Спасти детей: врачи и судьи против родителей

Спасти детей: врачи и судьи против родителей

0
0
Спасти детей: врачи и судьи против родителей

Родительская ответственность за здоровье своих детей в совокупности с различными общественными или даже религиозными предрассудками перерастает в нерациональное противодействие врачам, в чьих руках оказывается жизнь маленького пациента. Несмотря на решение и упорство родителей, которое может стать фатальным для ребенка, порой только закон может дать медикам шанс начать необходимое лечение.

АиФ.ru рассказала истории пациентов, спасенных вопреки воле их семей.

Против воли родителей в 2018 году пошли медики в Хабаровске. Там прооперировали и спасли жизнь новорождённой, согласие на спасение которой отказывались подписать мать и отец.

Девочка, одна из тройни, родилась недоношенной, весом всего 800 г. Двое её братьев погибли внутриутробно. Поэтому медикам пришлось проводить срочные роды и спасать девочку, у которой обнаружились серьёзные проблемы с сердцем. Необходима была срочная операция, но родители наотрез отказались подписывать разрешение на медицинское вмешательство.

«Жизненно важные органы стали страдать от недостатка крови, и состояние девочки стремительно ухудшалось», — рассказала в интервью одному из телеканалов реаниматолог Хабаровского перинатального центра Анастасия Тарасьева .

Врачи созвали консилиум, на который пригласили и родителей. Им объяснили, что без проведения срочной операции дочка погибнет. Но, несмотря на это, они всё равно отказались подписывать согласие на медицинское вмешательство.

«По всей видимости, они испугались бремени ответственности, — высказал своё мнение главный врач Хабаровского краевого перинатального центра Юрий Бердаков , — что потребуются какие-то усилия по уходу за ребёнком».

За разрешением на проведение операции медики обратились в суд. Непосредственно на заседание в суд родители не явились, но написали в органы опеки отказ от дочери.

Суд признал требования перинатального центра законными, и девочку сразу же после вынесения решения отправили на операционный стол.

Читайте также:  В Госдуме рассказали о "сортировке" пьяных на "скорой"

«То, что операция была отсрочена, в определённом смысле возымело своё действие, — говорит реаниматолог Анастасия Тарасьева, — так как в результате потребовалась более интенсивная респираторная поддержка».

Врачи не сомневались, что девочка вскоре поправится и догонит в развитии своих сверстников. Это повлияло и на родителей: они отозвали своё заявление об отказе от ребёнка.

В 2011 году 14-летний школьник Антон Панченко из Батайска попал в ДТП. Вдвоём с другом они поздним вечером ехали на скутере и врезались в машину, которую не заметили из-за кустов. В критическом состоянии Антона доставили в областную больницу Ростова-на-Дону. Мальчику экстренно требовалось переливание крови, но его родители наотрез отказались давать своё согласие, пояснив это тем, что являются адептами секты «Свидетели Иеговы».

«У подростка была черепно-мозговая травма: ушиб головного мозга, ушиб лёгких, множественные повреждения кишечника, селезёнки, перелом костей таза и правого бедра. Это тяжелая травма, которая сопровождается значительной кровопотерей и шоком», — рассказал тогда в интервью одному из телеканалов заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии областной детской больницы Ростова-на-Дону Фёдор Шаршов.

Чтобы спасти жизнь ребёнку, доктора оперативно составили письма в прокуратуру, органы опеки и другие ведомства. Врачи даже обратились за помощью к общественникам, и те их поддержали. Но родители Антона вместо благодарности пригрозили больнице судом. Мама подростка настаивала на том, что есть и альтернативные способы лечения.

До суда дело не дошло. Ребёнку требовался ещё ряд восстановительных операций после аварии, но в ростовские больницы Панченко больше не обращались. С 2017 года «Свидетели Иеговы» признаны в России запрещённой организацией.

Читайте также:  "Поиск врачей-оборотней прочно вошёл в политическую моду государства"

Возможно, не последнюю роль в этом запрете сыграло и такое категоричное отношение к переливанию крови, в том числе и тяжелобольным детям.

