«Пациента мы вылечим наиболее подходящим для него способом, а деньги придется забирать через подлог»

«Пациента мы вылечим наиболее подходящим для него способом, а деньги придется забирать через подлог»

0
0
«Пациента мы вылечим наиболее подходящим для него способом, а деньги придется забирать через подлог»

Врач крупной клинической больницы в городе-миллионнике Игорь Михайлов (имя изменено), который занимается сбором статистических данных внутри своего медучреждения, рассказал lenta.ru о том, врут ли больницы при составлении отчётов, велика ли погрешность статистики и можно ли доверять нацпрограммам, разработанным на основе таких данных.

Игорь Михайлов рассказал, что медицинская статистика подвержена запросам сверху.

«Полностью наврать, конечно, не получится, вылезут расхождения, так как в статистике много внутренних связей, понятных специалисту. Но слегка завысить смертность от ХОБЛ (болезнь легких, есть почти у всех курильщиков после сорока) и слегка снизить связанную с ней смертность от инфарктов всегда можно. Так что регионы федерации привирают для того, чтобы покрасивее выглядеть перед центром».

По его словам, плохо в этом то, что после подведения итогов объявляются приоритеты развития на следующие периоды, и тут регионы попадают в ловушку своей фантазии.

Например, в 2018 году снизили госзадание по неврологическим заболеваниям и повысили сверх меры по гинекологическим, хотя население как имело инсульты, так и имеет, меньше их не стало. И рожать больше не стали. Приходится изворачиваться, выводить стационарных больных, кто полегче, на дневной стационар, на амбулаторное лечение. А в гинекологическом отделении вынуждены вообще всех лечить за счет ОМС, хотя могли бы заработать денег на платных услугах — рынок есть.

«Ну, а проблемы в конкретной работе — такие же, как в любом госучреждении. Статистика нужна вчера, причем по тем показателям, которые никогда не фиксировались в документации, и желательно в сравнении со всей страной за пять лет. Вот и рисуем что-то похожее на правду. Цель обычно — получить денег для региона или для больницы на развитие какого-нибудь вида помощи, иногда даже региональное министерство подсказывает, что нарисовать. Деньги обычно получаем. Реабилитацию после инсультов и инфарктов вот начали развивать. Это ненормальный способ управлять медициной, но какие-то результаты он дает», – отметил специалист.

Читайте также:  Сургутская «скорая» первая в России начала использовать электронную карту вызова

При этом, по словам Игоря Михайлова, вмешательство в статистику происходит как на региональном уровне, так и на уровне конкретной поликлиники.

«Стараются приписывать все же не лечение, а разного рода профилактику, чтобы не портить статистику по заболеваемости. Но от этого портится статистика эффективности профилактики. Ее собирают на более длительных периодах, поэтому сразу и не заметишь.

В стационаре историю болезни рисовать, конечно, намного сложнее, но вот не оформить историю очень даже можно. Если неврология имеет безбожно заниженное госзадание, то уже неважно, выполнит ли отделение план на 170 процентов или на 350 процентов — лишнее просто не подается на ввод в систему. По факту, конечно, лечение было, и даже довольно качественное, но в учет не попало», – пояснил он.

Такие больные никак не оплачиваются и являются риском для больницы, который она переносит как самостоятельный субъект.

Таким образом получается, что все наши данные, которые известны о населении, записаны с погрешностью.

«Я сильно подозреваю, что центральный аппарат в курсе этого и делает поправки на ветер. За последние пять лет федеральные начинания сводились в основном к выделению денег на оборудование и новейшие технологии лечения. Это в любом случае срабатывает на пользу, независимо от статистики.

Правда, некоторые действительно актуальные вещи могли остаться в тени — тот же ХОБЛ, например, очень сложно диагностировать и сложно лечить, когда диагноз уже проявился. Курильщиков у нас много, накрыть такую массу лечением было бы очень эффективно. Борьба с курением даст эффект лет через тридцать, уже в следующем поколении людей», – рассказал Игорь Михайлов.

