Удали меня, если сможешь: как врачи удаляют желчные камни без операций

Удали меня, если сможешь: как врачи удаляют желчные камни без операций

0
0
Удали меня, если сможешь: как врачи удаляют желчные камни без операций

«Глотать трубку», «шланг» или «кишку» – эти выражения знакомы если не всем, то многим. Что за этим скрывается? Ради чего терпеть эту неприятную процедуру? И что такое ЭРХПГ?

Лучший метод осмотреть изнутри верхние отделы желудочно-кишечного тракта (пищевод, желудок и двенадцатиперстную кишку) — это фиброэзогастродуоденоскопия. Но процедура ФЭГДС навевает на многих священный ужас. Есть даже люди, которые от нее отказываются не смотря на то, что она им крайне необходима! ФЭГДС — это когда человеку через ротовую полость вводится эндоскоп — гибкая трубка с видеокамерой на конце. С помощью нее можно до мельчайших подробностей изучить слизистую органов желудочно-кишечного тракта. И не только.

Вообще первая попытка увидеть пищевод и желудок изнутри состоялась в 1868 году. Тогда немецкий терапевт Адольф Куссмауль ввел полую трубку диаметром 13 мм и длиной 47 cм в желудок опытному шпагоглотателю. Но из-за отсутствия достаточного освещения ничего разглядеть не удалось. Зато появилось желание усовершенствовать аппаратуру. С тех пор великие умы бились за идею и создавали различные варианты будущих гастро- и дуоденоскопов.

В 1879 году, например, был сконструирован эндоскоп из подвижных колец, придававших прибору гибкость. Источником света служила платиновая спираль, правда, была проблема — она нагревалась. К такому эндоскопу пришлось придумывать свою систему охлаждения водой. Таким аппаратом с легкостью не воспользуешься, поэтому слава прогрессу: теперь мы можем пользоваться эндоскопами длиной более полуметра с безвредным и мощным источником света. Благодаря ему слизистую ЖКТ видно невооруженным глазом. Эндоскопия сейчас применяется везде: от вен до головного мозга.

Однако, одного эндоскопа далеко не всегда достаточно, чтобы помочь пациенту.

Один раз увидеть

Эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография (ЭРХПГ)— один из интереснейших методов исследования панкреатобилиарной зоны, совмещающий рентгенологические и эндоскопические методики в одно целое.

Для справки: Панкреатобилиарная зона — комплекс поджелудочной железы и системы желчных протоков.

Холангиография – метод рентгенологического исследования желчных протоков после прямого введения в них рентгеноконтрастного вещества.

Читайте также:  ВС: Правильность лечения должна доказывать больница

Что такое РХПГ, зачем и кому необходимо, рассказывает заведующий отделением эндоскопии Саратовской областной больницы Сергей Скопец.

– Количество больных желчекаменной болезнью постоянно растет, – говорит Сергей Михайлович. – Есть данные, что каждые 10 лет их число увеличивается в два раза. Так же растет число пациентов со стриктурами (сужением) внепеченочных протоков рубцовой или опухолевой этиологии. РХПГ является основным методом диагностики и лечения желчнокаменной болезни, стриктур, а также считается «золотым стандартом» в диагностике патологии билиарного тракта.

 На самом деле все задачи и возможности этого метода, по словам доктора, не просто перечислить. Как ни страшно звучит, практически каждый человек в своей жизни может столкнуться с направлением на РХПГ. Описать эту процедуру одними словами невозможно — лучше один раз увидеть. Поэтому мы переодеваемся и отправляемся в операционную.

Внутри человека

В операционной, кроме заведующего, три женщины: врач-эндоскопист, эндоскопическая медсестра, врач-рентгенолог, и вместо привычных скальпелей много-много аппаратуры. Мощный рентген-аппарат, мониторы, эндоскопы.

– В эндоскопии хорош тот специалист, кто умеет «видеть», – говорит Сергей Михайлович. – А этого умения можно добиться только многолетней практикой. Разницы кто проводит операцию: мужчина или женщина, нет.

Отличать язву от эрозии, дифференцировать стадии обострения и ремиссии болезней ЖКТ — тонкое умение. Искать инородные тела — иглы, рыбьи кости, которые могут быть незаметны на рентгене — тоже задачи врачей-эндоскопистов. Мы же пришли смотреть на ретроградную панкреатохолангиографию и будем иметь дело с желчными протоками и камнями в них.

Для справки: Холедохолитиаз – наличие камней внутри общего желчного протока

Нашему пациенту 56 лет, он страдает желчекаменной болезнью, осложненной холедохолитиазом, и готовится к хирургической операции. Процедура РХПГ позволит подсчитать, сколько камней из холедоха необходимо удалить и какого они размера. Врачи-эндоскописты исследуют желчные протоки и удаляют камни с помощью эндоскопа и специальных инструментов.

