«Контролёров становится больше, чем медиков, а ответственности они ни за что не несут»

«Контролёров становится больше, чем медиков, а ответственности они ни за что не несут»

0
0
«Контролёров становится больше, чем медиков, а ответственности они ни за что не несут»

Профессор, председатель правления Московского городского научного общества терапевтов Павел Воробьёв рассказал «Независимой» к чему может привести новая инициатива Минздрава о том, что страховые компанию будут решать, куда госпитализировать пациента.

Учет и контроль – два слова, которые советские, а за ними и российские чиновники твердят как заклинание более 100 лет, с 1917 года, когда Ленин провозгласил: «Учет и контроль – вот главное, что требуется для правильного функционирования первой фазы коммунистического общества». Первая фаза коммунистического общества развернулась в военный коммунизм. Привели учет и контроль к чудовищной разрухе.

Однако слова вождя стали популярными, их повторяют чиновники непрестанно, что-то подсчитывают и, как им кажется, контролируют. Разумеется, и в здравоохранении. Подсчитывающих и контролирующих становится больше, чем медиков, ответственности они ни за что не несут и занимаются тем, что придумывают, как бы еще что-то проконтролировать.

Вот очередная инициатива: страховые компании будут следить, куда и как госпитализируют больных. Иначе говоря, скорая помощь должна будет теперь согласовывать не с диспетчером службы, куда везти больного, а со страховой компанией.

«Страховые медицинские организации, получая информацию о госпитализациях, а они ее получают ежедневно, должны ее анализировать и смотреть, по профилю ли гражданина положили в соответствующее отделение, в соответствующую больницу или нет. Когда они видят, что это не так, тогда они должны выходить на места и с помощью страховых представителей добиваться того, чтобы его перевели. А если он не транспортабелен, то вызвали бригаду сюда, для того чтобы ему оказали помощь», – заявила вице-премьер Татьяна Голикова.

Читайте также:  В Кузбассе закрыли роддом из-за отсутствия неонатолога

Каким документом регламентируется маршрутизация больных, не до конца ясно. Думаю, тут какие-то смутные мысли о «Порядках» оказания тех или иных видов помощи (есть такие документы, которые обязательны для использования, хотя использовать их, как и многие другие подобные директивы, невозможно). Но в этих документах нет прямых указаний, везти пациента туда или сюда: для больших городов всегда есть альтернатива. И наоборот, в райцентрах никакой альтернативы чаще всего нет. Аналогично и плановые госпитализации.

Вспоминается случай из практики недавнего времени: в больнице из отделения терапии сделали отделение пульмонологии. Там работал хороший специалист-эндокринолог. И с этого момента стало нельзя госпитализировать больных с сахарным диабетом в это отделение. Только если у них было заболевание легких. Ну, пневмония, например. А воспаление легких требует специального обследования и результатов: тень на рентгенограмме легких, изменения в общем анализе крови. Прихожу как-то на консультацию, вижу эти изменения, но мне говорят, что это понарошку. Для страховой компании, мол. Однако больной выписывается с этими данными, и в выписке у него уже будет обозначено фиктивное заболевание. Он придет на консультацию, а у него, оказывается, только что было воспаление легких. Или приступ астмы. Дикость.

Читайте также:  Госдума планирует поручить врачам и фармацевтам доставку купленных онлайн лекарств

Способ обойти очередные препоны наверняка быстро найдут. Другой вопрос – цель этих телодвижений. Врачи и медперсонал обложены бесчисленным множеством приказов, распоряжений, порядков, стандартов, рекомендаций… Надсмотрщиков много – работать некому. В этих условиях у лечащих врачей давно опустились руки, и думают они одинаково: пусть все течет своим чередом, а мы постоим в сторонке. Это реально обсуждаемая тема.

Ну, действительно, куда класть больного с анемией? В гематологический стационар? Да делать ему там нечего. Он может оказаться и в хирургии, и в терапии, и в гинекологии, и в неврологии. Из-за множества различных симптомов болезни. Значит, после того как ему определят анемию, больного придется перекантовать куда-нибудь еще. Куда? В гематологию? Так там не ждут больного с анемией. Но придет страховая компания и спросит, на каком основании. Зачем этот административный барьер? Чтобы легче было штрафовать больницу за мнимое нарушение?

Читайте также:  «На ставку не заработать, на две не выжить»

Больные обычно попадают в больницу с неясным диагнозом. У врача есть три дня, чтобы определиться с болезнью, вызвавшей необходимость госпитализации (если, конечно, это не экстренная патология). И далеко не всегда после постановки диагноза больного надо куда-то переводить: нередко проще и дешевле лечить его там, где он оказался. Все переводы всегда обсуждались на уровне заведующих отделений, начмедов и – гораздо реже – главных врачей.

И здесь нет места для пришлого «эксперта», который никак не отвечает за жизнь и здоровье больного, но может существенно ухудшить ситуацию своими медвежьими услугами. Нет, допускать «экспертов» к процессу оказания медицинской помощи нельзя – или пусть тогда они сами ее и оказывают. Инициатива эта, безусловно, провальная и вызывает эмоциональное отторжение у любого врача.

Как сообщалось ранее, глава комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский не видит необходимости в дополнительном контроле за наркотическими лекарственным препаратами. Подробнее читайте: В Совете Федерации выступили против ужесточения контроля за врачами.

Медицинская Россия © Все права защищены. Если ты врач, подпишись на нашу группу в социальной сети для врачей "Доктор на работе".

Добавить комментарий