“Врач имеет право на ошибку, но не имеет права быть равнодушным”

“Врач имеет право на ошибку, но не имеет права быть равнодушным”

Проблема врачебной ошибки на сегодняшний день остаётся неразрешённой не только в родном отечестве, но и во всём мире в целом. В силу различных обстоятельств врачи ошибались, ошибаются и будут ошибаться, и изменить естественный ход событий невозможно.

Никто не хотел убивать

Говоря о проблеме врачебных ошибок, по моему мнению, в первую очередь стоит учитывать следующий немаловажный факт. В практической лечебной деятельности любого профиля почти полностью исключена возможность описания ситуации с помощью распространённой у юристов формулировки «умышленное нанесение вреда». Даже крайняя степень профессиональной деформации и деградации, нередко толкающая доктора на необдуманные и весьма нелогичные поступки, имеет свои табу.  Переступить через них априори невозможно как начинающему специалисту, так и умудрённому опытом эскулапу. Осознание прогрессирующего снижения собственной эффективности естественным образом “выдавливает” человека из специальности. Как правило, врач действует в русле одной из двух стратегий: либо вкладывает всю душу в лечение конкретного больного, либо формально выполняет соответствующий протокол. И умысел на причинение вреда (в юридическом смысле) в обеих этих стратегиях можно проследить только весьма относительно.  Причина выбора врачом того или иного подхода зачастую кроется непосредственно в отношении пациента как к лечебному процессу, так и лично к доктору. Факт того, что доктор не заинтересован изначально в негативном результате, абсолютно очевиден.

Также очевидно, что, помимо обладания значительным количеством узкопрофильных знаний и навыков, врач является самым обыкновенным человеком. Он тянет на себе огромный воз бытовых забот и, в результате перегрузок и неизбежного хронического стресса (зачастую незаметного на первый взгляд) постоянно находится в «зоне риска» психологического и физического срыва.

Важно понимать и то, что, независимо от организационной структуры лечебного учреждения (государственное оно или частное), врач зависит не только от клинической ситуации, но и от «профессионального социума», и от местного административного ресурса. А он, как известно, зачастую подавляет не просто разумную инициативу специалиста, но и личность врача.

Таким образом, именно перечисленное выше в основном и создаёт предпосылки для непреднамеренного возникновения ситуации, в которой возможны врачебные ошибки (случаи явной халатности и прочих противоправных действий медиков я не рассматриваю). Иначе говоря, вероятность возникновения врачебной ошибки в значительной степени обусловлена так называемыми внешними факторами. Аспекты же личностного характера так или иначе смещаются на задний план – тогда как они, на самом деле, имеют огромное значение.

«Физика» и лирика: не только факты, но и чувства

Можно до бесконечности повторять прописные истины из серии “не ошибается тот, кто не работает”, “лес рубят – щепки летят”, и тому подобные. Однако, когда речь заходит именно про врачебные ошибки, и без того двойственное отношение рядовых граждан к медицине неизбежно перекашивается в «негативную» сторону.  И дело здесь даже не в пресловутом общественном резонансе, который зачастую получают подобные случаи. Так называемое “разжигание страстей” в СМИ не имеет ничего общего с чувствами, которые неизбежно испытывает пострадавший от невольного врачебного заблуждения и его близкие. Эмоциональный шквал, нередко граничащий с состоянием психоэмоционального стресса, начисто лишает человека способности спокойно и размеренно анализировать произошедшее. Это приводит к принятию спонтанных решений, ещё больше усугубляющих и без того непростое положение. В конце концов всё это может не просто завести в тупик всех участников лечебного процесса, но и явиться причиной осложнений разной степени вплоть до фатальных.