Читайте также:  Минздрав: Опьянение – не повод для оказания медпомощи и госпитализации

Он добавил, что раньше можно было сильно «скорректировать» показатели, но теперь все реестры в электронном виде сдаются в центр, так что смысла большого в этом нет, хотя приписки всё же остаются.

«Но нельзя сказать, чтобы это было наглым массовым явлением. С этим борются. Если факт приписок стал известен, то станет известен и кандидат на отсидку. С развитием автоматизированного учета и повышением медицинской ответственности населения они уйдут, даже не нужно с ними специально бороться. Заодно система оплаты лечения станет более толковой. Наверное», – надеется специалист.

По его мнению, если национальная медицина развивается, то погрешность в пределах допустимого.

«И даже если приписки здесь имеют место — эпидемий не было. Значит, по технологиям статистика хороша, по кадрам — так себе, по профилактике — на уровне. Поэтому недавно у нас появился федеральный регистр врачей и их компетенций — будем выравнивать это направление. Полагаю, здесь мы упремся в низкое качество медицинского образования и найдем себе занятие лет на двадцать, потому что быстрее это не исправить. Так что статистика все же дает основания для принятия верных управленческих решений», – добавил специалист.

«На 2019 год федералы дали очень подробный план по высокотехнологичной медпомощи, по видам и методам лечения. Откуда они в таких подробностях знают, какие больные к нам придут и как именно мы будем их лечить? Никто этого не знает. Но отчитаемся мы копейка в копейку — просто нарисуем вместо реальных историй болезни красивые.

Пациента мы вылечим наиболее подходящим для него способом, а деньги придется забирать через подлог. Это будет очень хороший подлог, никто ничего криминального не найдет. Но кому вообще все это надо? Почему нельзя дать просто общий план на всех, если даже стоимость у всех одинаково усредненная? У них там завелся аутист, которому нравится сводить таблички и видеть, как они сходятся? Корректировать годовое госзадание десять раз в год (обычно рекомендуется два-четыре раза)? Нет проблем, мы всегда так делаем», – рассказал Игорь Михайлов.

Читайте также:  Глазовские медики вынуждены работать на 2,5 ставки, чтобы выполнить «дорожную карту»

Сведения собираются при помощи кривых самописных программ, а также кривых самописных программ, предоставленных территориальным фондом ОМС и органами статистики, добавил эксперт.

По его словам, пользоваться этими программами очень неудобно, так как нет столбца с диагнозами, поэтому сделать отбор пациентов по конкретному диагнозу невозможно.

«То есть очень многое нужно доделывать вручную. Программа для учета движения пациентов стационара не может собрать ни одной статистической формы, хотя все нужные данные в ней есть.

Поэтому сначала больница собирает отчет, заносит его в своды Медицинского информационного аналитического центра (МИАЦ), а потом — самая мякотка — согласованные данные больница вручную переносит на федеральный портал.

Но все же автоматизированные системы учета потихоньку развиваются. В них можно посмотреть динамику пациента за весь период наблюдений, а поколение 2010-х годов будет иметь полную карту за всю жизнь. Это, возможно, поспособствует ранней диагностике хронических заболеваний», – отметил специалист.

В заключении Игорь Михайлов сделал вывод, что всё же российская система перегружена ненужной отчётностью, многие данные подаются в нескольких отчётах, их нужно заносить везде вручную и постоянно контролировать, чтобы цифры не разошлись.

Как сообщалось ранее, заведующий кафедрой фтизиопульмонологии Новокузнецкого государственного института усовершенствования врачей, профессор, заслуженный врач РФ Аркадий Ханинрассказал порталу о том, как обстоят дела с лечение туберкулёза в регионах России. Подробнее читайте: «Снижение смертности от туберкулёза отчасти обусловлено перераспределением статистики».

Медицинская Россия © Все права защищены. Если ты врач, подпишись на нашу группу в социальной сети для врачей "Доктор на работе".

Добавить комментарий