«Удалишь слишком мало — опухоль вырастет снова, слишком много — пациент может остаться инвалидом»

«Удалишь слишком мало — опухоль вырастет снова, слишком много — пациент может остаться инвалидом»

0
0
«Удалишь слишком мало — опухоль вырастет снова, слишком много — пациент может остаться инвалидом»

О том, что происходит в профильных отраслях, рассказывают заведующие отделениями в рубрике «Патогенез».

Тайны мозга познаем с заведующим отделением нейрохирургии Саратовской областной больницы, к.м.н. Александром Новиковым.

– Александр Геннадьевич, как и почему вы стали нейрохирургом?

– Врачом на самом деле я стал случайно. Родители были инженеры-физики, я тоже окончил физико-математическую школу и планировал поступать в МГУ или МФТИ. Но экзамены в московские ВУЗы проводились в июле, а я в это время участвовал в финальных соревнованиях Всероссийской спартакиады по плаванию и документы подать не успел.  Решил поступить в саратовский мединститут. Там, будучи студентом, познакомился с доцентом кафедры нейрохирургии Колесовым Владимиром Николаевичем, который как раз писал диссертацию на тему применения лазеров в нейрохирургии. И совпало: поскольку я интересовался физикой и прекрасно знал, что такое лазер, то начал помогать ему проводить эксперименты. Так и попал в нейрохирургию. С 4-го курса начал дежурить в больнице, выполнял самостоятельные операции. После института по распределению поехал в Тамбовскую область, где был единственным врачом-нейрохирургом на несколько районов…

– Сложное, наверное, было время? МРТ нет, ничего нет.

– Слава Богу, тогда я еще только слышал о существовании подобных аппаратов, но вживую не видел (смеется, – прим. авт.). И, как нас учили в институте, так и делал. Диагноз ставили согласно рентгенограммам, эхалоэнцефалоскопии; клинике, анамнезу и так далее. На основании этого и оперировали.

– За последние 20 лет нейрохирургия сильно изменилась?

– Перемены, главным образом, коснулись технического оснащения. Оперативные доступы, виды нейрохирургических операций на самом деле разработаны давно. Но если раньше, например, трепанация черепа делалась коловоротом вручную, то сейчас для этого есть различного рода трепаны: пневмо- и электротрепаны. Благодаря им трепанация делается в течение нескольких минут, причем полностью исключен риск повреждения головного мозга и его оболочек. С такими инструментами операции проходят быстрее и бескровнее, лучше заживляемость.

  Мозг — сложная структура, и наша задача — не повредить функционально важные зоны, минимизировать риск инвалидизации. Во-первых, все нейрохирургические операции должны выполняться с использованием операционного микроскопа, желательно сопряженного с аппаратом нейронавигации. При удалении опухоли, расположенной вблизи от функционально значимых зон мозга, необходим аппарат интраоперационного нейрофизиологического мониторинга, который позволит хирургу определить безопасный объем удаления патологической ткани и вовремя остановиться, не допустить развития грубых неврологических нарушений после операции, а то и летального исхода. Ведь на глаз невозможно отличить, где заканчивается безопасная зона и начинается функционально значимая.

Читайте также:  "Село не должно стать местом ссылки врачей-троечников"

– А как же кадры из кино: когда врачи-нейрохирурги разговаривают с человеком, чтобы контролировать ход операции. Просят его на гитаре сыграть. Или это художественный вымысел?

– Нет, такое бывает. Называется этот вид хирургии «awake surgery».  Анестезиолог действительно пробуждает пациента во время наркоза с целью оценки его состояния. Пациент не чувствует боли. Он может воспринимать речь, выполнять различные команды: шевелить руками, ногами. Таким образом проверяется, не задета ли та или иная функционально важная зона.

– Случаются послеоперационные осложнения?

– Конечно, случаются, как и у любого хирурга. Особенно, если оперируешь больных с тяжелыми черепно-мозговыми травмами, злокачественными опухолями.  Здесь летальный исход, к сожалению, не редкость. Злокачественная опухоль, например, как щупальцами, прорастает в мозг, и порой невозможно определить, где заканчивается пораженная ткань и начинается здоровая. Удалишь слишком мало — опухоль вырастет снова, удалишь слишком много — человек может остаться инвалидом. При этом мы же говорим не только о головном мозге, но и спинном в том числе. А поврежденный спинной мозг не восстанавливается, человек на всю жизнь может остаться прикованным к постели.

– Говорят, головной мозг нейропластичен, и даже если человеку удалить его часть, то функции его могут полностью восстановиться.

– В человеческом мозге существуют «немые зоны», удаление которых может пройти бесследно для состояния пациента, хотя, честно говоря, сам иногда удивляюсь происходящему. Бывает, во время операции приходится удалять опухоль вместе со значительной частью вещества головного мозга. Зашиваешь и думаешь — ну все. Наверное, парализует. Говорить не сможет. Отправляешь в реанимацию, а на следующее утро он двигает руками и ногами, приходит в себя. Не знаешь, что и думать: видно, на его счет у Всевышнего свои планы. И да, конечно, есть теория, которая предполагает способность нейронов к восстановлению и адаптации. Но наверняка еще ничего неизвестно, мозг таит много секретов.