Читайте также:  "Частные клиники испытывают недобросовестную конкуренцию со стороны государственных"

На мой взгляд, проблему врачебной ошибки необходимо рассматривать, постоянно обращая внимание на связь самого деяния и его восприятия как пациентом, так и врачом. И если позиция пациента при возникновении осложнений более или менее ясна, то состояние внутреннего мира доктора заслуживает особенно пристального внимания – хотя бы потому, что результат начатого им действия в любом случае замыкается на нём же самом. Между тем, на мой взгляд, невозможно требовать понимания всех перечисленных выше факторов от пострадавшего в результате врачебной ошибки. Кроме того, я уверен, что не надо также и сразу настаивать на полном осмыслении пациентом всего происходящего. Призывать человека, испытавшего сильнейший психоэмоциональный стресс, к всестороннему восприятию доселе неведомой информации попросту непристойно по отношению к личности больного. Поэтому взаимопонимание, лежащее в основе успеха любого лечебного процесса, должно присутствовать даже в столь напряжённых условиях. И основа такого взаимопонимания заложена в отношении к произошедшему со стороны врачей, которые будут продолжать лечение пациента, пострадавшего от невольно допущенной ошибки.

Куда исчезло «чувство локтя»?

Практически повсеместное отсутствие коллегиальности в современном медицинском сообществе (несоблюдение этико-деонтологических принципов в системе врач-врач, отсутствие полноценной “рабочей” обратной связи с администрацией, отсутствие квалифицированной правовой защиты специалиста, и т.п.) – крайне важный момент, без рассмотрения которого разговор о врачебных ошибках обойтись попросту не может. Врачебная солидарность в правильном понимании смысла этого термина, тактичность, чувство локтя и многое другое – вот тот фундамент, на котором возможно построение полноценного лечебного процесса, включающего исправление врачебных ошибок. Коллегиальность – краеугольная составляющая абсолютно любого лечебного процесса. Именно это личностное качество истинного профессионала и определяет ту самую должную преемственность оказания медицинской помощи, что крайне необходима не только из соображений медицинской этики и деонтологии, но и порой имеет решающее значение в исходе лечебного процесса.

Следует признать, что тотальная коммерциализация здравоохранения и его превращение в сферу услуг не только не способствует восстановлению перечисленных выше качеств, но и активно мешает взаимопониманию в медицинской среде в целом. А ведь консенсус между медиками – это не что иное, как гарант непоколебимости их общей позиции в отношении лечебной тактики, применимой к каждому конкретному заболеванию. При этом, помимо “общего” языка между специалистами, крепнет и их принципиальная позиция в отношении правильности подхода к осуществляемому лечению. И, что особенно важно, подобное консолидированное единство мнений и взглядов не может остаться незамеченным и самим пациентом. Повторюсь, речь идёт не о так называемой круговой поруке, целью которой является исключительно защита чести мундира. Объективность информации, доведённой до пациента несколькими независимыми друг от друга врачами, вне всякого сомнения, должна коррелироваться с его изначальным субъективным представлением как непосредственно о самом докторе, так и обо всём произошедшем во время лечения.

Читайте также:  В Омске пациентка избила врача за отказ выполнять ее прихоти

К сожалению, моральные качества, необходимые врачу как представителю самой гуманной профессии в мире, сегодня зачастую безвозвратно утрачены за счёт сформированных в сознании современных врачей неверных ориентиров своего последующего развития – как  в рамках узкой специализации,  так и на ниве врачевания вообще (не у всех, но у многих). Медицина, являющаяся слепком современного общества, так же переживает все происходящие в нём социальные катаклизмы. Это не может не отразиться на личности врачей, являющихся её неотъемлемыми составляющими единицами.  И именно поэтому возрождение старых традиций врачевания, заложенных в основу медицины, является приоритетным направлением в деле её сохранения и на сегодняшний день.

Пациент – объект или партнёр?  

