“Врачи-каратели”: почему за 200 лет россияне не перестали бояться психиатров

“Врачи-каратели”: почему за 200 лет россияне не перестали бояться психиатров

Врач-психиатр, президент Союза охраны психического здоровья Наталья Треушникова рассказала “Ъ”, возможна ли реформа в психоневрологических интернатах, почему дети с педагогической запущенностью получают диагноз «умственная отсталость», чем опасна обычная депрессия и почему россияне боятся психиатров.

По её словам, люди до сих пор мало доверяют психиатрам из-за сложившегося стереотипа не только о карательной советской психиатрии, но из-за таких произведений, как «Палата № 6», «Полёт над гнездом кукушки».

«И весь этот культурный пласт мы не можем сбрасывать со счетов. А теперь, если перейти непосредственно к психиатрии, то ее история не очень длинная, и за 200 лет человечество еще не успело перестать бояться психиатров. Потому что только недавно цепи сняли с психиатрических больных.

И карательная психиатрия, конечно, наложила свой отпечаток на отношение к психиатрам. Существует двойная стигма: с одной стороны, психиатры — такие особые врачи, страшные, и к ним лучше не ходить, с другой стороны, люди с психическими проблемами тоже страшные, и лучше ничего о них не знать», – пояснила эксперт.

Пациенты в остром состоянии часто не могут руководить своими действиями, это факт. И это не оттого, что они плохие или хорошие, это зависит от остроты состояния. Такие люди чаще реагируют на провокации, направленную на них агрессию. Но тем не менее ситуации, когда они совершают неспровоцированные агрессивные действия в отношении других, достаточно редки.

Россияне станут лучше относится к психически больным людям, когда поймут простую статистику: люди с психическими заболеваниями совершают не больше правонарушений, чем здоровые люди.

Кроме того, про агрессию людей с шизофренией – это тоже миф. Да, иногда заболевание развивается очень быстро и человек теряет свою личность, но это проявляется больше в виде деменции. При этом, наоборот, люди с шизофренией часто бываю гениальны и живут среди других людей обычной жизнью.

Если сравнивать разные патологии, то пациенты с эпилепсией, например, более склонны к агрессии, чем пациенты с шизофренией. И именно пациенты с эпилепсией со временем обязательно приходят от неврологов к психиатрам, потому что эпилепсия предполагает критические изменения личности, и эти изменения нарастают в сторону агрессивности, в сторону помрачения сознания, резкого повышения физической силы, когда они не отдают себе в этом отчета и могут совершать достаточно тяжелые поступки. Но это другое заболевание, это не шизофрения, рассказала эксперт.

Читайте также:  Глава Минздрава Северной Осетии ушёл в отставку

Умственная отсталость

Психиатр также прокомментировала ситуацию, когда детям из интернатов ставят диагноз «умственная отсталость» и перенаправляют в ПНИ.

«Сама умственная отсталость — это врожденное заболевание, которое предполагает вполне определенный набор симптомов. Объясню простым языком: у людей с умственной отсталостью, как правило, снижена способность к анализу и синтезу информации. Это не значит, что они не могут воспринимать информацию, с восприятием все в порядке, но вот с самим процессом мышления, с выводами у них сложно. Также у них не развито абстрактное мышление. И есть еще целый ряд особенностей, которые присущи диагнозу. В зависимости от того, насколько они выражены, выделяют три степени умственной отсталости: легкую, среднюю и тяжелую.

Те случаи, о которых вы говорите, скорее всего, не органической природы, а социальной.

В советское время был такой термин — «социально-педагогическая запущенность». Это она и есть. И гипердиагностика как следствие.

Я думаю, что это некая отлаженная система взаимоотношений между учреждениями, она работает по накатанной: прислали ребенка, поставили диагноз, следующий. Прислали—поставили—следующий», – пояснила она.

Но даже если у ребенка умственная отсталость, то это не причина изолировать его от общества. У нас вообще-то с умственной отсталостью людей в армию берут.

Это не считается какой-то тяжелой, грубой патологией. Особенно если это легкая степень умственной отсталости. Эти люди могут прекрасно адаптироваться в социуме. Они могут хорошо работать, причем не только в обслуживающей сфере, и могут освоить специальность. Им требуется некое социальное сопровождение в том случае, если это тяжелая степень, потому что там нарушаются социальные навыки, навыки общения, самообслуживания. А легкая и средняя степени вообще не мешают самостоятельной жизни.