В 2010 году 10-летний Ваня Орлукович умер, так и не дождавшись разрешения от суда на переливание ему крови. Замоскворецкий районный суд вынес решение, согласно которому ребёнку можно было сделать переливание, несмотря на запрет матери, члена секты «Свидетели Иеговы».

Истцом выступил Московский институт детской хирургии. Ваня ехал на велосипеде, и его сбила машина. После аварии у ребенка были множественные тяжёлые травмы: переломы основания черепа, лобной кости и обеих скул, перелом бедра со смещением и травма грудной клетки. Но мама категорически возражала против переливания крови, требуя, чтобы сыну была проведена операция с использованием искусственных заменителей крови.

Какое-то время медики действительно держали мальчика на заменителях, но ему становилось всё хуже.

«Искусственные заменители не могут полностью выполнять функции эритроцитов, — рассказала тогда замдиректора НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Ольга Карасева. — Но мама мальчика всё равно отказывалась от переливания».

Именно тогда медики и решили обратиться в прокуратуру, а дальше — уже и в суд. Однако, когда медики добились соответствующего разрешения, помочь Ване уже было нельзя. Мальчик умер, так и не дождавшись необходимой помощи. Смерть наступила от острой сердечно-сосудистой недостаточности, которая манифестировала из-за нарушения работы практически всех жизненно важных органов.

Для защиты прав несовершеннолетнего Максима в 2013 году обратилась в суд одна из больниц Тольятти. Ребёнок туда поступил с диагнозом «ВИЧ-инфекция, стадия прогрессирования, пневмония». С мамой беседовал лечащий доктор, но от специфической терапии она отказалась.

Врачи обратились в суд.

«У ответчика, в соответствии с „Законом об охране человека“, имеется обязанность, которая гласит, что граждане, угрожающие окружающим, обязаны проходить лечение. В данной ситуации ребёнок угрожает окружающим. Если промедлить с назначением терапии, то организму ребенка будет сложнее восстановиться», — настаивала руководитель городского СПИД-центра.

Читайте также:  Врачей обещают поощрять деньгами за выявление рака

Однако судья Автозаводского районного суда не увидела причин поддержать исковое требование докторов о принуждении мамы к лечению сына и приняла решение: «В удовлетворении исковых требований о возложении обязанности обеспечить явку, наблюдение и лечение несовершеннолетнего в СПИД-центре Тольятти для проведения специфической (антиретровирусной) терапии ВИЧ-инфекции отказать».

Прошло пять лет, прежде чем опека приняла решение ограничить в правах мать Максима. К тому времени мальчик был уже очень плох. У него уже появилась сестра. И именно на неудовлетворительное состояние девочки и обратили в первую очередь внимание медики. Мать отказалась лечить двухлетнюю Евангелину от туберкулёза. В отношении самой женщины возбудили уголовное дело по статье 125 УК РФ «Оставление в опасности».

На этот раз суд встал на сторону медиков, и детей наконец-то поместили в медицинские учреждения: Еву — в туберкулёзный диспансер, а Максима в тяжелейшем состоянии — в инфекционную больницу.

Сама мать наконец-то поверила в силу терапии и надеется теперь если и не вернуть детей, то хотя бы убедить опеку передать их на воспитание её сестре. А там, может быть, даже восстановиться в родительских правах.

Несколько лет назад в Великобритании произошёл уникальный случай: судья постановил лечить от рака 55-летнюю пациентку. Вопреки ее воле.

Англичанке поставили диагноз «рак матки». Операция по удалению этого органа могла спасти ей жизнь, но женщина так боялась врачей, что наотрез отказывалась от какого-либо вмешательства. Тогда врачи обратились в суд. Они представили доказательства того, что пациентка не отдаёт отчёт в своих действиях и имеет нарушения умственной деятельности. Судья согласился с медиками и постановил доставить женщину в операционную силой.

Loading...

Медицинская Россия © Все права защищены.

Добавить комментарий