“Любое переливание – это риск”: врач пояснил абсурдность ужесточения ответственности за гемотрансфузию

“Любое переливание – это риск”: врач пояснил абсурдность ужесточения ответственности за гемотрансфузию

“Любое переливание – это риск”: врач пояснил абсурдность ужесточения ответственности за гемотрансфузию

Минюст России предложил усилить ответственность врачей за переливание “заражённой” донорской крови. Замминистра ведомства Алу Алханов заявил, что за нарушения в работе трансфузиологической службы необходимо наказывать строже.

Как говорят китайцы, трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате, особенно, когда её там нет.

Практически тоже самое можно сказать и о поисках смысла в законодательных инициативах многих представителей чересчур уж бурно разросшихся всевозможных ветвей и веточек власти.

И, как совершенно справедливо говорил в известном фильме «папаша Мюллер», невозможно понять логику непрофессионала. Единственное, что может вынести из данной очередной законодательной отрыжки (очередного «шедевра» чиновничьей мысли) рядовой обыватель, так это лишь то, что врачи-убийцы день за днём заражают население страны всевозможной дрянью; то через прививки, то через неправильные лекарства, а теперь вот ещё и через заражённую кровь.

И лишь она, блистающая рать чиновников и депутатов, героически, можно сказать, не щадя живота своего (в министерских и думских буфетах), встаёт стеной между этими профессиональными выродками-врачами, и пребывающем в неведение электоратом.

Попробуем же разобраться с данным предложением не с обывательской или чиновничьей точки зрения, а именно с профессиональной.

Для начала надо понять, что же такое «заражённая кровь», за трансфузию которой нашим юристам так неймётся усилить наказание. Не будем касаться компонентов донорской крови, подверженных микробной контаминации (обсеменению) банальной инфекцией и утративших в связи с этим стерильность. Поговорим о том, что вероятнее всего, имеет ввиду Минюст.

Есть на свете такие “гемотрансмиссивные инфекции” – т.е. инфекции, связанные с заражением через донорскую кровь и ее продукты. И речь здесь идёт уже о каких-то специфических заболеваниях, конкретных нозологиях.
Список их довольно обширен (сотни, если не тысячи), и приводить его полностью просто нет смысла.

В соответствии с действующими нормативными документами, донорская кровь в нашей стране исследуется лишь на некоторые из них: сифилис, гепатиты В и С, ВИЧ 1,2. И всё.

Читайте также:  В России почти в два раза увеличилось число пациентов с раком кожи

При этом, Инструкция Минздрава по обследованию доноров крови, разрешает местным органам санэпиднадзора вводить на местах дополнительные исследования на актуальные для данной территории (эндемичные) инфекционные заболевания.

Минюст России предложил усилить ответственность врачей за переливание “заражённой” донорской крови. Замминистра ведомства Алу Алханов заявил, что за нарушения в работе трансфузиологической службы необходимо наказывать строже.

Другими словами, на подавляющее большинство, ну буквально 99,99…% инфекций, которые могут передаваться с донорской кровью, никаких исследований не проводится.

О чём, между прочим, в соответствии с ГОСТом, делается обязательная надпись на этикетке каждого гемоконтейнера с донорской кровью или её компонентами, а больной информируется об этом обстоятельстве устно, о чём он и расписывается в «Информированном согласии» на гемотрансфузию.

Минюст России предложил усилить ответственность врачей за переливание “заражённой” донорской крови. Замминистра ведомства Алу Алханов заявил, что за нарушения в работе трансфузиологической службы необходимо наказывать строже.

Т.е. абсолютно любое переливание донорской крови или её компонентов связано с риском заражения пациента какой-то гемотрансмиссивной инфекцией просто по определению. Это относится к категории оправданного профессионального риска, т.к. переливают донорскую кровь и её компоненты всегда исключительно по жизненным показаниям. Т.е. для спасения жизни, когда иного способа (метода) спасти её нет.

Что же в этой, действующей на сегодня схеме, не устраивает Минюст и наших славных думцев?

Вероятно, то, что в принципе возможен такой вариант событий, когда пациент после перелитой крови заболеет какой-то инфекцией. А никого из врачей наказать за это будет невозможно, т. к. требования всех нормативных документов будут выполнены.

Необходимо особо отметить, что на сегодняшний день переливать пациенту кровь, не обследованную на вышеуказанные инфекции, действующими приказами Минздрава категорически запрещается под любыми предлогами и поводами. Включая угрозу жизни пациента.

