В экстренной ситуации приходится оперировать за всех специалистов на свой страх и риск

В экстренной ситуации приходится оперировать за всех специалистов на свой страх и риск

Заведующий хирургическим отделением Глушковской райбольницы в Курской области Вячеслав Душкин рассказал kpravda.ru о том, как он стал врачом, а также на какой риск иногда приходится идти ради спасения пациента.

Он рассказал, что вырос в простой семье, где не было дипломированных врачей, но мама и бабушка были известными костоправами и помогали большому количеству людей с проблемами опорно-двигательной системы.

Вячеслав Душкин
Вячеслав Душкин

Вячеслав Душкин ещё в школе решил стать врачом и не думал поступать ни в какой другой ВУЗ, кроме медицинского.

По окончании Курского мединститута он вместе с женой – врачом-гинекологом – отправился на поиски работы. Ездили даже в соседние области, пока анестезиолог больницы, где Вячеслав Душкин проходил интернатуру, не порекомендовал его в Глушково. Здесь хирург работает уже 20 лет.

Свою первую операцию он сделал ещё будучи студентом пятого курса. С ещё тремя друзьями они уже в то время брали дежурства в областной больнице.

Читайте также:  «На вскрытии часто присутствуют врачи, чтобы узнать от чего умер их пациент»

«Так что у нас уже было по 10-15 операций по поводу аппендицита, ущемленные грыжи начали оперировать. Наше «золотое время» – с 3 часов ночи до 7 часов утра, когда ординаторы уже устали, хотят спать, а мы «на подхвате»», – вспоминает Вячеслав Душкин.

Утром они снова шли на занятия даже после дежурств и ночных операций.

«А первая моя операция в ЦРБ, где я проходил интернатуру, связана с первым и единственным в моей жизни выговором. Заведующий хирургическим отделением пришел к выводу, что меня можно поставить на дежурство. И вот поступает девчонка с острым аппендицитом. Сотовых телефонов тогда не было. Я позвонил домой заведующему – жена ответила, что его нет, попытался найти еще кого-то из опытных хирургов – безуспешно. И пошел в операционную сам. Сделал все правильно, пациентка чувствует себя хорошо. Утром сдаю дежурство, докладываю. Начмед спрашивает: «Кого-нибудь вызывал?» Объясняю, что никого не нашел и оперировал сам. Мне тут же объявили выговор и отстранили от дежурств», – рассказал хирург.

Читайте также:  Терапевт: Это настолько адская работа, что я порой ненавижу пациентов

Вячеслав Душкин говорит, что иногда приходится выполнять операции и не входящие в его специализацию, иногда даже нейрохирургические. Хотя он предпочитает «в чужое» не лезть, так как в случае неудачного исхода, судить его будут по юридическим законам.

«Но, когда стоит вопрос о жизни и смерти пациента, моральная сторона на чаше весов перевешивает. Поэтому если пострадавшего в ДТП привозят к нам в больницу с тяжелыми травмами и ты понимаешь, что в ожидании специалиста можешь потерять пациента, начинаешь оперировать сам. Или вот был у нас случай, когда после дорожно-транспортного происшествия у девушки был разрыв почки. У нас не было времени на ожидание уролога из Курска, стали спасать ее сами, что называется, на собственный страх и риск, и спасли», – отметил врач.

Читайте также:  Ростовчанку заподозрили в использовании ребенка ради миллионов рублей от благотворителей

Вячеслав Душкин говорит, что хирург часто сродни эквилибристу на канате: и шаг вправо, и шаг влево может закончиться одинаково неудачно. Но этот рискованный шаг хирург все-таки делает ради спасения человеческой жизни.

Как сообщалось ранее, профессор, доктор медицинских наук, завкафедрой общей хирургии Медицинского Института CDAE имени М. К. Аммосова, заслуженный врач РС (Я) Виктор Игнатьев рассказал о пути освоения профессии врача – хирурга, становлении хирургического и колопроктологического отделений  Республиканской больницы №2 – Центра экстренной медицинской помощи, о системе образования, и, конечно же, о студентах. Подробнее читайте: «Состояние хирурга описать словами просто невозможно, если умирает прооперированный тобой пациент».

Медицинская Россия © Все права защищены. Читайте нас в Яндекс Дзен.

Добавить комментарий