что начало развития синдрома у пациента было довольно нетипичным, а резкая отмена препарата-2 чревата возобновлением припадков, суд счел, что медик проявила надлежащую осторожность, инициировав консилиум. Решение последнего, как прозвучало в приговоре, для лечащего врача является обязательным.

«Выводы следствия о том, что Ковалева являлась лечащим врачом мальчика с 21 февраля, несостоятельны. Она являлась лечащим врачом один день, 24 февраля в период с 9 до 19 часов 40 минут, то есть до перевода пациента в инфекционное отделение, что является существенным фактом при определении ее полномочий, правильности действий по отношению к качеству оказания медицинской помощи. Суд находит несостоятельными выводы предварительного следствия о том, что именно ненадлежащая организация проведения необходимых диагностических и лечебных мероприятий со стороны врача-невролога психоневрологического отделения № 2 детской городской больницы Святой Ольги Натальи Ковалевой привели к развитию у пациента тяжелой формы токсического эпидермального некролиза, поэтому Ковалева подлежит оправданию», – заключила судья Ирина Савельева.

Читайте также:  Врач – об «ошибке выжившего»: Большинство «чудесных выздоровлений» - шарлатанство

Желание идти до конца

«Ей все предлагали согласиться с этим обвинением. Мол, два года прошло, сроки давности истекли, поэтому у тебя и так все будет хорошо, никто тебя не посадит, а материально уже больница будет отвечать за себя. Так что в этой ситуации Наталья – молодец, она выдержала это давление, что далеко не у всех получается», – пояснил адвокат Виктор Касаткин, сообщив, что идти до конца было, прежде всего, желанием его подзащитной.

По словам Натальи Ковалевой, все эти годы ее поддерживали родители, друзья, коллеги. Тем не менее, признается, было очень тяжело.

«Конечно, прессинг был. В какой-то момент уже возникло подспудное желание подписаться под обвинением – лишь бы этот кошмар прекратился. Конечно, страстно хотела идти до конца, но в первое время сидеть на допросах и видеть в кабинете следователя картинки с изображением человека за решеткой, признаюсь, было очень страшно. А уж после речи прокурора в прениях вообще можно было вешаться», – признается врач.

Как рассказала Наталья Ковалева, после того как правоохранители намекнули, что она не сможет работать в государственных учреждениях, ей пришлось уволиться из больницы и искать другую работу. Мест пришлось сменить немало, в том числе не связанных с медициной.

«Сейчас я работаю врачом в двух частных медицинских центрах. Тот случай синдрома Лайелла в моей практике был первым и пока, к счастью, последним. Застала самое начало развития заболевания, самое страшное не видела… Так жалко этого несчастного ребенка!», – говорит медработник.

По ее словам, сейчас больше всего хочется успокоиться и отдохнуть душой от всего пережитого за эти три с лишним года. А потом уже можно воплощать в жизнь профессиональные планы: повысить квалификацию, получить дополнительную, возможно «набить руку» в функциональной диагностике, чтобы распознавать даже редкие заболевания, что называется, на «дальних подступах».

Приговор в законную силу еще не вступил. Весьма вероятно, что прокуратура, представитель которой на оглашение не явился, его обжалует. В этом случае все будет зависеть от Санкт-Петербургского городского суда. Тем временем на прошлой неделе мама погибшего ребенка направила в суд иск к больнице Святой Ольги о компенсации морального вреда. Так что история ещё продолжается.

Как сообщалось ранее, Калужский областной суд оправдал врача Александра Ругина, которого обвиняли в убийстве и подстрекательстве к убийству новорожденного недоношенного ребёнка. Подробнее читайте: Калужский суд оправдал врача Ругина, обвиняемого в убийстве новорожденного.

Медицинская Россия © Все права защищены. Читайте нас в Яндекс Дзен.

Добавить комментарий