И за нарушение данного приказа и так наступает не только административная, но и уголовная ответственность по статьям «причинение вреда здоровью в следствие ненадлежащего выполнения служебных обязанностей», «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» и пр. И прецеденты таких уголовных дел имеются.

Читайте также:  Ульяновским больницам закупили пять новых автомобилей «скорой»

Поэтому утверждение, что за нарушение правил переливания крови в настоящее время существует лишь административная ответственность, мягко говоря, не соответствует истине.

А смысл загадочного юридического термина «квалифицированная ответственность» оставим на совести госпожи вице-спикер.

Вот господин Алханов (заместитель министра юстиции Российской Федерации), как следует из заметки ТАСС, «слышал от специалистов», что гепатитом С заболевают «наиболее часто» во время переливания крови.
В соответствие с имеющейся статистикой, один случай заражение гепатитом С приходится на 200 тысяч гемотрансфузий.

Сколько же больных гепатитом С в Российской Федерации всего – сказать трудно. По оценочным данным референс-центра по мониторингу за вирусными гепатитами Роспотребнадзора, в России 5,8 млн человек больны гепатитом С. И я лично не уверен, в отличие от неких таинственных «специалистов», консультировавших г-на Алханова, что большинство из них заразилось именно при проведении гемотрансфузии.

Тут следует также добавить, что в соответствии с п. 88 действующего Приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации (Минздрав России) от 2 апреля 2013 г. N 183н “Об утверждении правил клинического использования донорской крови и (или) ее компонентов” «Выявление и учет реакций и осложнений, возникших у реципиентов в связи с трансфузией (переливанием) донорской крови и (или) ее компонентов, ведутся … спустя неопределенный период времени – несколько месяцев, а при повторной трансфузии – лет после ее проведения».

Лет, Карл!

Причём, «неопределённое» их количество.

Т.е. перелил врач пациенту кровь, а лет эдак через 20 за врачом однажды придут, т.к. внезапно выяснится, что бывший пациент этого врача болен (пусть тем же гепатитом), и что он, пациент (а равно его родственники, следователь, прокурор и судья) уверены, что виноват в этом исключительно врач, два десятка лет спасший этого пациента, перелив ему донорскую кровь.

Читайте также:  Алтайский главврач два года прожил в больнице из-за нехватки денег на своё жильё

Не ясно также, кого именно из медиков намерен усиленно наказывать Минюст с Госдумой, каких именно медработников? Тех, кто непосредственно переливал кровь (несмотря на то, что все необходимые исследования данная кровь прошла и результаты тестов отрицательные)? Тех, кто выдал кровь для переливания в больнице? Тех, кто выдал кровь в Центре крови? Лаборанта, допустившего ошибку при обследовании крови? Чиновника Минздрава, разрешившего данный метод исследования крови, зная, что данный метод (и вообще ни один из существующих в мире) не даёт 100% гарантии истинности результата?

Или господа законодатели представляют, что врач переливает кровь, на этикетке которой указано, что она «заражена», а врач всё равно её переливает?
Они ТАК это себе представляют? Что врач сознательно переливает пациенту заведомо «заражённую кровь»?

Или они пытаются убедить в этом население? Как тут не вспомнить классику почти более, чем столетней давности: “Завелись, – говорят, – доктора у нас, так и холера пошла” (Вересаев В.В. «Воспоминания» 1892г)
И это уровень наших законодателей?!

Непонятно, во что выльется эта очередная инициатива по борьбе с врачами. Но если МинЮст намерен отойти от конкретных заболеваний (того же гепатита С, к примеру) и сохранить в законодательной норме неопределенный термин «заражённая кровь», которым оперирует вице-спикер Госдумы Ирина Яровая, то переливание крови, как метод лечения, станет попросту невозможным, в силу ранее изложенных обстоятельств (принципиальная техническая невозможность обследования донорской крови на все известные гемотрансмиссивные заболевания со 100% гарантией ). С чем всё население Российской Федерации и поздравляю.

Автор: трансфузиолог Игорь Семёнов

Как сообщалось ранее, министерство Юстиции РФ выступает за ужесточение ответственности за нарушения при оказании трансфузиологической помощи. Подробнее читайте: Минюст предложил усилить ответственность за переливание заражённой донорской крови.

Медицинская Россия © Все права защищены. Читайте нас в Яндекс Дзен.

Добавить комментарий