Курский акушер-гинеколог написал письмо омбудсмену Москальковой

Курский акушер-гинеколог написал письмо омбудсмену Москальковой

0
3
Курский акушер-гинеколог написал письмо омбудсмену Москальковой

Акушеру-гинекологу Сергею Акулинину, трудившемуся в Глушковской ЦРБ Курской области, вменяется вина в ненадлежащем оказании медицинской помощи пациентке, в результате чего его ребенок стал инвалидом. Врач, якобы, вовремя не выполнил ей операцию кесарева сечения в связи с преждевременной отслойкой плаценты. Однако сам Акулинин убежден, что арестован незаконно, поскольку пациентка нуждалась в дообследовании, анестезиолог-реаниматолог, необходимый для проведения оперативного родоразрешения, отсутствовал на рабочем месте, да и сам обвиняемый де юре не являлся лечащим врачом женщины, поскольку заведующая отделением была в отпуске и исполняющий ее обязанности не был назначен, а соответственно, некому было прикрепить к нему пациентку. Пациентка была родоразрешена, как только прибыла вызванная Акулининым выездная анестезиолого-реанимационная бригада, и, хотя девочка и родилась с признаками интранатальной гипоксии, её диагноз был связан с хронической фето-плацентарной недостаточностью и внутриутробной инфекцией. А Сергей Акулинин все делал в соответствии с приказами Минздрава и должностными инструкциями.

Органы следствия обвиняют акушера-гинеколога Сергея Акулинина из города Курск в ненадлежащем оказании медицинской помощи беременной, у которой родился ребенок, ставший впоследствии инвалидом.

Акулинин составил обращение к уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой.

(Примечание: на данный момент медик не находится в СИЗО. Как пояснила юрист ЦРБ, он находился там до момента вынесения по нему решения по уголовному делу. В связи с тем, что врач не являлся на заседания суда, а суд не мог быть проведён без него, судья принял такое решение о содержании его в СИЗО. На все заседания обвиняемый доставлялся в зал суда под конвоем. На текущий момент, как уверила нас юрист медучреждения, решение вынесено и он находится под временным ограничением свободы. По сведениям сотрудницы, заседание глушковского районного суда состоялось 9 июля – КурскТВ.РУ).

Текст обращения передал “Медицинской России” Семён Гальперин, президент «Лиги защиты врачей», куда обратился обвиняемый врач. 

«Я врач акушер-гинеколог и в настоящее время содержусь в следственном изоляторе г. Курска по сфабрикованному обвинению, поскольку позволил себе смелости активно бороться против выдвинутого в отношении меня обвинения, – начинает свое письмо Акулинин. – Я являюсь заложником ситуации, и по моему предположению, сговора руководства системы здравоохранения и территориального Росздравнадзора сделать меня виновным за допущенные ими, а также главным врачом ОБУЗ «Глушковская ЦРБ» Курской области, нарушения».

По мнению следствия, после диагностирования отслойки плаценты у беременной, Акулинин должен был провести женщине операцию кесарево сечение в экстренной форме. Однако данная операция проводится с обязательным участием врача анестезиолога-реаниматолога, а он (Зекунов В.А.) отсутствовал на рабочем месте в больнице без уважительной причины. Кроме того в медучреждении не было подходящих условий для проведения операции — запасы крови отсутствовали, а аппарат искусственной вентиляции легких находился на консервации.

Чтобы сохранить жизнь беременной и ее ребенка, врач (в соответствии с требованиями п. 47 Приказа № 572н о Порядке оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология») сообщил о ситуации специалисту, курирующему службу родовспоможения, и позвонил в территориальный акушерский дистанционный консультативный центр для согласования объема медпомощи и вызова выездной анестезиолого-реанимационной акушерской бригады для оказания экстренной и неотложной медпомощи.

В результате, были вызваны специалисты областного перинатального центра. Беременная оперативно была подготовлена к операции, ей оказывалась необходимая медицинская помощь, осуществлялось мониторирование ее и плода. Прибывшая через два часа 40 минут бригада ОПЦ в составе анестезиолога-реаниматолога, акушера-гинеколога, неонатолога, анестезистки, провела пациентке кесарево сечение и помогла родиться девочке. «Если бы я приступил к операции, то беременная и ее ребенок, скорее всего, умерли бы», – отмечает врач в обращении.

ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЯ, ПРЕДСТАВЛЕННАЯ ВРАЧОМ СЕРГЕЕМ АКУЛИНИНЫМ

17.01.2014 в женскую консультацию ОБУЗ «Глушковской ЦРБ» на учет по беременности принята Н., 1974 года рождения, диагноз – рубец на матке, возраст, НЦД по гипертоническому типу, медаборты, ОАГА, НЖО II степени, хронический пиелонефрит.

В женской консультации Н. наблюдалась у акушера-гинеколога Щербаковой Н.А., состояла в региональной информационной системе автоматизации родовспоможения (РИСАР) и прослеживалась по этой системе сотрудниками областного перинатального центра (ОПЦ) Курска, которые ни разу не вызывали ее на обследование.

04.08.2014 зав. поликлиникой, врачом акушером-гинекологом женской консультации ОБУЗ «Глушковская ЦРБ» Душкиной С.В., в связи с жалобами на болезненность в нижних отделах живота, Н. направлена на стационарное лечение в акушерский стационар 1 уровня ОБУЗ «Глушковская ЦРБ», с диагнозом 36 недель, ОАГА, рубец на матке, угроза преждевременных родов, ХФПН, гестационная гипертензия первой степени, НЖО 1-2 степени, хронический пиелонефрит, куда поступила в 15 часов 30 минут без амбулаторного дообследования, согласования с администрацией больницы (заведующий отделением в отпуске) и с ОПЦ Курска.

«После чего я стал оказывать ей медицинскую помощь и проводить дообследование, так как пациентка не имела полного клинико – лабораторного обследования и диагноз при направлении не соответствовал объективным данным и степени риска указанного в обменно-учетной карте беременной (средняя степень под вопросом по данным медицинской статистической форме)».

С учетом отягощающих акушерско-гинекологических факторов медицинская помощь Н. должна быть оказана в акушерских стационарах второй или третьей группы, куда ее необходимо было направить заблаговременно врачом женской консультации. А ОБУЗ «Глушковская ЦРБ» относится к медицинскому учреждению первой группы. «При этом лечащим врачом Н. я не являлся, так как главным врачом и заведующей акушерско-гинекологического отделения больницы я не назначался ее лечащим врачом». 

Заведующая акушерско-гинекологического отделения ОБУЗ «Глушковская ЦРБ» Щербакова находилась в отпуске с 15.07.2014 по 11.08.2014 и ее обязанности главным врачом – Щербаковым В.В. на кого не возлагались, и акушерско-гинекологическое отделение не было закрытым. Во время отпуска Щербаковой ее обязанности и соответственно организационно-распорядительные функции в отделении никто не исполнял.

«Лечащего врача у Н. не было, но поскольку ей необходимо было оказывать медицинскую помощь, то эту помощь стал оказывать я как медицинский работник».

06.08.2014 в 07 часов 00 минут у Н. ухудшилось самочувствие, появилась резкая слабость, тошнота, бледность кожных покровов, о чем дежурной акушеркой была поставлена в известность находящаяся дома дежурная врач акушер-гинеколог Душкина, которая в нарушение должностной инструкции не явилась в стационар для оказания медицинской помощи беременной, а дала указание акушерке поставить последней, согласно предыдущим назначениям, капельницу «магния сульфата 25 %». При этом записи в истории родов осмотра беременной и назначенного лечения не проводились и в дальнейшем беременная не наблюдалась.

06.08.2014 после начала рабочей смены в 08 часов 15 минут во время планерки дежурная сменная акушерка Негода Е.Д. сообщила Акулинину об ухудшении состояния беременной, и наличии у неё кровомазания при принятии дежурства от дежурной акушерки Буцень С.Е., после чего Акулинин немедленно явился к беременной.

«Поскольку акушер-гинеколог Душкина (работавшая в стационаре больницы), и.о. главного врача Гречаниченко, хирург Душкин и другие врачи самоустранилась от оказания помощи Н., медицинскую помощь стал оказывать ей я. Согласно графику работы врачей гинекологов, я должен был с 08-00 до 11-48 осуществлять акушерский и гинекологический прием в женской консультации, а не находиться в стационаре больницы. То есть я не был дежурным акушером-гинекологом акушерско-гинекологического отделения больницы, а работал в ином структурном подразделении – женской консультации».