Читайте также:  «Если все будут думать только о работе, то рожать будет некому»

– Какие самые распространенные заболевания в нейрохирургии?

– Если судить по хирургической работе нашего отделения, то 50% операций выполняется по поводу грыж межпозвонковых дисков. Где-то по 3-4 в день, более 300 в год. Больница областная, основной контингент больных – сельские жители, условия жизни подразумевают тяжелые физические нагрузки. С развитием МРТ диагностика выросла в разы. Правда, это не означает, что все грыжи нужно оперировать. Все зависит от размера грыжи, направления ее роста, индивидуальных особенностей организма. Если грыжа защемила нерв, без оперативного лечения, как правило, не обойтись. Многие пациенты мучаются до последнего, принимают анальгетики, потому что после операции боятся потерять работу, связанную с физическими нагрузками. Хотя сейчас делаются такие операции, когда опорная функция позвоночника практически не страдает. Через микродоступы мы удаляем только выпавшую часть межпозвонкового диска, не затрагивая костные структуры. Если после операции сохранять определенный режим, то через несколько месяцев можно вернуться к активной жизни без каких-либо ограничений.

– На 2-м месте, вероятно, опухоли?

– Да, нейроонкология по количеству операций на втором месте. Но по сложности оперативных вмешательств, применению высокотехнологичных методов лечения – это основная наша работа, так же как и больные с сосудистыми заболеваниями головного мозга. В отделении проводится более 120 операций в год по поводу новообразований головного и спинного мозга, как доброкачественных, так и злокачественных. Большое количество больных с метастазами в головной мозг из первичного очага. Особую опасность представляет рак легкого, почек, а также опухоли молочной железы у женщин, меланомы кожи. Возраст пациентов варьируется, чаще это люди старше 40. Но у молодых стали чаще выявлять злокачественные новообразования.

– На что необходимо обратить внимание, чтобы вовремя заметить опасность?

– Опухоли головного мозга часто развиваются бессимптомно. Особенно это касается новообразований, которые медленно растут. Пока они не наберут критическую массу, их появление может протекать незаметно. Манифестацией заболевания становятся, как правило, головные боли, часто – по утрам, после сна. Бывает тошнота, рвота. В зависимости от локализации опухоли может нарушаться зрение, слух; в случае аденомы гипофиза порой возникает гормональный дисбаланс в организме, зрительные нарушения. Иногда заболевание дебютирует эпилептическими припадками, симптомами нарушения мозгового кровообращения. В этом случае задача неврологов, офтальмологов, оториноларингологов и других врачей – вовремя заподозрить нейрохирургическую патологию и направить пациента на МРТ головного мозга.

Читайте также:  "Убила магнием - то же самое, что "затыкала ватной палочкой"

  Большинство аневризм сосудов головного мозга так же протекает бессимптомно: нет никаких жалоб, просто однажды человек резко и внезапно чувствует головную боль, может ненадолго потерять сознание. Бывает, раньше такие случаи пролечивали в неврологическом отделении, как транзиторную ишемическую атаку, и пациентов выписывали домой без необходимого дообследования. А опасность аневризмы — в ее повторном кровоизлиянии, которое, как правило, тяжелее первого и может закончиться летальным исходом.

Единственный способ лечения аневризмы сосудов головного мозга – своевременное оперативное вмешательство.

– После операций на головном мозге, трепанации черепа, остаются шрамы?

-Разумеется, остаются, но особенность в том, что хирург планирует линию разреза кожи таким образом, чтобы в дальнейшем шрам был не виден под волосами. Еще одно из достижений современной нейрохирургии — это эндоскопические операции, которые мы применяем, например, при геморрагических инсультах. Преимущество данного метода – малая травматичность: внутримозговая гематома, расположенная в глубинных отделах мозга, удаляется эндоскопом через одно фрезевое отверстие. Такая операция улучшает результаты лечения и уменьшает сроки послеоперационного периода. В настоящее время эндоскопически оперируются некоторые вида гидроцефалии, удаляются опухоли, расположенные в желудочках мозга. А главное, мы перестали отправлять больных с аденомами гипофиза в федеральные нейрохирургические центры. Все эти больные оперируются на нашей базе эндоскопически трансназально (через нос, – Прим. авт.). Применение все новых и новых технологий, инструментов, гемостатических материалов позволяет нейрохирургам помогать пациентам возвращаться к полноценной жизни по максимуму.

Как сообщалось ранее, руководитель Федерального центра нейрохирургии в Тюмени, депутат Тюменской областной думы, почетный гражданин Тюмени и Заслуженный врач РФ Альберт Суфианов рассказал об особенностях своей работы. Подробнее читайте: Нейрохирург: Нельзя бросить работу на середине – после нас либо сталь, либо шлак.

Медицинская Россия © Все права защищены. Читайте нас в Яндекс Дзен.

Добавить комментарий