Адвокат требует привлечь ещё двух докторов в деле кировского врача

Адвокат требует привлечь ещё двух докторов в деле кировского врача

0
0
Адвокат требует привлечь ещё двух докторов в деле кировского врача

Адвокат родственников бывшего пациента кировского гематолога Дениса Ярыгина, скончавшегося в Израиле, требует привлечь к ответственности ещё двух человек: заведующую отделением Ольгу Лагунову и главного врача Наталью Минаеву. Поскольку решение о назначении препаратов, ставших, по мнению экспертов, причиной смерти Евгения Свечникова, принималось комиссионно, то отвечать за последствия должна вся комиссия. Об этом, а также о пропавших документах строгой отчётности, сообщает портал Newsler 30 июля.

29 июля в судебном процессе по делу врача-гематолога НИИ Дениса Ярыгина, обвиняемого в «оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека» (ст. 238 ч. 2 УК РФ), семья Евгения Свечникова, погибшего из-за «назначенного лечения», потребовала отправить дело «на дослед».

Родственники убеждены, что в смерти мужчины виноват не только сам Ярыгин, но и его начальницы – Минаева и Лагунова.

Диагноз хронический лимфолейкоз Евгению Свечникову (ХЛЛ) поставили пять лет назад. Но тогда лечащий врач уверил, что в его возрасте болезнь опасности для жизни не представляет. В конце 2016 года с обычным простудным заболеванием Свечников был госпитализирован в НИИ «Гематологии и переливании крови» по причине «низкого гемоглобина». Состояние пациента стремительно ухудшалось, и тогда родственники транспортировали его в Израиль.

Выяснилось, что «смертельное ухудшение здоровья»  напрямую связано с проведенным в кировском НИИ курсом химиотерапии, вызвавшим иммунодефицит. Таким образом, причиной смерти стал не лейкоз, а сепсис.

Читайте также:  Всё, что вы хотели знать о телемедицине, но боялись спросить

«К выводу о том, что в смерти папы виновен не только Ярыгин, но и Минаева с Лагуновой, пришел бы любой человек, бывший на 14 прошедших судебных заседаниях. Ведь обвиняемый избрал своеобразную стратегию защиты: по его версии, решения о том, как лечить больного с диагнозом хронический лимфолейкоз, какие назначать препараты и в каких дозах, принимались исключительно коллегиально или на консилиумах, которых было, как минимум, три. И этот факт, якобы, полностью снимает с него персональную вину», – рассказывает дочь покойного Ирина.

Смертельный консилиум

Со слов Ирины, тот факт, что избранная для её отца схема лечения – это «групповое решение», неоднократно и под протокол подтверждали и Минаева, и Лагунова. «В ходе допросов дамы договорились до абсурда: уверяя суд, что назначенное ими лечение было безоговорочно правильным. Они заявили о необязательном следовании приказу Минздрава о «порядке контроля качества оказания медпомощи» и свободно могут игнорировать инструкции лекарств и рекомендации по их применению. И даже те препараты, что больному категорически противопоказаны», – говорит она.

Так на вопрос гособвинения об обязательном исполнении инструкций, особенно в части назначения и применения «сильнодействующих и смертельно опасных препаратов», врачи заявили, что никаких обязательств не существует. И назначенная доза определяется лишь «по усмотрению врача». При том, что, согласно выводам и заключениям экспертов, смерть Евгения Свечникова «наступила по причине двукратно назначенных ему, но категорически противопоказанных препаратов». Их дозировка также была удвоена, что не оставило пациенту шанса на выживание.

Читайте также:  В больнице отменили плановые операции – нет врачей

Главный врач НИИ «Гематологии» Наталья Минаева считает себя непричастной к  смерти Свечникова, заявив, что в её обязанности не входит чтение медкарт всех пациентов и изучение результатов проб. Поэтому не знала, что анализы Евгения Илларионовича после первой «химии» свидетельствовать о его тяжелом состоянии. Да, заявила Минаева, она ставила свою подпись под выпиской, но была при этом твердо уверена, что у Свечникова стойкое улучшение состояния здоровья.

Как пояснила адвокат потерпевших Екатерина Батурина, ходатайство было написано по итогу показаний всех свидетелей, утверждавшие, что в смерти Евгения Свечникова виновен не только Денис Ярыгин.

«Если в суде были выявлены признаки более тяжкого преступления, как, например, совершенное группой лиц, не установленные в ходе следствия, то дело направляется на дослед. Но рассмотрение нашего ходатайства было отложено, а это, по моему мнению, может говорить о том, что прошение не будет удовлетворено. Может быть суд рассуждает так: зачем начинать что-то заново, если судебный процесс уже близок к завершению?», – рассуждает Екатерина Батурина.

Также она утверждает, что семья потерпевшего не намерена забыть и простить смерть отца и мужа, так что за возможным отклонением ходатайства, последует вполне официальное заявление в Следственный комитет. Минаевой и Лагуновой уже не отказаться от своих показаний: «назначали лечение Свечникову совместно». Так как они внесены в судебные протоколы.

Читайте также:  Бригада "скорой" отказалась выходить из машины из-за агрессивных "вызыванцев"

В НИИ потеряли протоколы консилиума

Со слов семьи  Свечникова,  в уголовном деле Дениса Ярыгина, помимо фальсификации и подделки медицинских документов, стали известны новые обстоятельства. «Врачи НИИ «Гематологии» стали давать показания: решение о методе лечения Евгения Свечникова было коллективным, а значит верным и не вызывающим сомнение. Тогда суд, по нашему ходатайству, еще в марте, а потом неоднократно, сделал запрос о предоставлении протоколов консилиума – документов, где стоят подписи врачей, назначивших «убийственное лечение», – говорят они.

Однако директор учреждения Игорь Парамонов более 4 месяцев игнорировал требование суда, а в конце июля сообщил, что протоколы отсутствуют. Точнее, они были приложены ко всем затребованным следствием и экспертизой документам, но потом пропали. Представители следственных органов утверждают, что протоколов в деле они не видели. Так что теперь Парамонову придется объяснить суду, почему в его институте теряются документы строгой отчётности.

Как сообщалось ранее, кировский гематолог Денис Ярыгин обвиняется в смерти пациента, наступившей в Израиле в 2017 году. Подробнее читайте: “Экспертиза написала диагноз, которого нет в природе”

Маргарита Алексеева © Все права защищены. Читайте нас в Яндекс Дзен.

Добавить комментарий