После осмотра беременной врач установил у нее подозрение на отслойку плаценты. Она нуждалась в неотложном проведении дообследования в условиях развернутой операционной и проведении оперативного родоразрешения- кесарево сечение по неотложным показаниям. На тот момент согласно объективным клинико-лабораторным данным беременная находилась в стабильном, относительно удовлетворительном состоянии, её жизни ничего не угрожало. Штатный врач анестезиолог–реаниматолог, заведующая акушерско-гинекологического отделения и запас компонентов крови отсутствовали в больнице. Аппарат искусственной вентиляции легких был законсервирован. Указанные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии условий для проведения Н. операции «кесарево сечение».

При этом врачом анестезиологом-реаниматологом в ОБУЗ «Глушковская ЦРБ» по совместительству 06.08.2014 с 08 часов 00 минут до 11 часов 48 минут работал анестезиолог-реаниматолог ОБУЗ «Рыльская ЦРБ» Зекунов, который без уважительной причины отсутствовал на рабочем месте в ОБУЗ «Глушковская ЦРБ», но вместе с тем получил заработную плату за этот день.


«Я предпринимал меры, чтобы сообщить о ситуации и.о. главного врача Гречаниченко, но на территории больницы его не было, его мобильный телефон был отключен.


О ситуации я доложил начмеду Ткачевой, и нами в соответствии с требованиями п. 47 Приказа Минздрава было принято решение вызвать врачей областного перинатального центра для проведения Н. родоразрешения путем кесарева сечения. Примерно в 8 часов 30 минут о сложившейся ситуации было доложено в Курский ОПЦ для вызова выездной анестезиолого-реанимационной акушерской бригады».

Беременная была оперативно подготовлена к операции и ей оказывалась необходимая медицинская помощь в условиях развернутой операционной с проведением мониторирования жизненно важных функций организма, лабораторного контроля, состояния плода. После прибытия санавиации в 11 часов 10 минут специалисты выездной анестезиолого-реанимационной акушерской бригады ОПЦ провели пациентке операцию «кесарево сечение». Ребенок родился с признаками перинатальной гипоксии, который в возрасте одного года и трех месяцев стал инвалидом, в связи с осложнениями перинатальной гипоксии на фоне длительной хронической фетоплацентарной недостаточности, внутриутробного инфицирования, постнатальными осложнениями.

На момент проведения операции согласно истории родов и объективным данным Н. находилась в стабильном состоянии средней тяжести. С момента динамического наблюдения до приезда бригады ОПЦ ее кровопотеря составила около 180-200 мл. То есть ее жизни ничего не угрожало, в проведении операции кесарево сечение в экстренной форме она не нуждалась. 

СТАНДАРТЫ, ПРИКАЗЫ И ЭКСПЕРТИЗА

Согласно Стандартам, медицинская помощь при отслойке плаценты оказывается как в экстренной так и неотложной помощи, и временные промежутки законодательно не установлены.

Невиновность Акулинина подтверждена решением Глушковского районного суда Курской области, по которому в пользу пациентки взысканы денежные средства в размере одного миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда. Суд посчитал, что после отслойки плаценты женщине необходимо было провести кесарево сечение в экстренной форме, а задержка в проведении родоразрешения через 3 часа привела к рождению ребенка с асфиксией, который стал инвалидом.

По уголовному делу в ОБУЗ «БСМЭ» комитета здравоохранения Курской области проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, согласно выводам которой, задержка около 3 часов в проведении беременной операции «кесарево сечение» была вызвана отсутствием в ОБУЗ «Глушковская ЦРБ» врача анестезиолога-реаниматолога и оперирующей акушерско-гинекологической бригады.

При этом экспертам не предоставлялись сведения о том, что работавший по совместительству в ОБУЗ «Глушковская ЦРБ» анестезиолог-реаниматолог отсутствовал на рабочем месте без уважительной причины.

Однако указанная экспертиза не устроила следствие, в связи с чем была назначена дополнительная комплексная судебно-медицинская экспертиза в КУ Ханты-Мансийского автономного округа «БСМЭ». В заключение новой экспертизы уже нет выводов предыдущей экспертизы о том, что задержка в проведении беременной операции «кесарево сечение» была вызвана отсутствием в больнице врача анестезиолога-реаниматолога и оперирующей акушерско-гинекологической бригады.