Для того, чтобы минимизировать возникновение конфликтных ситуаций по поводу реально имевших место врачебных ошибок (причём речь идёт о конфликтах, нередко выходящих за пределы лечебной сферы), необходимым условием будет не только достижение взаимопонимания между врачами.  Здесь не обойтись и без понимания данного единства самим пациентом. Авторитетное и однородное представление всех специалистов о произошедшем плюс осознание пациентом искреннего желания ему помочь – собственно и есть гарантия того, что проблема решится там, где, собственно, это и должно произойти. А именно – исключительно в самой системе врач-пациент. Рано или поздно (при том, что подход со стороны специалистов будет деликатным и тактичным) каждый человек обязательно осознает всё: и суть произошедшего, и роль каждого из участников лечебного процесса в случившемся, и степень вины врача, невольно допустившего просчёт, а также определенную «волю обстоятельств» (индивидуальные особенности течения болезни и обусловленные этим реальные возможности специалиста). После того, как эмоции отступят и к пострадавшему вернётся способность к беспристрастному анализу произошедшего с ним, понимание правоты действий доктора станет очевидным, несмотря на пережитые страдания. И всё это неминуемо приведёт к обоюдному осознанию истины, гласящей, что врач действительно имеет право на ошибку, но вместе с тем полностью лишён такового на равнодушие.

Читайте также:  Врачи Центра Алмазова помогли выносить и родить ребёнка пациентке с опухолью мозга

Пострадавший от врачебной ошибки пациент и его родственники не обязаны сразу же понимать врача, даже если последний ни в чём не виноват. Врача должны понимать его коллеги, а пациент должен видеть это понимание. Повторюсь, не круговую поруку, а именно понимание. Практически любой адекватный пациент может отличить искреннее отношение от лицемерия и лжи.  Поэтому, если пациент изначально видел по-настоящему открытый подход со стороны доктора, то почва для последующего конфликта отсутствует в принципе.

Ни в одной стране мира ни один врач не в состоянии предсказать “до сотых долей” не только прогноз лечения, но и особенности его протекания. Погружение в неопределённость – неизбежный спутник ятрогенного вмешательства в организм человека. И, если для врача этот факт очевиден, для пациента он порой остаётся «за кадром» – зачастую, к сожалению, не без участия специалиста, осуществляющего и контролирующего лечебный процесс. Именно поэтому определяющими вехами в понимании самим пациентом причин внезапных осложнений должны быть не только исчерпывающая (порою даже гипертрофированная) информируемость пациента, но и полнейшая, доступная для понимания «прозрачность» лечения – как для больного, так и для самого врача.

И это их общее право, основа всех основ – право понять и быть понятым.

Имеет ли право врач спокойно выполнять свою работу не оглядываясь, и не прибывая в постоянной напряжённости от ожидания внезапного удара со стороны – просто делать своё дело, и не более?

Тварь я дрожащая или право имею?

Бессмертная фраза классика, пришедшая к нам через века, и застывшая немым вопросом в уголках уставших глаз врача, крик души, порождаемый неотвратимой уродливой действительностью, остаётся без ответа и по сегодняшний день. Вопрос глобальный по сути и вместе с тем прежде всего нацеленный на насущный быт, несмотря на весь пафос, в прикладном его значении достаточно лаконичен и прост. Ибо он затрагивает элементарные понятия, абсолютно наглядные своей очевидности.

Автор: врач Михаил Колпинский, г. Санкт-Петербург

Как сообщалось ранее, на приеме цветущая на вид, немного полноватая женщина 50-и лет. Знаете, есть такие люди, от которых за версту заражаешься оптимизмом и целый день ходишь в приподнятом настроении. Обычный плановый осмотр, мазок на онкоцитологию, УЗИ органов малого таза. Все то же самое, что и год назад, и два, и три. Показывает фотографию внучки, рассказывает про онкобольного мужа, у которого пока все хорошо, сетует, что не снимают инвалидность, не может официально устроиться на работу. Подробнее читайте: «Иногда лучше подождать, чем лечить»: врач — об ошибках коллег.

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.