«Раньше химиотерапия была неэффективна и считалась отвлекающим манёвром»

«Раньше химиотерапия была неэффективна и считалась отвлекающим манёвром»

«Раньше химиотерапия была неэффективна и считалась отвлекающим манёвром»

Трансфузиолог онкодиспансера Красноярска – ранее хирург и анестезиолог – 80-летний Борис Замощик рассказал ngs24.ru о том, какой была онкологическая служба раньше и как изменились пациенты за 50 лет.

После окончания войны осенью 1945 года в Красноярске была организована онкологическая служба.

Диспансер не имел своих помещений, хирургическое отделение было развернуто на территории легочно-аллергологического корпуса Красноярской краевой клинической больницы на 40 коек. А спустя еще какое-то время в двухэтажном здании на территории краевой открылась онкологическая поликлиника — во время войны в этой пристройке располагался свинарник, у больницы было свое хозяйство. Там все почистили перед открытием больницы. И был всего один хирург.

Появилось и радиологическое отделение, где проводилась глубокая рентген-терапия, но она давала такое жестокое облучение, после нее было много осложнений вплоть до тяжелых склерозов, язв и ожогов. А был аппарат короткофокусной терапии для лечения рака кожи или губы.

И наконец, появилось свое здание, но оно было достаточно далеко от краевой больницы и не очень удобно, поскольку нужна была помощь от её специалистов — консультационная или исследовательская. Палаты были забиты: в тех, где должны были лежать 2–4 человека, лежали 6–8, где 6–8 — там больше 10.

Читайте также:  «Нельзя огульно запрещать аборты, иначе женщины начнут обращаться к мошенникам»

«Здание было построено очень плохо и почти сразу начало разваливаться. Вспомогательной диагностики не было, но был коллектив единомышленников. Мы стали осваивать эндоскопы, проводить операции: сначала единичные, потом десятками, а потом поставили их на поток, превратив в рутину. Я считаю, это наше главное достижение», – рассказал врач.

Доктор рассказал о первом отечественном аппарате УЗИ, который они получили – он выявлял опухоли от 5 сантиметров, поэтому был бесполезен в диагностике: новообразования более сантиметра прощупываются руками. Сейчас современная техника «видит» опухоль величиной несколько миллиметров.

Он добавил, что раньше такие диагнозы, как рак шейки матки или рак груди, были фатальны, а сейчас при раннем выявлении они излечимы в 90% случаях.

«Структура заболеваемости раком изменилась: если раньше и у мужчин, и у женщин на 1-м месте был рак желудка, потом у женщин вышел на первое мест рак молочной железы, у мужчин — легкого, то сейчас последние все чаще и чаще болеют раком простаты. Это сейчас обычное дело, а раньше было в диковинку. Раньше и дети реже болели.

Земной шар окружен плотной атмосферой, и то, что мы тут творим, никуда не девается. Оно остается внутри и накапливается, канцерогены устойчивы, они не разрушаются, не превращаются ни во что, и рассчитывать, что в мире в этом плане что-то в корне поменяется, нет смысла. Количество больных раком будет расти. И здесь самое главное — наращивать лечебные мощности», – уверен Борис Замощик.

Читайте также:  В Красноярске начали оборудование детского центра трансплантации костного мозга

Когда химиотерапия только начиналась, было 2 препарата, они были малоэффективны, на выживаемость не влияли и, по большому счету, были нужны, чтобы отвлечь человека. Сейчас препараты очень эффективны, химиотерапия стала такой же важной, как и операция. Она не только улучшает качество жизни, но помогает улучшить прогноз и продлить жизнь огромному количеству людей, рассказал врач.

«Раньше фатальным был рак шейки матки, при раке пищевода умирали 90% людей в течение года, 80% — при раке желудка, 88% — при раке легкого. С последним люди жили 3–6 месяцев, редко 8, а сейчас к нам приходят десятки и сотни людей, они получают лечение и живут годами. Сегодня те, кому поставили диагноз «рак прямой кишки», могут рассчитывать на 5–7 лет нормальной жизни. Рак молочной железы можно лечить так, чтобы женщина не потеряла грудь — сначала химиотерапией, а потом операцией. На Западе уже три четверти больных вылечиваются — и это то, к чему должны стремиться мы», – считает доктор.

Читайте также:  Как мотивировать сотрудников в частной клинике

По словам Бориса Замощника, про пациентов бытует мнение, что немец приходит за три месяца до того, как заболеет, а русский – за три недели до того, как умереть.

Но, добавил врач, лечащихся народными средствами становится меньше, хотя они по-прежнему есть.

«Те 50 лет, что я работаю, не могу сказать, чтоб были какие-то резкие всплески заболеваемости раком. Но в определенные моменты люди чаще болели раком щитовидки, саркомой, сейчас растет заболеваемость раком простаты, как я уже рассказывал ранее. А больных раком губы, которых раньше было много, сейчас почти нет, да и лечится он легко, и воспринимается как грипп.

Люди стали больше доверять врачам, они все чаще ходят на обследования, уже каждый человек значит про эндоскопические исследования вроде гастроскопиии, колоноскопии, бронхоскопии. Это помогает диагностировать рак на ранних стадиях. Возможности стали другие, и мы стали другие», – заключил Борис Замощник.

Как сообщалось ранее, эпигеномный классификатор опухолей – новая разработка российских учёных, позволяющая оценить эффективность предоперационной химиотерапии при лечении рака молочной железы. Подробнее читайте: Российские онкологи нашли способ прогнозировать эффективность химиотерапии.

Медицинская Россия © Все права защищены. Читайте нас в Яндекс Дзен.

Добавить комментарий