Теперь, согласно выводам новой экспертизы, медицинским работником дежурным акушером-гинекологом беременной необходимо было провести операцию «кесарево сечение» в экстренной форме. При этом данный вывод не аргументирован, отсутствуют ссылки на нормативные документы по здравоохранению.

«Также считаю необходимым отметить, что экспертам также не предоставлялись сведения о том, что работавший по совместительству анестезиолог-реаниматолог Зекунов отсутствовал на рабочем месте без уважительной причины.
Вывод эксперта о необходимости проведения операции дежурным акушером-гинекологом некорректен. Ни в одном нормативном акте по здравоохранению не дается определения дежурного врача. Я не являлся 06.08.2014 дежурным акушером-гинекологом ОБУЗ «Глушковская ЦРБ», в соответствии с графиком работы врачей гинекологов с 08-00 до 11-48 часов я должен был осуществлять акушерский и гинекологический прием в женской консультации, а не в стационаре больницы. В этот день в стационаре больницы работала дежурный врач акушер-гинеколог Душкина. Таким образом, исходя из выводов комплексной судебно-медицинской экспертизы, именно Душкина, как врач акушер-гинеколог стационара ОБУЗ «Глушковская ЦРБ», должна была провести беременной операцию кесарево сечение».

В соответствии с частью 1, 2 статьи 37 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” медицинская помощь организуется и оказывается в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, обязательными для исполнения на территории РФ всеми медицинскими организациями, а также на основе стандартов медицинской помощи.


Порядки оказания медицинской помощи и стандарты медицинской помощи утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.


Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 01.11.2012 N 572н утвержден Порядок оказания медицинской помощи по профилю “акушерство и гинекология” (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)”, который регулирует вопросы оказания медицинской помощи по профилю “акушерство и гинекология (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)”.
Действие Порядка распространяется на медицинские организации, оказывающие акушерско-гинекологическую медицинскую помощь, независимо от форм собственности.

При преждевременной отслойке нормально расположенной плаценты медицинская помощь оказывается согласно «Стандарту специализированной медицинской помощи при преждевременной отслойке нормально расположенной плаценты», утвержденному приказом МЗ РФ от 07.11.2012 № 600Н. 

«Следствие вменяет мне нарушения требований Приказа МЗ РФ от 01.11.2012 № 572н о Порядке оказания медицинской помощи по профилю “акушерство и гинекология” (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)”, Приказа комитета здравоохранения Курской области от 20.06.2013 № 186 о Положении оказания медицинской помощи по профилю “акушерство и гинекология” (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)” на территории Курской области, не конкретизируя какие именно положения мной нарушены. Однако при оказании медицинской помощи беременной Н. я действовал в соответствии с требования вышеуказанных приказов», – подчеркивает врач.

Пунктом 47 Приказа Минздрава России от 01.11.2012 N 572н закреплено, что при неотложных состояниях (в котором находилась Н.) при поступлении беременной женщины, роженицы или родильницы в медицинскую организацию, после оценки тяжести состояния беременной женщины, роженицы или родильницы и установления предварительного диагноза, врач, оказывающий ей медицинскую помощь, сообщает о ситуации специалисту органа государственной власти субъекта РФ в сфере охраны здоровья, курирующему службу родовспоможения, и в территориальный акушерский дистанционный консультативный центр для согласования объема медицинской помощи и вызова выездной анестезиолого-реанимационной акушерской бригады для оказания экстренной и неотложной медицинской помощи.

«Я незамедлительно после диагностирования отслойки плаценты в соответствии с требованиями Минздрава и Приказа комитета здравоохранения Курской области, вызвал из дистанционного консультативного центра областного перинатального центра Курска выездную анестезиолого-реанимационную акушерскую бригаду для оказания экстренной и неотложной медицинской помощи беременной, развернул операционную, подготовил женщин к оперативному родоразрешению, определил её интенсивное наблюдение и лечение до приезда бригады ОПЦ».

Кроме того, выводы экспертиз о необходимости проведения беременной Н. операции кесарево сечение в экстренной форме не основаны на документах по здравоохранению.


В соответствии с Приказом Минздрава России от 06.11.2012 N 583н “Об утверждении стандарта специализированной медицинской помощи при родоразрешении посредством кесарева сечения” медицинская помощь при родоразрешении посредством кесарева сечения оказывается в плановой, экстренной и неотложной помощи.


