Уральских врачей проверяют из-за выбросившейся пациентки

Уральских врачей проверяют из-за выбросившейся пациентки

0
0
Уральских врачей проверяют из-за выбросившейся пациентки

Екатеринбурженка выпрыгнула из окна роддома насмерть после кесарева сечения вечером 28 октября. По неофициальным данным она имела психические заболевания и нуждалась в специальном уходе.

Врачи перевели ее в реанимационную палату, где она должна была прийти в себя после операции. По словам медиков, все произошло быстро: пациентка «стремительно выбросилась из окна», пишет “E1.RU”. Медики, которые в этот момент сделать ничего не смогли. Ребенок женщины был в соседней комнате и не пострадал. Правоохранительные органы ведут проверку.

О том, что стало причиной трагедии, известно крайне мало. В самой больнице сейчас идет разбирательство. По неофициальной информации, 33-летняя пациентка страдала психическим расстройством и нуждалась в специальном уходе, которого, как правило, в обычных роддомах города нет — пациентки с психическими отклонениями наблюдаются на общих условиях, причем в некоторых случаях скрывают диагноз от врачей.

Мы спросили у директора Научно-исследовательского института охраны материнства и младенчества Галины Мальгиной и перинатального психолога института Елены Шиховой о том, что могло стать причиной трагедии, как вести себя с пациентками, у которых могут быть расстройства психики, и можно ли еще в роддоме распознать первые признаки послеродовой депрессии, чтобы не допустить случаев суицида.

Галина Мальгина, акушер-гинеколог, директор НИИ ОММ: 

— Все были в шоке, когда узнали о произошедшем [в 40-й больнице]. Мы выражаем глубокие соболезнования семье женщины и ребенку, который остался сиротой, а также коллегам в роддоме. На самом деле это стресс для всей акушерской общественности. Чем был вызван этот случай, можно ли было его предугадать, пока говорить рано. Тем не менее мы все должны быть настороже. Понимать, что женщина может повести себя непредсказуемо, потому что роды — это серьезная нагрузка, в том числе и психологическая. Я уверена, что этот случай еще раз должен насторожить всех врачей-акушеров.

Читайте также:  Матвиенко назвала реальные цифры кадрового дефицита в медицине

Послеродовые психозы в нашей практике встречались крайне редко. Три года назад у нас в отделении была пациентка, которая, как нам рассказали ее родственники, страдала шизофренией. Женщина даже не знала, что была беременна. Пациентка попала к нам с тяжелым токсикозом, который протекал во второй половине беременности, а после родов произошло обострение ее психического заболевания. Врачи знали о диагнозе и, конечно, были настороже. Поселили ее в отдельную палату, в которой она была вместе с родственниками и постоянно перед глазами у медперсонала.

Мы стараемся не пропускать и послеродовую депрессию, в том числе ее скрытые формы. Чаще всего подобные симптомы встречаются у пациенток после сверхранних родов. Тем не менее мы присматриваемся ко всем пациенткам, работаем с ним в послеродовом отделении. В некоторых случаях, когда видим, что женщин что-то волнует и беспокоит, мы приглашаем перинатального психолога. Своего психиатра у нас нет, поэтому, если он нужен, мы зовем специалиста со стороны.

По мировым данным, послеродовую депрессию испытывают около 10–14% женщин. То есть, по сути, каждая десятая женщина. Поэтому можно говорить, что это серьезная проблема. Один из способов предотвратить возникновение послеродовой депрессии — подготовка к родам еще на дородовом этапе. Все женщины, так или иначе, испытывают стресс перед родами. И чем больше психологически они будут адаптированы к родам, тем меньше вероятность развития послеродовой депрессии. Именно поэтому у нас постоянно работает школа подготовки к родам.

Елена Шихова, перинатальный психолог НИИ ОММ: 

Читайте также:  Медики отрицают официальную статистику о диспансеризации

— Беременность сама по себе — это всегда провокация. Если у пациентки есть какие-то психологические или соматические отклонения, то беременность может спровоцировать ухудшение состояния. Пациенток с психиатрическими заболеваниями, даже если они не говорят прямо о своем диагнозе, можно постараться распознать. У них могут быть отклонения. В таких случаях врач обращается к психиатру. Тот уже регулирует состояние женщины с помощью медикаментозного лечения. В любом случае такие пациентки во всех больницах всегда находятся на особом контроле, под постоянным наблюдением медперсонала. Это даже не обсуждается.

Нужно находить возможность, чтобы рядом с такими пациентками были их родственники. Люди, которых они хорошо знают, которым доверяют. Это мать, муж, сестра. Когда у нас была пациентка с диагнозом «шизофрения», рядом с ней находилась ее мама. Пациентка находилась в отдельной палате. Когда у нее появился ребенок, он нуждался в дополнительном уходе. Даже в детскую клинику мы перевели роженицу вместе с ее мамой. Как правило, в палатах окна закрываются на ключ, поэтому просто так взять и открыть их невозможно.

Если женщину привозят в родильное отделение на скорой, диагностировать суицидальные наклонности врачам может быть затруднительно. Но, как правило, это считывается с поведения пациентки. Она может вести себя суетливо или, наоборот, быть в подавленном, заторможенном состоянии. Другое дело, когда пациентка наблюдается в стационаре до родов. Тогда врачи могут понаблюдать за ее поведением, собрать всю необходимую информацию — в браке ли она, какие у нее отношения с мужем или с партнером. Это все фиксируется.

Читайте также:  В Пензе медика ударили по голове

Есть конкретные сигналы, по которым можно понять, что с женщиной происходит что-то не то и она нуждается в помощи психолога, который может заметить первые признаки послеродовой депрессии.Это внешний вид женщины. Акушерки всегда смотрят, следит ли женщина за собой, соблюдает ли элементарные правила гигиены и т. д. Нужно обратить внимание на то, спит ли женщина и ест ли она.

После родов в организм молодой мамы выбрасывается колоссальное количество гормонов. Происходит гормональный взрыв. Благодаря этому пациентка может спать час в сутки и при этом не чувствовать себя разбитой. Но, если ребенок спокойно спит, а она нет, это повод присмотреться к ней. Все это отслеживает медперсонал. Бывает, что женщина не спит по двое суток, даже когда спит ее ребенок. Это уже повод встревожиться.

Похожая ситуация, как в 40-й больнице, была в Москве. Но там за историей стояла серьезная семейная проблема. К своей супруге, тоже молодой женщине, муж относился пренебрежительно. Отказался забирать ее из роддома. Что стоит за историей этой женщины, пока неизвестно. Но обычно послеродовая депрессия разворачивается во времени, поэтому в этом случае, скорее всего, речь может идти об остром состоянии, спрогнозировать которое было трудно.

Loading...

Медицинская Россия © Все права защищены.

Добавить комментарий