Читайте также:  "Заберите его куда-нибудь": врач – о "заботливых" пациентских родственниках

Депрессия – серьёзное заболевание

Депрессия – это серьёзное заболевание, когда у человека в течение длительного времени снижено настроение, апатия, тревожное состояние, снижение аппетита, нарушение сна.

То есть процесс выработки веществ, которые должны вырабатываться и должны утилизироваться, дает сбой. Нейромедиаторы неправильно вырабатываются, неправильно утилизируются, они накапливаются или не вырабатываются.

И чем дольше длятся эти изменения, тем ощутимее это для человека. Депрессия может усугубиться и углубиться, тогда человек перестает совсем спать по ночам, не может физически ходить на работу, иногда не может физически встать с кровати — не потому, что у него ноги не ходят, а потому, что у него нет сил, нет воли встать. И это может привести к очень печальным последствиям, в том числе и к суициду. Но это может привести и к масштабным изменениям во всем организме, к эндокринным, соматическим нарушениям. Сейчас очень распространены так называемые соматизированные депрессии, когда в болезнь вовлекаются сердечно-сосудистая, пищеварительная системы. Восстановить это потом сложно. И без психиатра, к сожалению, восстановить это невозможно.

«Депрессия, несомненно, возникает из-за усталости и стресса. Если мы говорим о той депрессии, которая является проблемой человечества XXI века, то причины у нее социальные: психоэмоциональные нагрузки, длительная физическая усталость, социальная неустроенность. Это внешние причины, не внутренние», – пояснила психиатр.

Человек нуждается в личном пространстве

Именно группа людей с ментальной инвалидностью остаётся где-то за забором обычной жизни. Так происходит не только в России.

«Я бы судила о зрелости общества именно по этому показателю — отношению к гражданам с ментальной инвалидностью. О них не хотят говорить, о них не хотят заботиться. Этим людям помощь и внимание приходят в самую последнюю очередь. Потому что это люди без голоса».

«Вот есть вопиющие факты, на которые каждый обратит внимание: агрессивное поведение, насилие со стороны персонала или сотрудника социального учреждения. Мы все к этому отнесемся однозначно. Но есть факты безграмотности, которые убивают не меньше, чем насилие. Я недавно была в социальном учреждении для пожилых людей. Оно считается неплохим. Там живут люди, которых руководство считает психически здоровыми, без признаков деменции. И что я вижу? Очень чисто, все они накормлены, хороший ремонт, в комнатах живут по двое, что в нашей реальности очень хорошо. Но у этих людей нет чайника, нет стиральной машины, нет никаких бытовых обязанностей и возможности вести вот эту самую обычную бытовую жизнь.

Читайте также:  Скворцова заявила, что нацпроект «Здравоохранение» не решит все проблемы

И когда я спросила, почему взрослый человек не может сам включить чайник, если ему хочется чаю, мне ответили: «Ну мы же им все даем! А вдруг они ошпарятся?» Фактически в этом учреждении отбирают у стариков годы жизни… пять, десять лет… Потому что в тот момент, когда прекращается деятельность, человек начинает угасать. Если у него нет необходимости просто за собой ухаживать, постирать и погладить свое собственное белье, как он считает нужным, заварить себе чай и помыть свою кружку, как умеет, — у него вот эти бытовые навыки очень быстро утрачиваются, снижается активность, в том числе и социальная, и интеллектуальная. И физически человек начинает погибать.

Потому что там не дают людям возможности полноценной жизни. Можно в нашей стране найти учреждения, где более или менее приличная обстановка, адекватный персонал, люди ведут какую-то социальную жизнь — экскурсии, гости. Но, если там не будет вот этого подхода, если человек там привык зависеть от того, постирают ли ему белье, принесут ли ему поесть, его лишают возможности развития, у него отнимают личность», – заключила Наталья Треушникова.

Как сообщалось ранее, всемирная организация здравоохранения выяснила, что каждый четвёртый-пятый житель мира страдает душевными расстройствами, а к 2020 году депрессия станет основным психическим заболеванием. Подробнее читайте: «В России психиатрических пациентов скоро станет больше, чем кардиологических».

Медицинская Россия © Все права защищены.

Если Вы врач и пишете статьи о проблемах здравоохранения, предлагайте свои публикации по адресу medikrussia@gmail.com.