Больной ложится на операционный стол, не раздеваясь.

Читайте также:  "Если я пересажу сердце одного ребенка другому, то отправлюсь в тюрьму"

– «Лампочку» уже глотали? – заботливо спрашивает заведующий. – Вот сейчас то же самое будет, только операция.

Медсестра делает пациенту укол для расслабления мышц и сосочка двенадцатиперстной кишки (фатерова сосочка) – премедикацию. От ее работы многое зависит — самые опытные эндоскопические сестры с полуслова понимают врачей и обеспечивают четкую и отлаженную работу команды. Мы все, включая меня, надеваем свинцовые фартуки — РХПГ делается под рентгенологическим контролем, а значит, небольшим излучением. На экран монитора по команде врача-эндоскописта периодически будут выводиться рентгенограммы. Так в режиме реального времени мы увидим желчные протоки и то, что в них происходит. Поехали!

Пациент лежит на боку, через ротовую полость в пищевод, а далее в желудок и двенадцатиперстную кишку ему вводится дуоденоскоп.

– Воздух не срыгивать, дышать! – командует заведующий. – Терпи, дорогой, терпи!

Исследование проводится с помощью специального фибродуоденоскопа с боковой оптикой. Аппарат имеет специальный канал, через который в фатеров сосочек вводится тонкий зонд (катетер). По нему для лучшего обзора камней в желчные пути вводится контрастное вещество. 1-2 минуты, и вот уже на экране мы видим и считаем камни.

– Не менее семи крупных. Заполнен весь просвет холедоха и общего печеночного протока. Размер от 1,5 до 2,5 см, – диктует Сергей Михайлович, глядя на экран. Врач-рентегонолог фиксирует.

Врач-эндоскопист Наталья Королинская приступает к операции. Она называется ЭПСТ — эндоскопическая папиллосфинктеротомия (рассечение фатерового сосочка). Только после нее мы сможем подобраться к камням.

– Не шевелимся! – присматривает за пациентом заведующий. – Идет операция, внутри открытый «ножик»!

Операция идет на миллиметры. Разрез электроножом надо сделать так, чтобы получить доступ к камню специальной «корзинкой» (на фото), но не получить кровотечение. Все приборы находятся внутри эндоскопической трубки и выводятся по мере необходимости.

Время собирать камни

Дальше начинается самое интересное. Корзинкой Дормиа нужно поймать и захватить желчный камень, как баскетбольный мяч в сеть. Далее вывести его в кишечник и отпустить, чтобы он самостоятельно покинул организм. Большие камни можно раздробить. Это называется «механическая литотрипсия». Если все получится удачно, то у пациента благополучно разрешится желтуха, исчезнет угроза развития билиарного панкреатита, а так же отпадает необходимость в срочной хирургической операции.

Читайте также:  Минздрав планирует перевести на целевой прием 48 программ ординатуры

Но поймать камень – целое приключение. Врач Наталья Александровна крутит эндоскопом словно джойстиком, а мы с заведующим постоянно смотрим на экран — удалось ли «затолкать» его в ловушку. Учитывая, что речь идет об операции, и трубка находится внутри у живого человека — это дело максимально ответственное. Более того, у РХПГ тоже бывают свои осложнения. Поэтому все происходящее далеко не игра, ситуация накалена до предела. И спустя некоторое время поимка камня в прямом эфире становится личной победой каждого участника команды!

– Иногда камень можно за 2 минуты захватить, а иногда на это час уходит, – говорит после операции Наталья Королинская. – Играет роль все: и опыт, и анатомические особенности пациента, его поведение во время процедуры, и чистое везение. Камень можно не захватить, например, и он уйдет в печеночный проток. Тогда придется ждать, когда он «спустится» обратно. Бывает всякое. Но чаще пациент на своих ногах идет в палату, а на следующий день – домой. Значит, все было не зря.

Наталья Александровна работает врачом-эндоскопистом уже 11 лет, и не смотря на большой опыт, признается, что ей все равно спокойнее, когда заведующий отделением эндоскопии находится рядом. Поддержка старшего коллеги очень важна. А я вне себя от впечатления, единственное, что додумалась спросить на прощание:

– Сергея Михайлович, а почему процедура называется ретроградная? Ретроградная холангиопанкреатография?

– Потому что ретроградная в медицине — «идущая назад». Против тока желчи.

Теперь вы тоже об этом знаете.

Изначально корзина для извлечения камня вводится в желчный проток в сложенном состоянии, потом раскрывается
Loading...

Медицинская Россия © Все права защищены.

Добавить комментарий