В соответствии с Приказом Минздрава России от 07.11.2012 N 600н “Об утверждении стандарта специализированной медицинской помощи при преждевременной отслойке нормально расположенной плаценты” медицинская помощь при отслойке плаценты может быть оказана как в экстренной, так и в неотложной форме.


Согласно Приказу Минздрава России от 01.11.2012 N 572н “Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю “акушерство и гинекология (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)” при осложнении родов в результате преждевременной отслойки плаценты родоразрешение возможно как через естественные пути, так и путем проведения кесарева сечения.


Сам факт отслойки плаценты не является безусловным основанием для проведения операции «кесарево сечение».

Согласно части 4 статьи 32 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” формами оказания медицинской помощи являются:
1) экстренная – медицинская помощь, оказываемая при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента;
2) неотложная – медицинская помощь, оказываемая при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний без явных признаков угрозы жизни пациента.
Из истории родов и объективных данных следует, что Н. находилась в стабильном состоянии средней тяжести, угрозы ее жизни не было. С момента динамического наблюдения до приезда бригады ОПЦ ее кровопотеря составила около 180-200 мл (кровомазания за весь период до операции)».

«Таким образом, единственным доказательством якобы моей виновности является заключение КУ Ханты-Мансийского автономного округа «БСМЭ». На обращение о разъяснении выводов экспертизы, в том числе о том, кто являлся дежурным акушером-гинекологом (Душкина или Акулинин), каким образом акушер-гинеколог мог в отсутствии врача анестезиолога-реаниматолога провести кесарево сечение, и имеется ли причинная связь между отсутствием без уважительной причины анестезиолога-реаниматолога Зекунова на рабочем месте и задержке в проведении Н. кесарева сечения, из КУ Ханты-Мансийского автономного округа «БСМЭ» получена отписка, что суд разберется.

НАШЛИ КРАЙНЕГО

Самое интересное кроется в том, что в день родоразрешения Н. в больнице должен был находиться врач анестезиолог-реаниматолог Зекунов, который является штатным врачом в Рыльской ЦРБ, но в то время, в том числе 06.08.2014, работал по совместительству в Глушковской ЦРБ. Однако именно отсутствие без уважительной причины на рабочем месте в Глушковской ЦРБ врача анестезиолога-реаниматолога Зекунова привело к задержке родоразрешения Н. 

Факт отсутствия без уважительной причины Зекунова на рабочем месте подтверждается трудовым договором Зекунова и Глушковской ЦРБ, табелем учета использования рабочего времени и подсчета заработка (документы прилагаются). Согласно этим документам Зекунов день произошедшего с Н. находился на рабочем месте и получил за это заработную плату, но почему-то не оказал Н. медицинскую помощь.

Получается, что меня судят за оказание медицинской помощи Н., а Зекунова, по вине которого не была проведена операция кесарево сечение, от уголовной ответственности освободили». 

Руководитель Рыльского межрайонного следственного отдела и руководитель следственного управления СКР по Курской области отказались привлекать Зекунова к уголовной ответственности, прокуратура Курской области тоже никак не отреагировала. Кроме того, факт отсутствия Зекунова на рабочем месте следствие сокрыло от экспертов. В заключении Ханты-Мансийских экспертов не отражен указанный факт, материалы уголовного дела им не направлялись и ими не изучались. 

«Соответственно, выводы были бы иными. Суд, как было указано выше, в вызове экспертов отказал, чтобы им не были заданы каверзные вопросы. Еще суд, конечно же, отказал в назначении повторной экспертизы. Нельзя же сдавать главврача, да и прокурора со следователем, – добавляет доктор. – С кем бы я ни разговаривал, в основном с медицинскими работниками, все говорили, что случай со мной является вопиющей несправедливостью, и вина за произошедшее лежит на главном враче больницы.


Кроме того, следствие (можете почитать постановление о привлечении в качестве обвиняемого) должно конкретизировать обвинение, то есть указать какие нормативные акты по здравоохранению нарушены мной. Так как эксперты сослались как на невыполнение, так и на выполнение Приказов и Стандартов, то они должны были дать разъяснения. Но судья об их вызове в судебное заседание и допросе отказала. Как, впрочем, и во всех ходатайствах.

Как я уже говорил, по мнению следствия и прокурора я должен был провести Н. операцию кесарево сечение в экстренной форме. Вместе с тем приказы № 572Н, 583Н, 600Н свидетельствуют, что при отслойке плаценты медицинская помощь оказывается как в экстренной, так и неотложной форме. 


Кроме того, есть судебная практика, подтверждающая мою правоту. Так приговором Новгородского районного суда Новгородской области № 1-17/2015 1301/2014 от 03.02.2015 врач акушер-гинеколог была признана виновной в смерти беременной и ребенка, поскольку при отслойке плаценты без достаточных на то оснований провела операции кесарево сечение в экстренной форме. Этот приговор является подтверждением того, что сам факт отслойки плаценты не является основанием для проведения роженице кесарево сечения в экстренной форме. Это лишь факты касательно основной медицинской составляющей уголовного дела».

Вместе с тем следователем сфальсифицированы доказательства уголовного дела, что подтверждается проведенной процессуальной проверкой. Но вместе с тем проверка только констатировала факт нарушений и не более, на рассмотрении дела это никак не сказывается, следователь продолжает работать.

«Уважаемая Татьяна Николаевна, Вы по образованию юрист. Я не обращаю внимание на фальсификацию протокола ознакомления меня с материалами уголовного дела, и дачей заведомо ложных показаний в суде следователем и потерпевшей. Я лишь прошу о НЕЗАВИСИМОМ, БЕСПРИСТРАСТНОМ И ОБЪЕКТИВНОМ суде.

Прошу Вас, в соответствии с компетенцией, ознакомиться с моим уголовным делом, провести независимую экспертизу (при возможности в РЦСМЭ), взять под личный и на общественный контроль ход рассмотрения уголовного дела судом и обеспечить СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТЬ и независимость процесса, соблюдение прав, установленных Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законодательством, выполнение прокуратурой, следственным управлением по Курской области, территориальным органом Росздравнадзора по Курской области, комитетом здравоохранения Курской области возложенных на них полномочий. Также прошу обратить внимание на ситуацию когда врач, вина которого не доказана, а дело сфальсифицировано (любая объективная судебно-медицинская экспертиза установит отсутствие моей вины) находится в заключении. Поскольку доводы моих многочисленных обращений по существу не проверялись, Вам вероятнее всего, будут предоставлены недостоверные сведения. Я обращался в комитет здравоохранения Курской области, Минздрав России, территориальный орган Росздравнадзора по Курской области, Росздравнадзор России, прокуратуру, следственный комитет с многочисленными обращениями о наличии либо отсутствии конкретных нарушений моих действий при оказании помощи Н. Приказам № 572Н, 583Н, 600Н Минздрава России. При этом в качестве соответствия моих действий требованиям указанных нормативных документов я ссылался на конкретные их положения. Однако ответы по существу не даны, мной были обжалованы решения руководителей комитета здравоохранения Курской области и территориального отдела Росздравнадзора по Курской области. Однако в нарушение положений ч. 6 ст. 8 59-ФЗ жалобы были направлены им на рассмотрение.


При возможности прошу лично обратиться к главам Верховного Суда Российской Федерации и Следственного комитета Российской Федерации с просьбой взять на объективное рассмотрение мое уголовное дело. Мое дело – отражение дела врача Елены Мисюриной, я привлечен к уголовной ответственности за нарушения главного врача больницы и руководства контрольных и надзорных органов системы здравоохранения Курской области», – завершил свое обращение врач акушер-гинеколог Акулинин. 

Как сообщалось ранее, психиатр из Астрахани Александр Шишлов приговорен к двум годам колонии по обвинению во врачебной халатности. Суд постановил, что будучи лечащим врачом, Шишлов выписал из стационара пациента с параноидальной шизофренией, которого нельзя было выписывать, а спустя два месяца больной убил ребёнка и напал на полицейских. Врач сейчас бьётся за свою свободу в апелляционном суде, пытаясь доказать свою непричастность к этим преступлениям. Версия защиты заключается в том, что решение о выписке подобных пациентов принимается комиссионно, а не единолично. И к тому же, пациент был в состоянии, которое допускало его выписку. Более того, прокуратура дважды возвращала дела в СК из-за недостаточных доказательств вины психиатра. Подробнее читайте: Осуждённый психиатр: “Медики – легкодоступная добыча для репрессивного госаппарата”

Медицинская Россия © Все права защищены. Читайте нас в Яндекс Дзен.

Комментариии к статье “Курский акушер-гинеколог написал письмо омбудсмену Москальковой

Добавить комментарий